Горячая линия:
Москва
Центральный офис:
Контакты Дилеры

У евразийской интеграции закончился «медовый месяц»

Опрос населения стран СНГ и государств, входящих в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), показал, что евразийская интеграция востребована и в 2016 году. В целом уровень ее поддержки превышает 60%. Однако в большинстве стран он в последний год снижался. Таковы результаты ежегодного исследования «Интеграционный барометр ЕАБР». Эксперты связывают снижение поддержки в некоторых странах с экономическими сложностями, которые испытывают все государства, в том числе Россия в качестве центра силы интеграции. Однако перспективы у объединения большие, хотя процесс и займет не один год.

За исключением Армении в странах — членах ЕАЭС доли положительных оценок евразийской интеграции в 2016 году составили более 60%: от 63% в Белоруссии до 81% в Киргизии. Такие результаты были получены в ходе исследования («Известия» первыми ознакомились с документом) Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЦИИ ЕАБР) «Интеграционный барометр ЕАБР». В 2016 году участие в опросе приняли 8,5 тыс. граждан в семи странах СНГ: Армении, Белоруссии, Казахстане, Киргизии, Молдавии, России и Таджикистане.

Исследователи зафиксировали неоднородную динамику в разных странах. Так, в Белоруссии выявлен рост общественной поддержки евразийской интеграции за год — с 60 до 63%. В остальных странах — членах союза за минувший год произошло снижение общественной поддержки участия в ЕАЭС: в Киргизии — с 86 до 81%, в Казахстане — с 80 до 74%, в России — с 78 до 69%, а в Армении — с 56 до 46%. Почти во всех случаях снижение уровня поддержки евразийской интеграции произошло за счет роста доли относящихся безразлично, а в Армении, в том числе, и за счет роста отрицательных оценок (на 5 п.п.).

— «Медовый месяц» евразийской интеграции закончился, — отметил директор ЦИИ ЕАБР Евгений Винокуров. — Граждане всё чаще начинают оценивать текущее состояние, конкретные результаты интеграции, то, как она влияет на их жизни.

Эксперты, опрошенные «Известиями», также считают, что на смену взрывному эффекту от интеграции в виде Таможенного союза 2012 года пришли бытовые проблемы, которые связаны с мировым экономическим кризисом.

— Когда снялись барьеры, то эффект от такого единого пространства оказался зримым и ощутимым. И это привело к синдрому завышенных ожиданий — страны-члены посчитали, что дальше будет только лучше. Но всегда есть предел эффектов. Тем более что мировой сырьевой кризис привел к ухудшению экономического состояния, что и породило фрустрацию во многих странах, — прокомментировал заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин.

Он отмечает, что подобная ситуация характерна, в частности, для Казахстана.

— Кризис на мировых сырьевых рынках ударил по Казахстану больше, чем по России. Страна пережила две девальвации, снижение социальных расходов, рост цен. Впервые в новейшей истории в Алма-Ате зафиксировано падение цен на недвижимость. Это, прежде всего, ударило по среднему классу, который определяет общественное мнение. При этом двадцать лет в сознание казахов внедрялась мысль, что нефть всегда будет дорогая, поэтому полученными от ее продажи деньгами можно будет решить любую проблему. Когда сырьевые цены упали, то люди ощутили надлом, — сказал эксперт.

При этом он советует обратить внимание на Киргизию, где уровень поддержки выше, чем в Казахстане. Андрей Грозин поясняет, что это государство сильно выиграло от вступления в ЕАЭС на уровне трудовых ресурсов. Мигранты из Киргизии получили преференции при устройстве на работу в странах, входящих в ЕАЭС, в том числе и в России. Какие-либо квоты для граждан этой республики на сегодняшний день отсутствуют, они могут не покупать патенты на работу, освобождены от сдачи экзаменов на знание русского языка, истории и законов нашей страны.

Впрочем, и в этом случае есть несовпадение завышенных ожиданий с тем, что произошло после падения сырьевых цен. Например, уточняет эксперт, в Киргизии были уверены, что экономическое чудо произойдет за год. В других странах проблемы возникли и от снижения товарооборота.

— Но это проблема не интеграции, а мировых экономических процессов. Если бы цена на нефть была на прежнем уровне, то было бы больше оптимизма. А мировая конъюнктура перевела людей в область большего реализма, — подчеркнул Андрей Грозин.

Снижение поддержки в Армении эксперты также связывают с изменением экономической ситуации.

— Вступление в союз Армении совпало с ухудшением социально-экономического положения России, от которой это государство сильно зависит в плане денежных трансфертов, валютного курса. Рубль упал, а драм нет, что привело к снижению товарооборота. Государство тоже вынуждено было девальвировать свою денежную единицу. Эти минусы связывают с вступлением в союз, — полагает эксперт Российского института стратегических исследований Константин Тасиц.

По его мнению, только сейчас, когда потоки начали восстанавливаться, Армении стали заметны и плюсы от участия в союзе. Кроме того, эксперт отмечает, что есть и еще один аспект, почему в этом государстве более чем в других, снизилась поддержка евразийской интеграции. Он считает, что это связано с тем, что армяне воспринимали Россию как политического союзника, поэтому после обострения ситуации в Нагорном Карабахе в апреле этого года они ожидали, что РФ однозначно выступит на их стороне.

— При этом Россия выступила как посредник, содействуя в мирном урегулировании конфликта. Это было использовано различными прозападными СМИ для педалирования и усугубления разногласий, — указывает Константин Тасиц.

Однако подчеркивает он, Россия поставила в Армению высокоточное оружие, что отчасти сбалансировало ситуацию.

Как считает Константин Тасиц, дальнейшая интеграция будет зависеть от того, насколько быстро наши страны преодолеют социально-экономические проблемы. По словам эксперта, сегодня сохраняется очень сильная поддержка процесса интеграции на низовом уровне со стороны большого количества трудовых мигрантов и их семей.

Андрей Грозин тоже уверен, что перспективы у интеграции высокие, учитывая глубокие взаимосвязи со всеми странами, входящими в ЕАЭС. Ей, в частности, будет способствовать и процесс импортозамещения, причем не только в России, но и в Казахстане и Белоруссии (а эта страна получает выгоду и от использования льгот на сырье и российского рынка). Но полноценного эффекта следует ждать не ранее чем через пять лет. Впрочем, как и достижений от евразийской интеграции.

— ЕАЭС — молодой союз, фактически младенец, от которого нельзя требовать достижений высокого спорта. И это осознание постепенно приходит в страны-участники, — полагает Андрей Грозин.

О перспективах расширения ЕАЭС за счет новых стран-участников говорит хотя бы тот факт, что, например, в Таджикистане, который является наиболее реалистичным кандидатом, общественная поддержка потенциального вступления в союз в 2016 году составила 68%. Такой уровень, отмечают исследователи, создает комфортные условия для потенциального политического решения.

Комментарии
Мы будем рады любым предложениям и замечаниям по работе и содержанию сайта www.alta.ru.
Помогите нам стать лучше!
Страница: Статьи