Горячая линия:
Москва
Центральный офис:
Контакты Дилеры
онлайн-справочник

Письмо Государственного Таможенного Комитета Российской Федерации от 03.04.2001 № 27-19/12274

             Письмо ГТК России от 3 апреля 2001 г. N 27-19/12274
            
                            О НАПРАВЛЕНИИ ОБЗОРА
                                                          
     Для   использования    в   практической    деятельности   направляем
подготовленный   Управлением  контроля   соблюдения  законодательства   в
таможенном  деле  ГТК  России обзор  работы  управления  по  рассмотрению
постановлений таможенных органов в порядке статьи  373 ТК России, а также
обращений   таможенных   органов   по    вопросам   привлечения   лиц   к
ответственности за нарушения таможенных правил.
 
Начальник Управления контроля
соблюдения законодательства в таможенном деле,
генерал-майор таможенной службы                      А.В.КОНСТАНТИНОВ
 
 
                                                               Приложение
 
     Доставление  товара  в  таможню,   отличную  от  той,  которая  была
определена  таможенным  органом,  образует  состав  нарушения  таможенных
правил,  ответственность за  которое предусмотрена  частью  1 статьи  254
Таможенного кодекса Российской Федерации.
     2  ноября 1999  года товар,  перемещаемый  "Mega Trans  Uluslararasi
Nakliyat  Tic.   Ve  San.   A.S."  по   CARNET  TIR   28036471,  согласно
направляющему  штампу Новороссийской  таможни  направлен для  дальнейшего
таможенного   оформления  в   Московскую   западную   таможню.  Товар   в
установленные сроки в определенное  таможенным органом место перевозчиком
доставлен  не  был. По  данному  факту  Московской западной  таможней  17
ноября 1999 года  заведено дело о нарушении таможенных правил  по части 1
статьи 254 Таможенного кодекса Российской Федерации.
     Из материалов  дела усматривается,  что товар  - упаковочная  бумага
парафинированная с  красочной печатью для упаковки  кондитерских изделий,
пленка   из  полипропилена,   направленный   в   адрес  ОАО   "Московская
кондитерская   фабрика  "Красный   октябрь",  перевозчиком   "Mega  Trans
Uluslararasi Nakliyat  Tic. Ve  San. A.S."  доставлен в  Московскую южную
таможню,  что  подтверждается  служебными отметками  данного  таможенного
органа  в  CMR   и  CARNET  TIR  и  Свидетельством  N   А  05252/10062  о
подтверждении доставки товаров под таможенным  контролем от 9 ноября 1999
года. Учитывая все  обстоятельства дела, Московской западной  таможней 30
декабря 1999 года  принято решение о признании  организации - перевозчика
"Mega  Trans  Uluslararasi  Nakliyat   Tic.  Ve  San.  A.S."  совершившей
правонарушение, ответственность за которое  предусмотрена частью 1 статьи
254  Таможенного  кодекса  Российской  Федерации,  с  наложением  на  нее
взыскания ниже низшего предела, предусмотренного санкцией данной статьи.
     20 марта  2000 года Московским таможенным  управлением постановление
Московской  западной   таможни  отменено   в  связи   с  односторонностью
производства   по   делу   и  несоответствием   выводов,   изложенных   в
постановлении, фактическим обстоятельствам дела, дело прекращено.
     17    апреля    2000    года   Управлением    контроля    соблюдения
законодательства  в  таможенном  деле ГТК  России  вышеназванное  решение
Московского  таможенного  управления отменено,  постановление  Московской
западной таможни оставлено без изменения по следующим основаниям.
     Статьей 140 Таможенного кодекса  Российской Федерации на перевозчика
возложена   обязанность  доставить   товары,   транспортные  средства   и
документы на  них без  какого-либо изменения  их упаковки  или состояния,
кроме изменений вследствие естественного износа  или убыли при нормальных
условиях транспортировки и хранения, без  использования в каких-либо иных
целях,  кроме  доставки,  и по  установленным  маршрутам  в  определенное
таможенным органом место и находиться в этом месте после прибытия.
     Ответственность  за недоставление  товаров  и транспортных  средств,
находящихся под  таможенным контролем,  в место,  определенное таможенным
органом,   предусмотрена  частью   1  статьи   254  Таможенного   кодекса
Российской Федерации, предусматривающей наложение штрафа  в размере от 50
до 100  процентов стоимости  товаров и  транспортных средств,  являющихся
непосредственным  объектом  правонарушения,   с  возможностью  применения
дополнительного взыскания  в виде  конфискации, взыскания  стоимости этих
товаров    и   транспортных    средств   либо    отзыва   лицензии    или
квалификационного аттестата.
     В  соответствии   с  таможенным  законодательством   основанием  для
привлечения  юридических лиц  к  ответственности  служит факт  совершения
правонарушения (ст. 231, 321 ТК РФ).  В данном случае факт правонарушения
выразился в недоставлении транспортной  компанией Mega Trans Uluslararasi
Nakliyat  Tic. Ve  San.  A.S." товара  в  место, определенное  таможенным
органом  (Московская   западная  таможня),  и   полностью  подтверждается
материалами дела о нарушении таможенных правил.
     Доставление  перевозчиком   товара  не  в   определенное  таможенным
органом  место,  а  в  таможню,  где  грузополучатель  зарегистрирован  в
качестве  участника  внешнеэкономической   деятельности,  может  являться
обстоятельством,  существенно  снижающим степень  общественной  опасности
деяния,  но  не  исключающим   ответственность  за  нарушение  таможенных
правил, исчерпывающий перечень которых приведен  в статье 291 Таможенного
кодекса Российской Федерации.
     При   таких   обстоятельствах  прекращение   Московским   таможенным
управлением  дела  о нарушении  таможенных  правил  в отношении  фирмы  -
перевозчика  "Mega  Trans  Uluslararasi   Nakliyat  Tic.  Ve  San.  A.S."
представляется неправомерным.
     Помещение  железной  дорогой  товара на  склад  временного  хранения
после истечения установленных сроков доставки  при условии их поступления
на  станцию   назначения  до  истечения  указанного   срока  не  является
нарушением таможенных правил.
     Южное  таможенное   управление  обратилось  в   Управление  контроля
соблюдения  законодательства в  таможенном  деле  ГТК России  с  запросом
относительно   сроков  доставки   товаров,  перевозимых   железнодорожным
транспортом, в связи с чем необходимо отметить следующее.
     В  соответствии  с  пунктом   1.3  Положения  о  временном  хранении
(складах временного  хранения), утвержденного  Приказом ГТК  России от  7
октября 1993 года  N 388, местом доставки товаров  и транспортных средств
может  быть   только  склад   временного  хранения.   Норма  аналогичного
содержания  закреплена   в  пункте   2.1  Правил  доставки   товаров  под
таможенным контролем,  утвержденных Приказом  ГТК России  от 20  мая 1996
года  N 304.  При этом  указанными Положением  и Правилами  предусмотрена
возможность  доставки   товаров  в  иные  места,   если  это  установлено
нормативными правовыми актами по таможенному делу.
     Так,  пунктами 8.1  и  8.3 Правил  доставки  товаров под  таможенным
контролем   определено,  что   местами   доставки  товаров,   перевозимых
железнодорожным  транспортом,   являются  станции   назначения,  товаров,
перевозимых  морским   и  речным  транспортом,  -   порты  назначения,  а
воздушным транспортом - аэропорты, на  территории которых имеются склады.
Приведенные  нормы не  противоречат общему  положению,  в соответствии  с
которым  товары и  транспортные средства  должны  доставляться на  склады
временного  хранения, а  в  определенных  законом пределах  устанавливают
особенности доставки товаров отдельными видами транспорта.
     Учитывая изложенное,  привлечение железной дороги  к ответственности
по части 3 статьи 254 Таможенного  кодекса Российской Федерации в случае,
если  товар,  поступивший  на   станцию  назначения  до  истечения  срока
доставки,  помещается  на  склад   временного  хранения  после  истечения
установленного срока, представляется неправомерным.
     Лицо не  может быть привлечено к  ответственности по части  1 статьи
271  Таможенного   кодекса  Российской  Федерации  в   случае  подачи  им
таможенной декларации с заявлением иного таможенного режима.
     В практике таможенных органов возник  вопрос, возможно ли применение
части 1  статьи 271  Таможенного кодекса  Российской Федерации  в случае,
когда  товар,  помещенный  под  таможенный  режим  временного  ввоза,  по
истечении установленных  сроков обратно за  границу не вывезен,  на склад
временного хранения  не помещен, в  таможенном отношении не  оформлен, но
лицом  подана  таможенная  декларация   с  заявлением  иного  таможенного
режима.
     В  соответствии   со  статьей  73  Таможенного   кодекса  Российской
Федерации в день  истечения сроков, установленных статьей  71 Таможенного
кодекса  Российской  Федерации,  временно ввезенные  (вывезенные)  товары
должны быть  заявлены к иному таможенному  режиму либо помещены  на склад
временного  хранения,  владельцем  которого  является  таможенный  орган.
Согласно  статьям  168,  169  Таможенного  кодекса  Российской  Федерации
товары,  режим которых  изменяется,  подлежат декларированию  таможенному
органу.  Следовательно,  подавая  в   день  истечения  сроков  таможенную
декларацию, лицо,  перемещающее товары,  выполняет свои  обязательства по
завершению  таможенного режима  временного  ввоза.  Что касается  выпуска
товаров в соответствии  с заявленным таможенным режимом  ко дню истечения
срока  временного ввоза,  то  статья  73 Таможенного  кодекса  Российской
Федерации  не  устанавливает  указанное действие  в  качестве  требования
таможенного режима временного ввоза.
     Принимая во  внимание вышеизложенное, полагаем, что  привлечение лиц
к ответственности  по части 1  статьи 271 Таможенного  кодекса Российской
Федерации  в  случае  подачи таможенной  декларации  с  заявлением  иного
таможенного режима в день истечения срока временного ввоза неправомерно.
     Деяние,   выразившееся   в  незаявлении   товаров,   оформленных   в
соответствии   с  таможенным   режимом   таможенного   склада,  к   иному
таможенному  режиму либо  непомещение их  на  склад временного  хранения,
владельцем которого является таможенный  орган, образует состав нарушения
таможенных правил,  ответственность за которое предусмотрена  статьей 273
Таможенного кодекса Российской Федерации.
     Уральское  таможенное управление  обратилось  в Управление  контроля
соблюдения законодательства в таможенном деле  с просьбой дать заключение
об обоснованности квалификации действий  владельца таможенного склада, по
истечении установленного  срока не заявившего  товар к  иному таможенному
режиму и  не поместившего  его на  склад временного  хранения, владельцем
которого является  таможенный орган, по  части 1  статьи 279 и  по статье
267 Таможенного кодекса Российской Федерации.
     Под   таможенным   режимом    понимается   совокупность   положений,
определяющих для таможенных целей статус  товаров и транспортных средств,
перемещаемых через таможенную  границу Российской Федерации, в  том числе
положений, устанавливающих условия, ограничения  и требования таможенного
режима (ст. 18 ТК РФ и др.).
     Анализ норм, содержащихся в  Таможенном кодексе Российской Федерации
и иных нормативных правовых актах  по таможенному делу, позволяет сделать
вывод  о  том,  что условиями  конкретного  таможенного  режима  являются
обстоятельства, которые предопределяют  возможность использования товаров
и транспортных средств, ограничениями -  прямые либо косвенные запреты на
осуществление  с товарами  и  транспортными  средствами, помещенными  под
таможенный режим,  определенных действий,  а требованиями  - действия,  с
совершением которых  связана возможность завершения таможенного  режима в
соответствии с требованиями таможенного законодательства.
     Заявление  товаров, срок  нахождения  которых  на таможенном  складе
истек, под  иной таможенный режим либо  помещение их на  склад временного
хранения,  владельцем   которого  является  таможенный   орган,  является
требованием  таможенного  режима  таможенного склада  в  соответствии  со
статьей 43 Таможенного кодекса Российской Федерации.
     Ответственность за  несоблюдение условий,  ограничений и  требований
таможенных   режимов  предусмотрена   статьей  273   Таможенного  кодекса
Российской Федерации.
     Таким   образом,   лица,   не  заявившие   товары,   оформленные   в
соответствии   с  таможенным   режимом   таможенного   склада,  к   иному
таможенному режиму либо  не поместившие их на  склад временного хранения,
владельцем  которого является  таможенный орган,  подлежат привлечению  к
ответственности по  статье 273  Таможенного кодекса  Российской Федерации
(в части невыполнения требования таможенного режима таможенного склада).
     Квалификация подобных  деяний одновременно по  части 1 статьи  279 и
по статье 267 Таможенного кодекса  Российской Федерации не представляется
возможной  также по  той  причине, что  на  лице,  поместившем товар  под
таможенный  режим таможенного  склада,  лежит  обязанность по  выполнению
одного из действий - либо заявить  товар к иному таможенному режиму, либо
поместить его  на склад временного  хранения. Заведение дела  о нарушении
таможенных правил только по  части 1 статьи 279 или только  по статье 267
Таможенного кодекса  Российской Федерации неправомерно, поскольку  у лица
отсутствует   в  отдельности   обязанность  поместить   товар  под   иной
таможенный  режим  и  обязанность поместить  товар  на  склад  временного
хранения:  каждая из  них существует  только в  качестве альтернативы  по
отношению к другой.
     Действия  лиц,  выразившиеся  в неввозе  товаров  по  внешнеторговым
договорам, предусматривающим  помимо обмена товарами  проведение расчетов
с  использованием  денежных  или  иных  платежных  средств,  не  образуют
состава   нарушения  таможенных   правил,   ответственность  за   которое
предусмотрена статьей 273 Таможенного кодекса Российской Федерации.
     В практике таможенных  органов часто возникает вопрос  о возможности
привлечения лиц к ответственности за  неисполнение бартерной или денежной
части  внешнеторговых  договоров,  предусматривающих  одновременно  обмен
эквивалентными по стоимости товарами и осуществление денежных расчетов.
     Статья  201  Таможенного  кодекса  Российской  Федерации  закрепляет
положение,  в  соответствии  с  которым  лица  несут  ответственность  за
нарушение   валютного  законодательства   в  соответствии   с  Таможенным
кодексом  Российской Федерации  только в  случае,  когда такие  нарушения
являются одновременно нарушениями таможенных правил.
     Статья 273 Таможенного кодекса  Российской Федерации предусматривает
ответственность  за   несоблюдение  условий,  ограничений   и  требований
таможенных    режимов.   Следовательно,    для    привлечения   лица    к
ответственности  в  соответствии  с  указанной  статьей  за  неисполнение
бартерной     или     денежной    части     внешнеторгового     договора,
предусматривающего   одновременно  обмен   эквивалентными  по   стоимости
товарами  и  осуществление  денежных  расчетов,  необходимо  установление
такой обязанности в качестве требования таможенного режима экспорта.
     Согласно  пункту  7  Указа Президента  Российской  Федерации  от  18
августа 1996 года N 1209  "О государственном регулировании внешнеторговых
бартерных   сделок"   требованием   таможенного   режима   экспорта   при
перемещении  товаров  по   внешнеторговым  договорам,  включая  бартерные
сделки,  является обязательный  ввоз товаров  (работ, услуг,  результатов
интеллектуальной     деятельности),     эквивалентных    по     стоимости
экспортированным  товарам,  либо  зачисление на  счета  в  уполномоченных
банках  валютной выручки  от экспорта  товаров  в установленном  порядке.
Учитывая,  что  закрепленное  таким образом  требование  не  предполагает
одновременного  исполнения двух  обязанностей (ввезти  товар и  зачислить
валютную  выручку),   распространение  его  на   внешнеторговые  договоры
смешанного характера представляется неправомерным.
     Субъектом нарушения  таможенных правил, выражающегося  в бездействии
-  недекларировании товаров  и транспортных  средств, перемещаемых  через
таможенную  границу  Российской  Федерации, является  лицо,  перемещающее
товары, в  то время как  за недостоверное  декларирование ответственность
должно нести лицо, выступающее в качестве декларанта.
     Несмотря  на   неоднократные  разъяснения,  до   настоящего  времени
отсутствует единообразная  практика определения  субъекта ответственности
за  нарушение  таможенных  правил, выразившееся  в  недекларировании  или
недостоверном    декларировании   товаров    и   транспортных    средств,
перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации.
     Субъектом ответственности  за нарушение  таможенных правил  является
лицо,  на   которое  возложена  юридическая  обязанность   по  выполнению
требований, установленных  нормативными правовыми  актами по  таможенному
делу.
     В  соответствии   со  статьей  18  Таможенного   кодекса  Российской
Федерации  в  качестве  декларанта  может  выступать  лицо,  перемещающее
товары, либо таможенный  брокер. Однако последний, в  силу своего статуса
посредника  между  лицом,  перемещающим  товары,  и  таможенным  органом,
обладает  правом,   но  не  обязанностью  оформить   товар  в  таможенном
отношении.  Такая  обязанность  возложена на  лицо,  перемещающее  товары
через таможенную  границу Российской  Федерации, которое  и должно  нести
ответственность за их недекларирование при противоправном бездействии.
     Субъектом    нарушения    таможенных   правил,    выражающегося    в
недостоверном  декларировании,  является  то   лицо,  которое  указано  в
таможенной  декларации  в  качестве   декларанта,  поскольку  именно  оно
заявляет  таможенному  органу  недостоверные   сведения  о  товарах,  чем
совершает противоправное деяние. Согласно  статье 172 Таможенного кодекса
Российской  Федерации  декларант  выполняет все  обязанности  и  несет  в
полном объеме ответственность, независимо от  того, является ли он лицом,
перемещающим товары, или таможенным  брокером. (Причем таможенный брокер,
совершивший одно  юридически значимое действие по  таможенному оформлению
товаров и  транспортных средств, несет ответственность  перед таможенными
органами,  как  если  бы  он   имел  поручение  представляемого  лица  на
совершение  операций  по  таможенному  оформлению -  часть  5  пункта  11
Положения о  таможенном брокере, утверждено  Постановлением Правительства
Российской Федерации от 17.07.96 N 873.)
     Субъективная  сторона нарушения  таможенных правил,  ответственность
за  которое  предусмотрена  статьей 282  Таможенного  кодекса  Российской
Федерации,  совершенного физическим  лицом, характеризуется  виной как  в
форме умысла,  так и  в форме  неосторожности. При  этом непосредственным
объектом  указанного   правонарушения  являются  товары   и  транспортные
средства,  в  отношении  которых  таможенные  платежи  не  уплачены  либо
уплачены не в полном объеме.
     В  таможнях,  находящихся  в регионе  деятельности  Дальневосточного
таможенного управления, складывается практика  привлечения физических лиц
к ответственности за заявление недостоверных  сведений о коде автомобиля,
дающих основание  для занижения  размера таможенных  платежей, по  статье
282 Таможенного кодекса  Российской Федерации при наличии  в их действиях
умысла, и по части 1 статьи  279 Таможенного кодекса Российской Федерации
в случае  совершения ими правонарушения  по неосторожности, что  не может
быть признано верным.
     Статья 282 Таможенного кодекса  Российской Федерации предусматривает
ответственность за заявление  в таможенной декларации и  иных документах,
необходимых   для  таможенных   целей,  недостоверных   сведений,  дающих
основание  для  освобождения  от таможенных  платежей  или  занижения  их
размера.
     Из  диспозиции  указанной  статьи  не  следует,  что  противоправное
деяние должно  быть совершено  физическим лицом  умышленно. В  ней только
дается   характеристика  заявляемых   сведений   (дающие  основания   для
освобождения от  таможенных платежей или  занижения их  размера), которые
определяют  объективную,  а  не субъективную  сторону  правонарушения.  В
данном   случае  налицо   несоответствие   названия  статьи   ("Действия,
направленные на неправомерное освобождение от  таможенных платежей или их
занижение") и ее  содержания. Возможно, именно название  статьи послужило
основанием для вывода  о том, что с  субъективной стороны правонарушение,
ответственность за которое предусмотрена  статьей 282 Таможенного кодекса
Российской Федерации, совершаемое физическим  лицом, предполагает умысел.
Однако в  соответствии с общеправовым  принципом в  случае несоответствия
наименования статьи ее содержанию за основу принимается содержание.
     Действия  физических  или  юридических  лиц  по  оказанию  услуг  по
декларированию товаров  и транспортных средств на  основании доверенности
или  гражданско  -  правового  договора  не  образуют  состава  нарушения
таможенных правил.
     В последнее время  в практике таможенных органов  имеют место случаи
привлечения лиц, оказывающих услуги  по заполнению таможенных деклараций,
к ответственности по статье 286  Таможенного кодекса Российской Федерации
за незаконное осуществление деятельности  в качестве таможенного брокера,
что неправомерно.
     В  соответствии  со  статьей   169  Таможенного  кодекса  Российской
Федерации  декларированием признается  заявление  по установленной  форме
достоверных  сведений о  товарах, транспортных  средствах, их  таможенном
режиме  и других  сведений, необходимых  для таможенных  целей. При  этом
согласно статье 172 Таможенного  кодекса Российской Федерации декларантом
может  быть только  лицо,  перемещающее  товары, или  таможенный  брокер.
Указанные  лица   декларируют,  представляют   и  предъявляют   товары  и
транспортные средства от собственного имени (ст. 18 ТК РФ).
     Лица, действующие на основании  доверенности или договора гражданско
- правового  характера об  оказании услуг,  выступают не  от собственного
имени, а от  имени представляемого ими юридического лица и  не вступают с
таможенным органом  в правоотношения по  поводу декларирования  товаров и
транспортных средств. В  случае заполнения такими лицами  необходимых для
таможенных  целей  документов  декларантом  остается  лицо,  перемещающее
товары, которое  и несет  в полном  объеме ответственность  за совершение
нарушений таможенных правил.
     Учитывая изложенное, полагаем, что сами  по себе действия физических
или  юридических  лиц  по  оказанию услуг  по  декларированию  товаров  и
транспортных  средств   на  основании   доверенности  или   гражданско  -
правового  договора  не  образуют состава  нарушения  таможенных  правил.
Кроме того, санкция  статьи 286 Таможенного кодекса  Российской Федерации
предусматривает возможность  наложения взыскания  только на  лиц, имеющих
статус таможенного брокера или специалиста по таможенному оформлению.
     Отнесение   противниками  высказанной   точки  зрения   действий  по
оказанию услуг  по заполнению  бланков грузовых  таможенных деклараций  к
предварительным   операциям  и,   как   следствие,  требующим   получение
соответствующей лицензии, неправомерно.
     Исходя из статьи  138 Таможенного кодекса Российской  Федерации, при
предварительных  операциях таможенные  органы производят  предварительное
таможенное  оформление, направленное  на недопущение  ввоза в  Российскую
Федерацию и вывоза  из нее товаров и транспортных  средств, запрещенных к
ввозу  и  вывозу,  а  также  их идентификацию  для  таможенных  целей.  К
предварительным  операциям  отнесены:  уведомление таможенных  органов  о
пересечении  таможенной  границы  Российской Федерации  или  о  намерении
вывезти товары и  транспортные средства за пределы  таможенной территории
Российской   Федерации;   доставка  товаров,   транспортных   средств   и
документов   на   них   в   место,   определенное   таможенным   органом;
представление товаров  и транспортных  средств в  месте доставки;  подача
краткой декларации.
     Заполнение  бланков  грузовых   таможенных  деклараций  не  отвечает
указанным целям  предварительного таможенного оформления,  в связи  с чем
не является предварительной операцией,  для осуществления которой лицами,
отличными от лиц, перемещающих товары, требуется получение лицензии.
     Приведенная позиция также подтверждается  Верховным Судом Российской
Федерации,   рассматривавшим    жалобу   гр-на   Шкакина    М.Л.   (копии
соответствующих  решений и  определения направлены  в адрес  региональных
таможенных  управлений письмом  ГТК  России от  26  октября  2000 года  N
14-58/31108),   которым,   в   частности,   указано   на   недопустимость
ограничения  права  лиц,  перемещающих  товары,  выбирать  представителя,
пользоваться   услугами   представителей   по   договорам   поручения   и
действовать  через  таких   представителей  при  декларировании  товаров.
Верховным  Судом Российской  Федерации  также  обоснованно отмечено,  что
таможенный  брокер обладает  специальным статусом,  который выражается  в
совершении  операций  по  таможенному   оформлению  и  выполнении  других
посреднических функций в области таможенного  дела от собственного имени,
а  не  от имени  представляемого  лица.  Именно этот  специальный  статус
обусловливает  необходимость   лицензирования  деятельности   в  качестве
таможенного брокера.
     Заведение   дела  о   нарушении   таможенных   правил  в   отношении
неустановленного   лица,  а   также  вынесение   по  нему   постановления
соответствует положениям таможенного законодательства.
     Уральская оперативная таможня  обратилась в ГТК России  с запросом о
возможности привлечения к ответственности  за нарушение таможенных правил
неустановленных лиц.
     В  соответствии  со  статьей   299  Таможенного  кодекса  Российской
Федерации  в   протоколе  о   нарушении  таможенных   правил  указываются
необходимые  для  рассмотрения  дела  сведения  о  лице,  привлекаемом  к
ответственности, если оно установлено.
     Согласно  общему правилу,  закрепленному  в  статье 363  Таможенного
кодекса  Российской   Федерации,  дело  о  нарушении   таможенных  правил
рассматривается  в  присутствии  лица, привлекаемого  к  ответственности.
Однако  законом  предусмотрено,  что  в  случаях,  когда  такое  лицо  не
установлено, дело может быть рассмотрено в его отсутствие.
     В статье  365 Таможенного  кодекса Российской  Федерации определено,
что постановление по делу о  нарушении таможенных правил должно содержать
сведения  о лице,  в отношении  которого рассматривалось  дело, если  это
лицо установлено.
     Анализ  указанных   статей  позволяет  сделать  вывод   о  том,  что
таможенное   законодательство  предусматривает   возможность  не   только
заведения в отношении  неустановленного лица дела о  нарушении таможенных
правил,  ведения производства  по нему  и  его рассмотрения,  но также  и
вынесения  в отношении  него постановления  по  делу. При  этом одним  из
таких постановлений  может являться постановление о  наложении взыскания,
о  чем   свидетельствует  статья   380  Таможенного   кодекса  Российской
Федерации, согласно  которой конфискация товаров,  как мера  взыскания за
нарушение таможенных  правил, производится  независимо от  того, являются
ли  они   собственностью  лица,  совершившего  правонарушение,   а  также
независимо от того, установлено это лицо или нет.
     Постановлением Конституционного Суда  от 14 мая 1999 года  N 8-П "По
делу о  проверке конституционности  положений части  первой статьи  131 и
части первой статьи 380 Таможенного  кодекса Российской Федерации в связи
с   жалобой   закрытого  акционерного   общества   "Сибирское   агентство
"Экспресс" и  гражданина С.И. Тененева,  а также  жалобой фирмы "Y.  & G.
Reliable  Services,  Inc."  положение   статьи  380  Таможенного  кодекса
Российской  Федерации  признано  соответствующим  Конституции  Российской
Федерации.  В Постановлении  также подтверждено,  что нередко  установить
лицо, совершившее таможенное правонарушение, невозможно,  при том что сам
факт правонарушения установлен.
     Статья 231  Таможенного кодекса  Российской Федерации  действительно
содержит  исчерпывающий  перечень   лиц,  подлежащих  ответственности  за
нарушение  таможенных правил,  -  юридические и  физические  лица (в  том
числе   должностные  лица   и   лица,  занимающиеся   предпринимательской
деятельностью без образования юридического  лица). Однако неустановленные
лица  не  являются  еще  одной  категорией  лиц.  Это  лишь  качественная
характеристика   предусмотренных  в   статье   231  Таможенного   кодекса
Российской Федерации  субъектов правонарушения.  Закон, в  зависимости от
избранного критерия,  подразделяет лиц  на физических  и юридических,  на
установленных и неустановленных и др.
     Прекращение в  рассматриваемой ситуации дела о  нарушении таможенных
правил по  пункту 2 статьи  291 Таможенного кодекса  Российской Федерации
за  отсутствием состава  правонарушения неправомерно,  поскольку, на  наш
взгляд, невозможность идентифицировать в ходе  производства по делу и его
рассмотрения  конкретное  лицо  в  качестве  субъекта  правонарушения  не
означает отсутствие такого лица вообще.
     Вместе  с   тем  необходимо   особо  подчеркнуть,   что  возможность
привлечения  к ответственности  неустановленного  лица  не может  служить
оправданием  для неполноты  или односторонности  производства  по делу  о
нарушении  таможенных  правил.  Дело в  отношении  неустановленного  лица
может быть передано на рассмотрение только  в том случае, когда исчерпаны
все предусмотренные законом способы и  предприняты все возможные меры для
выяснения лица, совершившего правонарушение.
     Основой  для  исчисления  штрафа   и  взыскания  стоимости  является
свободная  (рыночная)  цена   непосредственного  объекта  правонарушения,
определяемая  на основании  заключения  эксперта.  Для целей  определения
свободной   (рыночной)  цены   товара   допускается  использование   норм
Федерального закона "Об оценочной деятельности  в Российской Федерации" и
Налогового кодекса Российской Федерации по аналогии.
     Южное  таможенное   управление  обратилось  в   Управление  контроля
соблюдения  законодательства в  таможенном  деле  ГТК России  с  просьбой
разъяснить  порядок наложения  взыскания  в  виде штрафа  либо  взыскания
стоимости, когда  непосредственным объектом  правонарушения является  лом
полуфабрикатов  ювелирных   изделий,  самородных   драгоценных  металлов,
кустарных   слитков,  промпродуктов,   растворов,  шлама,   концентратов,
содержащих  драгоценные металлы,  и т.д.,  и  возможность применения  для
оценки   таких  товаров   статьи  339   Таможенного  кодекса   Российской
Федерации.
     При  принятии  решения  о  наложении взыскания  в  виде  штрафа  или
взыскания   стоимости  товара,   являющегося  непосредственным   объектом
нарушения  таможенных  правил,  должны   применяться  статьи  243  и  245
Таможенного  кодекса  Российской  Федерации,  так  как  именно  указанные
статьи    устанавливают    порядок   определения    размера    взыскания.
Соответственно, при этом должна  использоваться свободная (рыночная) цена
товара,  определяемая  на  основании  заключения  эксперта.  Закрепленный
статьей   339   Таможенного   кодекса    Российской   Федерации   порядок
производства оценки товаров, изъятых таможенным  органом в соответствии с
требованиями Таможенного  кодекса Российской  Федерации, распространяется
на иные  случаи, требующие оценки товара  (например, при его  изъятии для
обеспечения  взыскания   в  соответствии  с  частью   второй  статьи  337
Таможенного кодекса Российской Федерации).
     Согласно  Постановлениям  Правительства  РФ от  19.01.98  N  55  "Об
утверждении Правил продажи  отдельных видов товаров" и от  18.06.99 N 643
"О  порядке опробования  и  клеймения  изделий из  драгоценных  металлов"
клеймению государственными  пробирными клеймами подлежат лишь  изделия из
драгоценных металлов,  продажа таких изделий  без клейм  запрещена. Таким
образом,  возможность продажи  лома  драгоценных  металлов и  драгоценных
камней, а также самих драгоценных металлов  и драгоценных камней и других
товаров,  их  содержащих,  не  связана   с  наличием  клейма,  поэтому  в
указанных  случаях  необходимо  устанавливать свободную  (рыночную)  цену
данных товаров.
     Также сообщаем,  что понятие  рыночной стоимости  дается в  статье 3
Федерального закона от  29.07.1998 N 135-ФЗ "Об  оценочной деятельности в
Российской Федерации".  Под ней  понимается наиболее  вероятная цена,  по
которой данный  объект оценки  может быть  отчужден на  открытом рынке  в
условиях конкуренции, когда стороны  сделки действуют разумно, располагая
всей  необходимой  информацией,  а   на  величине  сделки  не  отражаются
какие-либо чрезвычайные обстоятельства.
     Кроме того, понятие  рыночной цены товаров и  порядок ее определения
установлены  Налоговым  кодексом  Российской Федерации  (пункты  4  -  11
статьи  40), в  соответствии с  которым рыночной  ценой признается  цена,
сложившаяся при взаимодействии  спроса и предложения на  рынке идентичных
(при их  отсутствии -  однородных) товаров  в сопоставимых  экономических
условиях. При  отсутствии на соответствующем  рынке сделок  по идентичным
(однородным)   товарам  для   определения   рыночной  цены   предлагается
использовать  метод цены  последующей  реализации  и затратный  метод.  В
первом  случае  определяется  разность   цены,  по  которой  товары  были
реализованы  покупателем  при  их последующей  реализации,  и  обычных  в
подобных  случаях   понесенных  покупателем  затрат  при   перепродаже  и
продвижении  товаров  на   рынок,  а  также  обычной   для  данной  сферы
деятельности  прибыли  покупателя.  Во втором  случае  исчисляется  сумма
произведенных затрат  на производство  (приобретение) и  (или) реализацию
товаров и обычной для данной сферы деятельности прибыли.
     Учитывая,  что  Таможенным  кодексом  Российской  Федерации  понятие
свободной   (рыночной)  цены   товаров  и   порядок  ее   определения  не
установлены, представляется  допустимым применение по  аналогии указанных
норм  Федерального   закона  "Об  оценочной  деятельности   в  Российской
Федерации" и Налогового кодекса Российской Федерации.
     При невозможности установить свободную (рыночную)  цену, в том числе
и с применением по аналогии  норм указанных законов, следует использовать
иную  имеющуюся  ценовую информацию  по  данному  товару, в  частности  о
государственных регулируемых ценах на него.
     Наложение  таможенными органами  ареста на  денежные средства  лица,
привлекаемого   к  ответственности   за   нарушение  таможенных   правил,
находящиеся  на  счетах  в  кредитных  учреждениях,  противоречит  Закону
Российской Федерации "О банках и банковской деятельности".
     Северо  -  Западная  оперативная  таможня  обратилась  в  Управление
контроля  соблюдения  законодательства  в   таможенном  деле  ГТК  России
относительно правомерности наложения таможенными  органами в соответствии
со  статьей  340  Таможенного  кодекса  Российской  Федерации  ареста  на
денежные  средства лица,  привлекаемого  к  ответственности за  нарушение
таможенных правил, находящиеся на счетах в кредитных учреждениях.
     В  соответствии  со статьей  27  Закона  Российской Федерации  от  2
декабря  1990  года "О  банках  и  банковской деятельности"  (в  редакции
Федерального закона от  3 февраля 1996 года) на денежные  средства и иные
ценности  юридических  и  физических  лиц, находящиеся  на  счетах  и  во
вкладах  или  на  хранении  в кредитной  организации,  арест  может  быть
наложен  не иначе  как  судом и  арбитражным судом,  судьей,  а также  по
постановлению  органов  предварительного  следствия при  наличии  санкции
прокурора.
     Пунктом 5  Постановления Верховного  Совета Российской  Федерации от
18 июня 1993  года "О введении в действие  Таможенного кодекса Российской
Федерации" установлено,  что действующие  на момент  введения в  действие
Таможенного   кодекса   Российской   Федерации   правовые   акты   должны
применяться в части,  не противоречащей Кодексу. Учитывая,  что статья 27
Закона  Российской  Федерации  "О банках  и  банковской  деятельности"  в
приведенной редакции  на момент введения  в действие  Таможенного кодекса
Российской   Федерации   еще   не   действовала,   пункт   5   указанного
Постановления   Верховного  Совета   Российской  Федерации   на  нее   не
распространяется.
     Согласно общему правилу толкования норм  права в случае их коллизии,
применению  подлежит  правовая  норма,   принятая  позднее  и  являющаяся
специальной (регулирующая  более узкий круг общественных  отношений). При
этом  данное правило  не  обязательно должно  отражаться  в тексте  более
позднего нормативного правового акта.
     Норма статьи  340 Таможенного кодекса Российской  Федерации является
специальной по  отношению к норме  статьи 27 Закона  Российской Федерации
"О банках и  банковской деятельности", так как  касается наложения ареста
лишь  таможенными  органами.  В  то  же  время  норма  статьи  27  Закона
Российской  Федерации   "О  банках   и  банковской   деятельности"  также
предусматривает  специальное правовое  регулирование, поскольку  касается
процедуры  ареста  не  любого,   а  определенного  имущества  (ценностей,
находящихся на счетах и во вкладах в кредитных учреждениях).
     Однако  следует   учитывать,  что  законодательство   направлено  на
регулирование общественных отношений и  трансформируется с их изменением,
в  связи с  чем  должен применяться  более поздний  закон  как в  большей
степени соответствующий сложившимся отношениям.
     Основанием для применения статьи  240 Таможенного кодекса Российской
Федерации могут  служить обстоятельства, свидетельствующие  об отсутствии
общественной опасности деяния.
     Статья 240 Таможенного кодекса  Российской Федерации предусматривает
возможность освобождения правонарушителя от  ответственности за нарушение
таможенных   правил   при  малозначительности   совершенного   деяния   и
объявления ему  устного замечания.  Следует отметить,  что ни  Таможенный
кодекс  Российской   Федерации,  ни  Кодекс  РСФСР   об  административных
правонарушениях  не  определяет понятие  малозначительности  совершенного
правонарушения.
     Единственным  документом, в  котором  в  настоящее время  приводятся
критерии малозначительности применительно к  нарушению таможенных правил,
является письмо  ГТК России  от 21  сентября 1995  года N  03-43/13487 "О
направлении  методического  пособия".  В   соответствии  с  этим  письмом
правонарушение  признается малозначительным  в  двух случаях.  Во-первых,
если  оно  представляет  собой технологические  упущения,  за  совершение
которых  предусмотрено  взыскание  в  виде  предупреждения  либо  штрафа,
исчисляемого  исходя  из   установленного  законом  минимального  размера
оплаты  труда.   А  во-вторых,  если  материальное   выражение  стоимости
непосредственного  объекта   правонарушения  позволяет   реально  отнести
ситуацию к малозначительной.
     Однако  практика  показывает,  что  в  настоящее  время  приведенных
критериев  недостаточно для  реализации  статьи  240 Таможенного  кодекса
Российской Федерации в  соответствии с ее назначением.  Часто встречаются
ситуации,  когда   стоимость  непосредственного   объекта  правонарушения
высокая,  однако само  правонарушение не  причиняет Российской  Федерации
значительного  экономического   ущерба.  Поэтому   в  актах   ГТК  России
разъяснительного характера  стали приводиться  иные основания  применения
рассматриваемой статьи.
     Так, в  письме ГТК  России от  14 июля  1997 года  N 01-15/13368  "О
применении  положений   Таможенного  кодекса  Российской   Федерации  при
несоблюдении  требований  таможенного   режима  экспорта  при  совершении
внешнеторговых бартерных сделок" указано, что  в случаях, когда нарушение
сроков  зачисления валютной  выручки  от  экспорта товаров  не  превысило
одного  месяца и  вместе  с  тем в  деле  о  нарушении таможенных  правил
имеются  сведения о  других обстоятельствах,  которые  в соответствии  со
статьей 236 Таможенного кодекса Российской  Федерации могут быть признаны
смягчающими ответственность,  применение статьи  240 Таможенного  кодекса
Российской Федерации представляется обоснованным.
     В  письме ГТК  России  от  17 декабря  1998  года  N 01-15/26606  "О
направлении рекомендаций" сделан вывод о том,  что санкция части 1 статьи
271 Таможенного  кодекса Российской Федерации  предусматривает применение
достаточно  серьезных мер  взыскания, иногда  несоизмеримых с  характером
совершенного деяния (в частности, когда  заявленный срок временного ввоза
нарушен  физическими   лицами  на  непродолжительное  время).   При  этом
указано, что  при разрешении этой  категории дел по  существу допускается
принятие  решений  с учетом  статей  236,  239, 240  Таможенного  кодекса
Российской Федерации.
     Думается, что изложенная позиция может  быть распространена также на
иные  случаи  незначительного   нарушения  сроков  исполнения  требований
таможенного  законодательства (о  вывозе  товаров  за пределы  таможенной
территории Российской  Федерации, о  помещении продуктов  переработки под
соответствующий таможенный режим,  об уплате таможенных платежей  и др.),
а также  на другие ситуации,  когда совершенное противоправное  деяние не
влечет за собой негативных последствий.
     Представляется, что  при применении  статьи 240  Таможенного кодекса
Российской Федерации возможно использование  по аналогии положения статьи
14 Уголовного кодекса  Российской Федерации, в соответствии  с которым не
является   преступлением  действие   (бездействие),   хотя  формально   и
содержащее признаки  какого-либо деяния, предусмотренного  этим Кодексом,
но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.
     Принятие   вышестоящим  таможенным   органом  различных   по  своему
характеру решений по  одному и тому же постановлению по  делу о нарушении
таможенных правил в связи с  жалобой, в которой содержатся дополнительные
аргументы, а также  в порядке принесения протеста или  в порядке контроля
представляется неправомерным.
     Анализ  дел  о  нарушениях   таможенных  правил  показывает,  что  в
некоторых   таможенных   органах    сложилась   практика   неоднократного
рассмотрения постановлений, а  также принятия по ним  нескольких решений,
в ряде случаев исключающих друг друга.
     В  соответствии  со  статьей   248  Таможенного  кодекса  Российской
Федерации  соблюдение  требований  законодательства  при  применении  мер
воздействия    за    нарушения     таможенных    правил    обеспечивается
систематическим контролем со стороны вышестоящих  таможенных органов и их
должностных  лиц,  прокурорским  надзором, правом  обжалования,  а  также
другими   предусмотренными    законодательством   Российской    Федерации
способами.  В развитие  указанной нормы  статья  373 Таможенного  кодекса
Российской  Федерации закрепляет  право  вышестоящего таможенного  органа
рассматривать постановления  по делам  о нарушениях  таможенных правил  в
связи с жалобой лица, протестом прокурора, а также в порядке контроля.
     При  этом, рассматривая  постановление в  связи с  жалобой лица  или
протестом  прокурора, вышестоящий  таможенный орган  не связан  доводами,
приведенными   в   жалобе   или   протесте.   В   процессе   рассмотрения
уполномоченное должностное  лицо обязано проверить  соответствие выводов,
изложенных в  постановлении, фактическим обстоятельствам  дела, выяснить,
насколько постановление  вынесено по результатам полного  и всестороннего
производства  по  делу,  проверить соблюдение  процессуальных  требований
таможенного   законодательства,   а   также   правильность   квалификации
содеянного и  применения мер взыскания,  то есть дать  объективную оценку
вынесенному постановлению. В случае  выявления обстоятельств, указанных в
статье  374 Таможенного  кодекса Российской  Федерации, постановление  по
делу   подлежит   отмене  независимо   от   того,   приведены  ли   такие
обстоятельства в качестве доводов жалобы либо протеста или нет.
     Рассматривая постановление по  делу о нарушении таможенных  правил и
принимая решение об оставлении его  без изменения, вышестоящий таможенный
орган тем самым подтверждает законность  и обоснованность его вынесения и
отсутствие обстоятельств, влекущих его  отмену. Конечно, нельзя исключать
возможность  ошибки или  случаев неверной  оценки вышестоящим  таможенным
органом  тех или  иных обстоятельств,  однако в  таком случае  выявленные
недостатки  должны  быть  устранены   вышестоящим  по  отношению  к  нему
таможенным органом  в порядке статьи  419 Таможенного  кодекса Российской
Федерации или судом.
     Принимая во внимание изложенное, а также  положения статей 370 и 371
Таможенного  кодекса  Российской  Федерации, в  соответствии  с  которыми
дальнейшее  обжалование   постановления  о  наложении   взыскания  должно
производиться  в   судебном  порядке,  принятие   вышестоящим  таможенным
органом  различных  по своему  характеру  решений  по  одному и  тому  же
постановлению по делу о нарушении таможенных  правил в связи с жалобой, в
которой   содержатся  дополнительные   аргументы,  а   также  в   порядке
рассмотрения   протеста    или   в   порядке    контроля   представляется
неправомерным  и   не  согласуется  с   установленными  законодательством
гарантиями обеспечения законности при  привлечении лиц к административной
ответственности.
Комментарии
Мы будем рады любым предложениям и замечаниям по работе и содержанию сайта www.alta.ru.
Помогите нам стать лучше!