Горячая линия:
Москва
Центральный офис:
Контакты Дилеры
онлайн-справочник

Письмо Государственного Таможенного Комитета Российской Федерации от 05.09.2003 № 14-71/34620

Письмо ГТК России от 5 сентября 2003 г. N 14-71/34620
"О направлении обзора судебной практики таможенных органов"

 

Во исполнение приказа ГТК России от 03.06.2002 N 571 Правовое управление направляет для сведения и использования в работе обзор судебной практики таможенных органов по спорам, связанным с обжалованием решений, действий (бездействия) таможенных органов и (или) их должностных лиц по взысканию таможенных платежей и корректировке таможенной стоимости, а также по спорам, связанным с исчислением и возвратом таможенных платежей, определением и заявлением таможенной стоимости.

 

ВрИО заместителя начальника
Правового управления
полковник таможенной службы
Г.Н.Турбенева

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
по спорам, связанным с обжалованием решений, действий (бездействия)
таможенных органов и (или) их должностных лиц по взысканию таможенных
платежей и корректировке таможенной стоимости, а также по спорам,
связанным с исчислением и возвратом таможенных платежей, определением и
заявлением таможенной стоимости

 

1. Таможенные органы могут реализовать право на обращение в суд с заявлением о взыскании таможенных платежей с физического лица в соответствии со ст. 48 НК России только в течение шести месяцев после истечения срока исполнения требования об уплате таможенных платежей.

В феврале 2001 года Сыктывкарская таможня обратилась в суд с иском к Сидину А.А. о взыскании таможенных платежей.

Как следует из материалов дела, 22.12.1996 Сидин А.А. ввез из Польши на таможенную территорию Российской Федерации автомобиль иностранного производства марки "Опель-Омега", 1987 года выпуска. Данный автомобиль подлежал доставке в "Сыктывкарскую таможню до 27.12.1996. Однако в установленные сроки автомобиль в Сыктывкарскую таможню доставлен не был. Срок подачи таможенной декларации и уплаты таможенных платежей истек 11.01.1997. Так как Сидин А.А. являлся лицом, перемещающим товар через таможенную границу Российской Федерации, то на нем лежит обязанность по уплате совокупного таможенного платежа.

Решением мирового судьи Октябрьского судебного участка г. Сыктывкара Республики Коми от 18.05.2001 Сыктывкарской таможне было отказано в удовлетворении исковых требований по следующим основаниям.

В соответствии со ст. ст. 119, 124 ТК России, а также ст. 2, пунктов 3,11 ст. 48 НК России, исковое заявление о взыскании налога за счет имущества налогоплательщика - физического лица - таможенным органом может быть подано в суд в течение шести месяцев посла истечения срока исполнения требования об уплате налога. Однако Сыктывкарская таможня обратилась в суд с исковыми требованиями только 20.02.2001, т.е. спустя более четырех лет с момента возникновения обязанности Сидина А.А. по уплате таможенных платежей, следовательно, в силу ст. 48 НК России, Сыктывкарская таможня пропустила установленный законом шестимесячный срок для обращения в суд.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Коми от 30.01.2002 по протесту прокурора Республики Коми решение мирового судьи Октябрьского судебного участка г. Сыктывкара Республики Коми от 18.05.2001 было отменено и направлено на новое рассмотрение. При этом президиум Верховного Суда Республики Коми исходил из положений ст. 124 ТК Россия, указав, что неуплаченные таможенные платежи с физических лиц взыскиваются таможенным органом Российской Федерации в судебном порядке независимо от времени обнаружения факта неуплаты. Таким образом, вывод мирового судьи о пропуске таможенным органом установленного законом срока является ошибочным.

При новом рассмотрении дела мировой судья Октябрьского судебного участка г. Сыктывкара Республики Коми вынес решение от 10.04.2002 об удовлетворении исковых требований Сыктывкарской таможни.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации решение мирового судьи Октябрьского судебного участка г. Сыктывкара Республики Коми от 10.04.2002 было отменено по следующим основаниям.

В силу постановления Верховного Совета Российской Федерации от 18.07.1993 N 5223-1 "О введении в действие Таможенного кодекса Российской Федерации" ч. 1 ст. 124 ТК России вводится в действие с момента внесения изменений и дополнений в налоговое законодательство Российской Федерации, то есть действие указанной нормы связывается с нормами НК России.

В соответствии с п.2 ст. 2 НК России, к отношениям по установлению, введению и взиманию таможенных платежей, а также к отношениям, возникающим в процессе осуществления контроля за уплатой таможенных платежей и привлечения к ответственности виновных лиц, законодательство о налогах и сборах не применяется, если иное не предусмотрено НК России.

Судом было установлено, что дело о нарушении Силиным А.А. таможенных правил было заведено 07.12.1999, постановление по делу о нарушении таможенных правил было принято Сыктывкарской таможней 30.06.2000, а в суд с Иском Сыктывкарская таможня обратилась в феврале 2001 года, то есть с пропуском предусмотренного п. 3 ст. 48 НК России шестимесячного срока, после истечения срока исполнения требования об уплате таможенных платежей.

Принимая во внимание указанные обстоятельства, судом в удовлетворении требований таможенного органа было отказано.

2. Срок направления требования об уплате таможенных платежей, установленный в п. 1 ст. 70 НК России, к процедуре направления уточненного требования об уплате таможенных платежей применен быть не может.

Сарапульское производственное автотранспортное объединение обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском о признании недействительным уточненного требования Московской западной таможни об уплате таможенных платежей от 17.01.2002 N 10122000/17/1.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 14.08.2002, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в иске отказано по следующим основаниям.

По сообщению представителей Московской западной таможни, оспариваемое уточненное требование об уплате таможенных платежей от 17.01.2002 N 10122000/17/1 было выдано на основании требования Московской западной таможни об уплате таможенных платежей от 23.03.2000 N 05600/17/72 и платежных документов, представленных истцом, свидетельствующих о частичной уплате таможенных платежей.

Направление требования об уплате налога и сбора предусмотрено ст.ст. 69-71 НК России. Согласно ст. 71 НК России, если обязанность налогоплательщика изменилась после направления требования об уплате налога, то налоговый орган обязан направить налогоплательщику уточненное требование.

При рассмотрении дела судом было установлено, что требование Московской западной таможни об уплате таможенных платежей от 23.03.2000 N 05600/17/72, истцом не обжаловалось и частично оплачено платежным поручением.

По мнению суда, оспариваемое уточненное требование Московской западной таможни об уплате таможенных платежей от 17.01.2002 N 10122000/17/1 не нарушило права и законные интересы истца, поскольку не содержало иных требований, не содержащихся в основном.

Довод истца о недействительности уточненного требования Московской западной таможни от 17.01.2002 N 10122000/17/1 в связи с нарушением истцом срока направления требования об уплате налога и сбора, установленного в п. 1 ст. 70 НК России, судом был отклонен, поскольку указанный срок установлен в НК России для процедуры направления основного требования.

В связи с изложенным, требования истца о признании недействительным уточненного требования Московской западной таможни об уплате таможенных платежей от 17.01.2002 N 10122000/17/1, по причине пропуска срока его направления, судом были оставлены без удовлетворения.

3. Срок для обращения таможенного органа в суд, установленный в п. 3 ст. 48 НК России, в отношении исков к юридическим лицам следует исчислять с момента истечения 60-дневного срока, предусмотренного в п. 3 ст. 46 НК России для бесспорного взыскания соответствующих сумм с юридического лица.

Сахалинская таможня обратилась в Арбитражный суд Сахалинской области с иском к Сахалинской опытно-методической сейсмологической партии Геофизической партии Геофизической службы Российской академии наук о взыскании таможенных платежей.

Решением от 15.07.2002, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении исковых требований отказано.

Как следует из материалов дела, в августе 1995 года Сахалинской таможней осуществлялось таможенное оформление товара, ввезенного ответчиком в режиме временного ввоза. Так как ответчиком в срок, установленный таможней, была вывезена только часть временно ввезенного товара, Сахалинской таможней в отношении невывезенной части товара были начислены таможенные платежи.

25.05.1999 Сахалинской таможней ответчику было направлено требование об уплате таможенных платежей N 2, которое в установленном порядке ответчиком исполнено не было. В связи с этим, Сахалинской таможней был подан иск в Арбитражный суд Сахалинской области.

В обоснование заявленных требований истец указал, что в силу ч.2 ст. 5 ТК России в таможенном деле применяются акты законодательства, действующие на день принятия таможенной декларации, поэтому при рассмотрении спора должны применяться положения ч. 1 ст. 124 ТК России, в соответствии с которыми неуплаченные таможенные платежи взыскиваются таможенным органом Российской Федерации в бесспорном порядке независимо от времени обнаружения факта неуплаты, за исключением случаев взыскания таможенных платежей с физических лиц.

При рассмотрении дела судом были установлены следующие обстоятельства.

Частью 2 ст. 2 НК России определено, что к отношениям по установлению, введению и взиманию таможенных платежей законодательство о налогах и сборах не применяется, если иное не предусмотрено НК России. В соответствии с п. 11 ст. 46 НК России положения, предусмотренные указанной статьей, применяются также при взыскании налогов и сборов таможенными органами.

Согласно п. 4 ст. 9 НК России, таможенные органы Российской Федерации являются участниками отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах.

Пунктом 3 ст. 46 НК России предусмотрено право налогового органа, не реализовавшего полномочия на бесспорное взыскание недоимки с юридического лица, обратиться в суд с аналогичным иском в отношении указанного лица. Срок, в течение которого налоговый орган может реализовать право на взыскание недоимки в судебном порядке, НК России не установлен.

Вместе с тем, согласно позиции суда, основываясь на принципе всеобщности и равенства налогообложения, установленного в п.1 ст. 3 НК России, следует исходить из универсальности воли законодателя, выраженной в п. 3 ст. 48 НК России в отношении давности взыскания в судебном порядке сумм недоимок по налогам, и руководствоваться соответствующими положениями при рассмотрении исков о взыскании недоимок с юридических лиц. При этом, срок для обращения налогового органа в суд с иском к юридическому лицу о взыскании налогов и сборов следует исчислять с момента истечения 60-дневного срока, предусмотренного п. 3 ст. 46 НК России для бесспорного взыскания соответствующих сумм с юридического лица. Срок, установленный в п.3 ст. 48 НК России, является пресекательным и восстановлению не подлежит.

Таким образом, довод истца о необходимости применения ст. 124 ТК России был признан судом несостоятельным, поскольку с 18.08.1999 все положения ст. ст. 46, 47 НК России распространяются на порядок взыскания таможенными органами Российской Федерации недоимки по таможенным платежам, а ранее действовавшие правила, предусмотренные ТК России и отличающиеся от изложенных в названной норме НК России, не могут применяться с указанной даты.

Учитывая изложенное, судом было вынесено решение об отказе в иске Сахалинской таможне.

4. Проценты, начисляемые на сумму излишне уплаченных таможенных платежей, при нарушении срока их возврата, установленного в п. 9 ст. 78 НК России, возвращаются таможенным органом, на счета которого была перечислена сумма таможенных платежей.

ООО "Невско-Балтийская транспортная компания" (далее - ООО "НБТК") обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Московской западной таможне, ГТК России, Минфину России о возврате излишне уплаченных таможенных платежей и взыскании процентов за нарушение срока их возврата.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 02.04.2002 исковые требования были удовлетворены в части взыскания процентов за нарушение срока возврата таможенных платежей за счет средств ГТК России, в иске к Московской западной таможне и Минфину России отказано. Исковые требования о взыскании излишне уплаченных таможенных платежей судом были отклонены, так как при рассмотрении дела установлено, что 05.02.2002 Московская западная таможня возвратила истцу заявленную сумму излишне уплаченных таможенных платежей.

Из материалов дела следует, что постановлением Московской западной таможни от 26.06.1999 по делу о НТП N 05600-2173/99 было установлено, что ООО "НБТК" совершило нарушение таможенных правил, выразившееся в недоставлении товара, находившегося под таможенным контролем, и на него было наложено взыскание в виде штрафа.

Таможенные платежи, подлежащие уплате в отношении недоставленного товара, были перечислены истцом платежным поручением от 20.07.1999 на счета Московской западной таможни.

По жалобе истца, постановление Московской западной таможни от 26.06.1999 по делу о НТП N 05600-2173/99 было отменено ГТК России, производство по делу о НТП N 05600-2173/99 прекращено.

14.08.2001 истец обратился в Московскую западную таможню с заявлением о возврате излишне уплаченных таможенных платежей.

В обоснование принятого по делу решения судом было указано, что поскольку факт нарушения срока возврата излишне уплаченных таможенных платежей истцом доказан, проценты, в заявленном размере, не опровергнутом ответчиком, подлежат взысканию за счет средств ГТК России в силу ст. 158 БК России, как главного распорядителя средств федерального бюджета по ведомственной принадлежности. По мнению суда, проценты, начисляемые в соответствии со ст. 78 НК России, по своей природе направлены на возмещение вреда, причиняемого незаконным бездействием таможенного органа, выразившимся в нарушении срока, предусмотренного в п.9 ст. 78 НК России.

Постановлением апелляционной инстанции от 02.07.2002 решение Арбитражного суда г. Москвы от 02.04.2002 было изменено, сумма процентов за нарушение срока возврата излишне уплаченных таможенных платежей уменьшена.

Федеральный арбитражный суд Московского округа, рассмотрев кассационную жалобу ГТК России, принятые по делу судебные акты отменил и обязал Московскую западную таможню возвратить истцу сумму процентов за нарушение срока возврата излишне уплаченных таможенных платежей по следующим основаниям.

Согласно п. 10 ст. 158 БК России, главный распорядитель средств федерального бюджета выступает в суде от имени казны Российской Федерации по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями (бездействием) соответствующих должностных лиц и органов по ведомственной принадлежности.

ООО "НБТК" иск был заявлен не о возмещении вреда, а о возврате излишне уплаченных таможенных платежей и процентов за нарушение срока их возврата.

В соответствии с п. 2 ст. 78 НК России, возврат излишне уплаченного налога производится налоговым органом. Пунктом 12 ст. 78 НК России установлено, что правила, предусмотренные настоящей статьей, применяются также при возврате излишне уплаченной суммы налога и сбора в связи с перемещением товаров через таможенную границу Российской Федерации. При этом, согласно ст. 34 НК России, таможенные органы пользуются правами и несут обязанности налоговых органов.

Пункт 9 ст. 78 НК России предусматривает, что возврат суммы излишне уплаченного налога производится за счет средств бюджета, в который произошла переплата, в течение одного месяца со дня подачи заявления о возврате излишне уплаченного налога.

В соответствии со ст. 125 ТК России, порядок возврата излишне уплаченных или взысканных таможенных платежей определяется ГТК России по согласованию с Минфином России. В силу п. 2 Порядка возврата излишне уплаченных или взысканных таможенных платежей от 25.08.1995 N 01-20/12098 и положений ст. 78 НК России, возврат излишне уплаченных таможенных платежей с начисленными на них процентами осуществляет таможенный орган, на счета которого эти суммы уплачивались либо который производил их взыскание.

Таким образом, суд кассационной инстанции установил, что надлежащим ответчиком по данному спору является Московская западная таможня, с которой и подлежит взысканию сумма процентов за нарушение срока возврата излишне уплаченных таможенных платежей.

5. Перевозчик несет ответственность перед таможенным органом не только за уплату таможенных платежей в соответствии со ст. 144 ТК России, но и за уплату пеней при нарушении сроков уплаты таможенных платежей в соответствии со ст. 75 НК России.

Общество с ограниченной ответственностью "Невско-Балтийская транспортная компания" (далее - ООО "НБТК") обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к Щелковской таможне о признании недействительным требования об уплате таможенных платежей и пеней за просрочку их уплаты от 24.11.2000 N 246.

Решением от 01.11.2001, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, в иске было отказано.

Как видно из материалов дела, постановлением Щелковской таможни от 13.09.2000 по делу о нарушении таможенных правил N 22900-683/00 установлено, что ООО "НБТК" совершило нарушение таможенных правил, выразившееся в недоставлении товара, находившегося под таможенным контролем, в указанное таможенным органом место. Данным постановлением ООО "НБТК" привлечено к ответственности на основании ч. 1 ст. 254 ТК России с наложением взыскания в виде штрафа. Факт совершения ООО "НБТК" указанного правонарушения и правомерность привлечения его к ответственности таможенным органом были установлены вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Московской области.

В связи с истечением срока уплаты таможенных платежей, Щелковская таможня направила в адрес ООО "НБТК" требование об уплате таможенных платежей и пеней от 24.11.2000 N 246.

При рассмотрении дела судом было установлено, что оспоренный акт таможенного органа соответствует требованиям действующего таможенного и налогового законодательства и принят ответчиком в пределах предоставленных ему законом полномочий. При этом, суд, сославшись на ст. ст. 110, 119, 124, 144, 171, ч. 9 ст. 231 ТК России и ст. ст. 34, 69, 70 НК России, исходил из того, что истец является перевозчиком и несет ответственность перед таможенными органами по уплате таможенных платежей и пеней за нарушение сроков их уплаты.

Довод истца об отсутствии у ответчика правовых оснований для предъявления к нему требования об уплате таможенных платежей до привлечения его, как перевозчика, к ответственности за нарушение таможенных правил, судом был признан несостоятельным по следующим основаниям.

Согласно положениям ст. 144 ТК России, до помещения товаров и транспортных средств под определенный таможенный режим всю ответственность за эти товары и транспортные средства перед таможенными органами Российской Федерации, включая уплату таможенных платежей, несет перевозчик, за исключением случаев, предусмотренных ТК России.

По мнению суда, перевозчик, взяв на себя обязательство по доставке товара, несет и ответственность за уплату таможенных платежей в соответствии со ст. 144 ТК России. Следовательно, законодатель связывает ответственность перевозчика не с объектом налогообложения, а с совершением им таможенного правонарушения - неисполнением обязательства по доставке товара, находящегося под таможенным контролем. Поскольку ст. 144 ТК России возлагает на истца ответственность, а не обязанность перед таможенным органом по уплате таможенных платежей, таможенный орган должен определить эту меру ответственности и направить перевозчику соответствующее требование с расчетом размера таможенных платежей, подлежащих уплате.

В силу вышеизложенного, обязанность по уплате таможенных платежей является правовосстанавливающей санкцией, компенсирующей потери казны в результате совершения перевозчиком нарушения таможенных правил.

При разъяснении суду, в течение какого срока и с какого момента уплачиваются таможенные платежи и исчисляются пени, ответчик сослался на положения ст. ст. 119, 171 ТК России.

Согласно п. 1 ст. 38 НК России, основанием для возникновения у налогоплательщика обязанности по уплате налогов является наличие объекта налогообложения. В связи с отсутствием такового, перевозчик не является налогоплательщиком, следовательно, положения статей 69 и 70 НК России, регулирующие порядок и сроки направления налогоплательщику требования об уплате налогов и сборов, не могут быть применены при рассмотрении настоящего спора.

В то же время, п. 2 ст. 10 ТК России предусмотрено, что таможенные органы Российской Федерации обеспечивают соблюдение законодательства, контроль за исполнением которого возложен на таможенные органы Российской Федерации.

Направление истцу требования об уплате таможенных платежей и пеней от 24.11.2000 N 246 является одним из способов осуществления таможенными органами Российской Федерации таможенного контроля.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации N 20-П от 17.12.1996 по делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части первой статьи 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 года "О федеральных органах налоговой полиции" разъяснена правовая природа пени, как компенсации потерь государственной казны в результате недополучения налоговых сумм в срок, в случае задержки уплаты налога.

Не принят судом во внимание довод истца о нарушении ответчиком положений Конвенции "О международной перевозке грузов с применением книжки МДП" от 14.11.1975.

В силу ст. 36 Конвенции МДП и п. 14.1 приказа ГТК России от 18.05.1994 N°206 "Об утверждении Положения о порядке применения Конвенции МДП, 1975 г." (далее - приказ ГТК России от 18.05.1994 N 206) перевозчик товаров по процедуре МДП при нарушении положений ТК России несет ответственность в соответствии с ТК России. Пункт 14.5 приказа ГТК России от 18.05.1994 N 206 содержит перечень действий перевозчика, при совершении которых с последнего подлежат взысканию в соответствии с законодательством Российской Федерации таможенные пошлины и налоги. К этим действиям отнесено и недоставление товара перевозчиком.

При таких обстоятельствах суд не нашел оснований для удовлетворения исковых требований.

6. Российское юридическое лицо, заключившее контракты с фирмами-нерезидентами государств - участников СНГ с условием о поставке товаров в адрес фирмы-резидента государства - участника СНГ, в случае фактического вывоза товаров с таможенной территории Российской Федерации, обязано уплатить причитающиеся при экспорте товаров таможенные платежи.

Ярцевский лесхоз обратился в Арбитражный суд Смоленской области с иском к Смоленской таможне о признании недействительными требования Смоленской таможни об уплате таможенных платежей и пеней и решения Смоленской таможни о взыскании таможенных платежей и пеней от 07.08.2001.

Решением Арбитражного суда Смоленской области от 25.01.2002, оставленным в силе постановлением апелляционной инстанции, в иске отказано.

Как следует из материалов дела, за период с 30.11.2000 по 31.03.2001 Ярцевский лесхоз осуществлял поставки березового фанерного кряжа в Республику Беларусь в адрес КО "Пинскдрев" по контрактам, заключенным с фирмами-нерезидентами государств - участников СНГ: от 15.11.2000 - с компанией "Сефорд Менеджмент Лимитед", Кипр, и от 20.02.2001 - с фирмой "Колтсорп Инвестментс Корпорейшен", Великобритания.

В обоснование своих требований истец указал, что заключенные контракты не возлагали на продавца обязательство произвести таможенное оформление товара и уплату причитающихся таможенных платежей. Истец не является лицом, перемещающим товары через таможенную границу Российской Федерации. Кроме того, товар, поставляемый в рамках указанных контрактов, не покидал территории Российской Федерации и территории Республики Беларусь.

При рассмотрении дела судом было установлено следующее.

Согласно пункту 9 Правил определения страны происхождения товаров, утвержденных Решением Совета глав правительств СНГ 30.11.2000, товар пользуется режимом свободной торговли на таможенных территориях государств - участников Соглашения, если он соответствует критериям происхождения, установленным данными Правилами, а также экспортируется на основании договора/контракта между резидентом одного из государств - участников Соглашения и резидентом другого государства - участника Соглашения и ввозится с таможенной территории одного государства - участника Соглашения на таможенную территорию другого государстваучастника Соглашения.

При этом товар не должен покидать территории государств - участников Соглашения, кроме случаев, если такая транспортировка невозможна в силу географического положения государства - участника или отдельной его территории, а также случаев, согласованных компетентными органами государств - участников Соглашения, экспортирующих и импортирующих товары.

По мнению суда, правила данного правового акта не могут быть применены к рассматриваемым правоотношениям, поскольку товар вывозился в соответствии с заключенными договорами с иностранными фирмами, зарегистрированными в государствах, не входящих в зону свободной торговли СНГ.

Сведений и доказательств того, что этот товар остался на таможенной территории Российской Федерации или не вывозился с таможенной территории Республики Беларусь истцом представлено не было, как и не было представлено доказательств уплаты таможенных платежей кем-либо при вывозе товара в страну, не входящую в зону свободной торговли СНГ.

При этом суд указал на то, что обязанность по уплате таможенных платежей, в силу ст. ст. 118, 172 ТК России, лежит на истце, являющимся фактическим экспортером товара.

Ссылка истца на условия экспортных договоров была признана судом необоснованной и не имеющей значения для дела, так как обязанность истца по уплате таможенных платежей вытекает из публично-правовых (таможенных) правоотношений и не может быть отменена либо изменена условиями гражданско-правового договора.

На основании изложенного, суд пришел к выводу, что исковые требования Ярцевского лесхоза к Смоленской таможне удовлетворению не подлежат.

7. Решение таможенного органа о взыскании таможенных платежей за счет имущества организации-налогоплательщика в порядке, предусмотренном в ст. 47 НК России, может быть вынесено только при недостаточности или отсутствии денежных средств на счетах налогоплательщика или отсутствии информации о счетах налогоплательщика и при условии принятия таможенным органом решения о направлении в банк, в котором открыты счета налогоплательщика, инкассового поручения в соответствии со ст. 46 НК России.

ООО "Мострансгаз" обратилось в Арбитражный суд Рязанской области с заявлением о признании недействительными решения Рязанской таможни от 16.01.2002 N 1 и постановления Рязанской таможни от 18.01.2002 N 100112000-01/02 о взыскании задолженности по уплате таможенных платежей и пеней за счет имущества организации - должника.

Решением Арбитражного суда Рязанской области от 11.04.2002, оставленным в силе постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, исковые требования удовлетворены.

Судом было установлено, что Рязанской таможней 21.03.2001 вынесено постановление по делу о нарушении таможенных правил, в соответствии с которым ООО "Мострансгаз" признано совершившим нарушение таможенных правил, ответственность за которое установлена ч.1 ст. 279 ТК России. В результате допущенного нарушения таможенных правил у ООО "Мострансгаз" образовалась задолженность по уплате таможенных платежей.

Законность и обоснованность постановления Рязанской таможни от 21.03.2001 по делу о нарушении таможенных правил была установлена вступившим в силу решением Арбитражного суда Рязанской области от 29.07.2001.

08.06.2001 Рязанской таможней направлено ООО "Мострансгаз" требование об уплате таможенных платежей и пеней N 15 в срок не позднее 25.06.2001. Данное требование в срок, установленный Рязанской таможней, ООО "Мострансгаз" исполнено не было.

Решением Арбитражного суда Рязанской области от 02.11.2001 по делу по иску ООО "Мострансгаз", требование Рязанской таможни об уплате таможенных платежей и пеней от 08.06.2001 N 15 признано недействительным, в части расчета суммы пеней.

16.01.2002 Рязанской таможней было принято решение N 1, в п. 1 которого указано, что, в связи с отсутствием денежных средств на счете организации - должника, следует взыскать в принудительном порядке в пользу Рязанской таможни сумму задолженности по таможенным платежам и пеням за счет имущества организации - должника, в соответствии со ст. ст. 46, 47 НК России.

18.01.2002 Рязанской таможней было вынесено постановление N 10112000-01/02 о взыскании задолженности по уплате таможенных платежей и пеней за счет имущества организации - должника, которое было направлено в подразделение судебных приставов N 2 г. Видное Московской области.

Не согласившись с принятыми решением и постановлением, истец обратился в суд с иском о признании их недействительными.

В решении по делу суд указал, что в соответствии с пунктами 3, 11 ст 46 НК России, при неуплате или неполной уплате сумм таможенных платежей в срок, установленный в требовании об уплате таможенных платежей, не позднее 60 дней после истечения срока исполнения указанного требования, таможенный орган выносит решение о взыскании таможенных платежей. В соответствии с п. 2 ст. 46 НК России, решение о взыскании таможенных платежей является основанием для оформления инкассового поручения на бесспорное взыскание денежных средств со счетов налогоплательщика.

Рязанской таможней в нарушение порядка, установленного ст. 46 НК России, решение о взыскании таможенных платежей вынесено не было, инкассовое поручение на перечисление таможенных платежей в банк, в котором открыт счет истца, не направлялось.

Пропустив срок для принятия решения о взыскании таможенных платежей, Рязанская таможня в установленном НК России порядке не обратилась в суд с иском о взыскании с ООО "Мострансгаз" причитающихся к уплате сумм таможенных платежей.

Таким образом, судом был сделан вывод о том, что не реализовав порядок взыскания таможенных платежей, установленный в ст. 46 НК России, не располагая сведениями о наличии либо отсутствии денежных средств на счетах ООО "Мострансгаз", Рязанская таможня приняла необоснованное решение от 16.01.2002 N 1 о взыскании задолженности по уплате таможенных платежей и пени за счет имущества организации - должника.

Учитывая изложенное, проанализировав нормы НК России, суд принял решение об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

8. К порядку возврата авансовых платежей - порядок возврата излишне уплаченных таможенных платежей и процентов за нарушение срока их возврата, установленный в ст. 78 НК России, применен быть не может.

ОАО "Тюменская нефтяная компания" (далее - ОАО "ТНК") обратилась в Арбитражный суд г.Москвы с иском о взыскании суммы излишне уплаченных таможенных платежей и процентов за нарушение срока их возврата. В качестве 3-го лица для участия в деле был привлечен ГТК России.

В судебном заседании представитель истца уточнил предмет иска и пояснил, что фактически заявляет требование о возврате суммы авансовых платежей, ранее уплаченной им на счета ответчика и неиспользованной для уплаты таможенных платежей.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 10.09.2002, оставленным в силе постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, исковые требования удовлетворены частично.

Как следует из материалов дела, ОАО "ТНК" в 2001 году в Московской южной таможне осуществляла таможенное оформление нефтепродуктов. Для уплаты причитающихся таможенных платежей ОАО "ТНК" перечислила на лицевой счет Московской южной таможни авансовые платежи, что было подтверждено платежными поручениями от 06.06.2001 N 57169, от 07.05.2001 N 54387, от 04.07.2001 N 60338.

После завершения таможенного оформления нефтепродуктов и перечисления необходимых таможенных платежей, на указанном лицевом счете Московской южной таможни образовался неиспользованный остаток авансовых платежей.

25.04.2002 ОАО "ТНК" направила в Московскую южную таможню заявление о возврате остатка авансовых платежей, в соответствии со ст. 78 НК России, как излишне уплаченных таможенных платежей.

Так как Московская южная таможня в течение трех месяцев с момента поступления заявления ОАО "ТНК" не произвела возврат остатков авансовых платежей, ОАО "ТНК" обратилась в суд с иском к таможне о взыскании излишне уплаченных таможенных платежей и процентов за нарушение срока их возврата, в соответствии со ст. 78 НК России.

Рассмотрев доводы и возражения сторон, исследовав представленные по делу доказательства, суд пришел к выводу о необоснованности позиции истца о том, что перечисление им авансового платежа на счет ответчика является уплатой таможенных платежей.

Судом было установлено, что при рассмотрении заявления ОАО "ТНК" Московская южная таможня руководствовалась требованиями письма ГТК России от 07.05.2001 N 91-06/17752 "О направлении методических рекомендаций по вопросу возврата авансовых платежей" (далее - Методические рекомендации), в соответствии с которым для возврата авансовых платежей необходимо письменное заявление лица с приложением платежных документов. По мнению Московской южной таможни, так как истцом, кроме письменного заявления, не были представлены необходимые платежные документы, то заявление правомерно было оставлено без рассмотрения.

В соответствии с п. 3 Методических рекомендаций, денежные средства, внесенные в качестве авансовых платежей, являются имуществом плательщика, и таможенный орган не вправе самостоятельно расходовать эти средства. Указанные средства не могут рассматриваться в качестве таможенных платежей до тех пор, пока плательщик не распорядится ими.

Возврат сумм авансовых платежей плательщику производится таможенными органами в порядке, предусмотренном пунктами 7-11 Методических, рекомендаций. Согласно п. 11 Методических рекомендаций, проценты на возвращенные суммы авансовых платежей не начисляются.

Следовательно, по мнению суда истец правомерно поставил вопрос о возврате ему неизрасходованной суммы авансового платежа, однако к этим требованиям положения ст. 78 НК России неприменимы, так как квалификация истцом авансовых платежей, как таможенных платежей, не основана на нормах права.

В связи с вышеизложенным, судом было принято решение об удовлетворении исковых требований, в части возврата остатка сумм авансовых платежей. В удовлетворении требований истца о возврате процентов за нарушение сроков возврата авансовых платежей, суд отказал.

9. В соответствии с п. 2 ст. 45 НК России единственным доказательством уплаты налога или сбора, при осуществлении их уплаты в безналичной форме, является платежное поручение на уплату соответствующего налога или сбора.

Предприниматель Титенко Е.А. обратилась в Арбитражный суд Приморского края с заявлением о признании незаконным решения Владивостокской таможни о начислении таможенных платежей и пеней от 04.09.2002, принятого на основании акта проверки от 03.09.2002.

Решением Арбитражного суда Приморского края от 30.11.2002, оставленным в силе постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении заявленных требований отказано.

При рассмотрении дела в судебном заседании было установлено следующее.

23.10.2001 и 06.12.2001 Владивостокской таможней осуществлен выпуск в свободное обращение товаров, ввезенных на таможенную территорию Российской Федерации предпринимателем Титенко Е.А.

Владивостокской таможней, на основании предписания от 14.08.2002, проведена проверка финансово-хозяйственной деятельности предпринимателя Титенко Е.А. по вопросу полноты уплаты таможенных платежей в отношении товаров, ввезенных Титенко Е.А. и выпущенных в свободное обращение Владивостокской таможней 23.10.2001 и 06.12.2001.

В соответствии со ст. 193 ТК России, вне зависимости от выпуска товаров и транспортных средств, таможенный контроль за ними может проводиться в любое время, если имеются достаточные основания полагать о наличии нарушения законодательства Российской Федерации или международного договора Российской Федерации, контроль за исполнением которых возложен на таможенные органы Российской Федерации.

В силу п.3 ст. 182 ТК России, для проведения таможенного контроля таможенные органы Российской Федерации вправе получать в банках и в иных кредитных учреждениях сведения и справки об операциях и состоянии счетов лиц, перемещающих товары и транспортные средства через таможенную границу Российской Федерации.

Руководствуясь положениями указанных правовых норм, Владивостокская таможня 14.08.2002 истребовала у предпринимателя Титенко Е.А. необходимые для проверки документы, в том числе платежные документы, подтверждающие уплату таможенных платежей. Кроме того, Владивостокской таможней был сделан запрос в Дальневосточное таможенной управление, из ответа на который следует, что перечисление денежных средств на счета Владивостокской таможни через счета Главного управления Федерального казначейства Минфина России, открытые в ОПЕРУ-1 при Банке России для ДВТУ, по платежным поручениям от 12.10.2001 N 16 и от 27.11.2001 N 4 не осуществлялись.

Кроме того, в материалах дела имеется запрос Владивостокской таможни от 19.08.2002 в ОПЕРУ-1 Банка России и ответ ОПЕРУ-1 Банка России от 28.08.2002, из которого следует, что суммы по указанным платежным поручениям на счета в ОПЕРУ-1 не зачислялись.

Необходимые для проверки финансово-хозяйственной деятельности документы, в том числе копии платежных поручений, по требованию Владивостокской таможни, предпринимателем Титенко Е.А. представлены не были.

На основании акта проверки финансово-хозяйственной деятельности предпринимателя Титенко Е.А. от 03.09.2002, Владивостокской таможней было вынесено решение от 04.09.2002 о взыскании с предпринимателя Титенко Е.А. недоимки по таможенным платежам и пеням.

Суд, рассмотрев доводы и возражения сторон, исследовав представленные по делу доказательства, установил следующее.

В соответствии с п.2 ст. 45 НК России, обязанность по уплате налога считается исполненной налогоплательщиком с момента предъявления в банк поручения на уплату соответствующего налога при наличии достаточного денежного остатка на счете налогоплательщика.

Как следует из положений указанной нормы права, единственным доказательством уплаты налога или сбора при уплате их в безналичной форме является платежное поручение на уплату соответствующих налога или сбора.

В соответствии с п.5 ст. 200 АПК России, бремя доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному

нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение.

По мнению суда, Владивостокская таможня, в соответствии с указанной нормой, представила в суд документы, подтверждающие непоступление таможенных платежей на счета таможенного органа. Данные документы не опровергнуты заявителем в установленном законом порядке.

Довод заявителя о том, что имеющиеся в материалах дела ГТД с отметкой таможенного органа "Выпуск разрешен", свидетельствуют об уплате заявителем таможенных платежей, не был принят судом во внимание, поскольку указанные документы не являются, в силу п.2 ст. 45 НК России, доказательствами, подтверждающими исполнение плательщиком обязанности по уплате таможенных платежей. Согласно статьи 68 АПК России, обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

При этом судом был признан обоснованным довод заявителя о нарушении ответчиком норм процессуального права, выразившемся в неправомерном вынесении решения без учета возражений предпринимателя. В соответствии с п. 5 ст. 100 НК России, налогоплательщик вправе, в случае несогласия с фактами, изложенными в акте проверки, а также с выводами и предложениями проверяющих, в двухнедельный срок со дня получения акта проверки представить в налоговый орган возражения по акту в целом или по его отдельным положениям. Согласно п. 1 ст. 101 НК России, в случае представления налогоплательщиком письменных возражений по акту проверки, материалы проверки рассматриваются в присутствии налогоплательщика либо его представителя. О времени и месте рассмотрения материалов проверки налоговый орган обязан известить налогоплательщика заблаговременно.

При рассмотрении дела судом было установлено, что акт проверки был составлен ответчиком 03.09.2002, возражения по акту проверки были представлены предпринимателем 11.09.2002, однако, уже 04.09.2002 (то есть без рассмотрения возражений предпринимателя Титенко Е.А.) ответчиком было вынесено оспариваемое решение.

Вместе с тем, по мнению суда, указанное нарушение правовых норм не лишило заявителя возможности представить свои возражения при рассмотрении дела в суде. Возражения заявителя были рассмотрены судом, им была дана оценка, а потому указанное нарушение ответчика при вынесении оспариваемого решения Владивостокской таможни от 04.09.2002 не является основанием к его отмене.

Учитывая изложенные обстоятельства, правовых оснований для признания оспариваемого решения Владивостокской таможни недействительным, судом установлено не было.

10. Перерасчет и возврат сумм излишне уплаченных (взысканных) таможенных платежей в отношении товаров, ввезенных в рамках осуществления безвозмездной помощи (содействия), если при таможенном оформлении данных товаров не применялись льготы по таможенным платежам, предусмотренные Федеральным законом от 04.05.1999 N 95-ФЗ "О безвозмездной помощи (содействии) Российской Федерации и внесении изменений и дополнений в отдельные законодательные акты Российской Федерации о налогах и об установлении льгот по платежам в государственные внебюджетные фонды в связи с осуществлением безвозмездной помощи (содействия) Российской Федерации", не производится.

ЗАО "ОПФ "Нижегородские семена" обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с иском к Нижегородской таможне о возврате излишне уплаченных таможенных платежей, а также процентов за нарушение срока их возврата.

Решением Арбитражного суда Нижегородской области от 13.12.2001, оставленным в силе постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении иска отказано.

Как следует из материалов дела, в 2000 году на территории Нижегородской области был реализован проект технической помощи "Нижний Новгород: производство и переработка лука".

В соответствии с соглашением от 10.03.2000, заключенным между нидерландской фирмой "СЕВЕСО International Project B.V" и ЗАО "ОПФ "Нижегородские семена", получателем товаров в рамках оказания технической помощи являлось ЗАО "ОПФ "Нижегородские семена".

Комиссией по вопросам международной технической помощи при Правительстве Российской Федерации было выдано удостоверение от 13.04.2000 N 119, подтверждающее принадлежность товаров, в том числе 64 кг семян лука, к технической помощи.

26.04.2000 в адрес ЗАО "ОПФ "Нижегородские семена" поступила партия из 177 кг лука. Поставка была осуществлена с количественными отклонениями от данных, указанных в спецификации, являющейся приложением к соглашению от 10.03.2000 и удостоверении Комиссии по вопросам международной технической помощи при Правительстве Российской Федерации, которые предусматривали поставку только 64 кг семян лука.

Нижегородской таможней с предоставлением льгот по уплате таможенных платежей было оформлено 64 кг семян лука. Остальные 113 кг семян лука не вошли в объем льготируемой поставки и были оформлены Нижегородской таможней в обычном порядке с уплатой причитающихся таможенных платежей.

В связи с тем, что данные, указанные в спецификации к контракту, были впоследствии изменены, истец письмом от 02.02.2001 N 383 обратился к исполняющему обязанности начальника Нижегородской таможни с просьбой возвратить излишне уплаченные таможенные платежи, посчитав, что после получения удостоверения Комиссии по вопросам международной технической помощи при Правительстве Российской Федерации на излишне поступивший лук, льгота по уплате таможенных платежей должна быть предоставлена на весь полученный груз.

Рассмотрев письмо ЗАО "ОПФ "Нижегородские семена" о возврате излишне уплаченных таможенных платежей, Нижегородская таможня отказала истцу в удовлетворении требований, изложенных в нем. Не согласившись с решением Нижегородской таможни, "ОПФ "Нижегородские семена" обратилось в суд с исковым заявлением о возврате излишне уплаченных таможенных платежей, а также процентов за нарушение срока их возврата.

В ходе судебного разбирательства судом было установлено следующее.

Статьей 1 Федерального закона от 04.05.1999 N 95-ФЗ "О безвозмездной помощи (содействии) Российской Федерации и внесении изменений и дополнений в отдельные законодательные акты Российской Федерации о налогах и об установлении льгот по платежам в государственные внебюджетные фонды в связи с осуществлением безвозмездной помощи (содействия) Российской Федерации" (далее - Федеральный закон) установлено, что предоставление льгот допускается только при наличии удостоверения Комиссии по вопросам международной технической помощи при Правительстве Российской Федерации. Порядок оформления такого удостоверения определен в "Инструкции о порядке таможенного оформления товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации в качестве технической помощи (содействия)", утвержденной приказом ГТК России N 911 от 08.10.2000.

В соответствии со ст. 6 Федерального закона, в случаях, когда в процессе осуществления безвозмездной помощи (содействия) применялся иной налоговый режим, чем предусмотрено Федеральным законом, перерасчет сумм излишне уплаченных налогов и платежей в государственные внебюджетные фонды, равно как и возврат из них уже взысканных сумм штрафных санкций, предъявленных по результатам проверок контролирующих органов, не производится.

При таких обстоятельствах судом был сделан вывод об отсутствии правовых оснований для удовлетворения исковых требований.

11. Лицо, обратившееся в таможенный орган с заявлением о возврате излишне уплаченных таможенных платежей, в соответствии со ст. 78 НК России должно доказать факт повторной уплаты таможенных платежей иди неправильного исчисления сумм уплаченных таможенных платежей.

Гизаткулов К.И. обратился в Нижневартовский городской суд с жалобой на неправомерные действия Нижневартовской таможни, выразившиеся в незаконном отказе возвратить излишне уплаченные таможенные платежи.

Решением Нижневартовского городского суда в удовлетворении заявленных требований было отказано.

Как следует из материалов дела, 18.04.2001 Гизаткулов К.И. обратился в Нижневартовскую таможню с заявлением, в котором просил разрешить ему произвести таможенное оформление и уплату таможенных платежей в отношении приобретенной им в Российской Федерации автомашины "Тойота-Прадо". При этом Нижневартовской таможней требование об уплате таможенных платежей Гизаткулову К.И. не направлялось.

Нижневартовская таможня, на основании заявления Гизаткулова К.И., осуществила таможенное оформление автомашины "Тойота-Прадо" и выписала таможенный приходный ордер, по которому Гизаткулов К.И. внес сумму причитающихся таможенных платежей в кассу таможни.

Впоследствии Гизаткулов К.И. обратился в Нижневартовскую таможню с заявлением о возврате излишне уплаченных таможенных платежей.

Так как Нижневартовской таможней в удовлетворении указанного заявления Гизаткулова К.И. было отказано, Гизаткулов К.И. обратился в суд с жалобой на неправомерные действия Нижневартовской таможни.

При рассмотрении дела судом было установлено, что обращение Гизаткулова К.И. с заявлением об уплате таможенных платежей в Нижневартовскую таможню и последующее внесение им в кассу таможни таможенных платежей не противоречит положениям ст. 118 ТК России, так как любое заинтересованное лицо вправе уплатить таможенные платежи.

Принятие Нижневартовской таможней указанного заявления Гизаткулова К.И. соответствует нормам действующего законодательства, поэтому отказ таможенного органа в принятии таможенных платежей, являлся бы нарушением прав и законных интересов Гизаткулова К.И.

Согласно ст. 78 НК России, возврату или зачету подлежит сумма излишне уплаченного налога. Излишне уплаченным налог считается в случае, когда налог уплачен в размере больше, чем установлено законом, однако, Гизаткулов К.И. факт повторной уплаты или неправильного исчисления сумм уплаченных таможенных платежей соответствующими доказательствами не подтвердил, в связи с чем, суд сделал вывод об отсутствии законных оснований для возврата Гизаткулову К.И. уплаченных им сумм таможенных платежей.

На основании изложенного в удовлетворении заявленных требований судом было отказано.

12. Обязанность выполнить установленные ТК России требования по таможенному оформлению товаров и транспортных средств, в том числе по уплате таможенных платежей, не может быть возложена на лиц, которые не могли каким-либо образом влиять на соблюдение требуемых при перемещении товаров и транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации таможенных формальностей.

Нагорнов Н.А. обратился в Орджоникидзовский районный суд г. Екатеринбурга с жалобой на действия Екатеринбургской таможни, выразившиеся в отказе возвратить Нагорнову Н.А. сумму таможенных платежей, излишне уплаченную им при таможенном оформлении автомашины "Мицубиси Паджеро", 1999 года выпуска.

Решением Орджоникидзовского районного суда г. Екатеринбурга от 07.10.2002 исковые требования удовлетворены.

Как следует из материалов дела, 30.12.1999 заявитель по справке-счету, оформленной ЗАО "СП Рольф", приобрел автомобиль "Мицубиси Паджеро", 1999 года выпуска. При совершении сделки Нагорнову Н.А. были переданы документы ПТС и удостоверение ввоза транспортного средства, выданные Смоленской таможней на имя гр. Теплинского М.Ю. Согласно объяснениям заявителя, указанные документы подтверждали факт надлежащего таможенного оформления данного транспортного средства. Впоследствии автомашина была зарегистрирована Нагорновым Н.А. в МРЭО ГИБДД Свердловской области.

В мае 2001 года Нагорнов Н.А. получил уведомление Екатеринбургской таможни от 24.04.2001 N 02-18/4207 о том, что его автомашина была оформлена Смоленской таможней на имя гражданина Теплинского М.Ю - героя СССР - на основании решения суда, без уплаты таможенных платежей. Так как указанное решение суда было отменено вышестоящей судебной инстанцией, то Нагорнову Н.А. предлагалось заплатить таможенные платежи в отношении автомобиля "Мицубиси Паджеро до 28.04.2001. В уведомлении Екатеринбургской таможни было указано, что в случае неуплаты в указанный срок таможенных платежей, Нагорнов Н.А. будет привлечен к ответственности за нарушение таможенных правил, предусмотренное ст. 280 ТК России, кроме того, Смоленской таможней будет предъявлен в суд иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки.

21.05.2001 Нагорнов Н.А. обратился в Екатеринбургскую таможню с заявлением о добровольной уплате таможенных платежей в отношении автомашины "Мицубиси Паджеро", 22.05.2001 подал таможенную декларацию и в тот же день уплатил таможенные платежи по ТПО.

Впоследствии Нагорнов Н.А обратился в Екатеринбургскую таможню с заявлением о возврате излишне уплаченных, по его мнению, таможенных платежей. Однако 12.09.2002 получил отказ таможенного органа. Не согласившись с таким решением Екатеринбургской таможни, Нагорнов Н.А. обжаловал его в суд.

Представитель Екатеринбургской таможни в судебном заседании пояснил, что Нагорный Н.А., в соответствии со ст. 118 ТК России, был вправе уплатить таможенные платежи. Обязанность по уплате таможенных платежей Екатеринбургской таможней на Нагорного Н.А. не возлагалась.

Заслушав объяснения и возражения сторон, исследовав материалы дела, судом было установлено следующее.

Согласно пп. 1 п. 1 ст. 23 НК России, обязанность по уплате налогов возложена на налогоплательщика. Как видно из уведомления Екатеринбургской таможни от 24.04.2001, заявителю было указано до 28.04.2001 поместить автомашину на СВХ Екатеринбургской таможни для осуществления таможенного оформления и заплатить таможенные платежи. В противном случае, Нагорный Н.А. предупреждался о привлечении к ответственности в связи с совершением им таможенного правонарушения, ответственность за которое установлена в ст. 280 ТК России. Таким образом, доводы Екатеринбургской таможни о том, что на заявителя не возлагалась обязанность по уплате таможенных платежей, по мнению суда, противоречат фактическим обстоятельствам дела.

В соответствии с п.п. 5, 9, 10 ст. 18 ТК россии и ч. 8 ст. 124 ТК России, Нагорнов Н.А. не является декларантом и не несет ответственности за неуплату таможенных платежей, поскольку приобрел автомашину на территории Российской Федерации и в момент приобретения не знал и не должен был знать о незаконности ввоза автомашины. Указанный вывод подтвержден определениями Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, которые были опубликованы в бюллетенях Верховного Суда Российской Федерации N 11, 2000 и N 2, 2001.

Кроме того, в обоснование принятого решения суд указал, что в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 27.11.2001 N 202-0 разъяснено, что положение ч. 1 ст. 131 ТК России в его конституционно-правовом смысле, выявленном Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 14.05.1999 N 8-П, не означает, что обязанность выполнить требования по осуществлению таможенного оформления товаров и транспортных средств, в том числе по уплате таможенных платежей, может быть возложена на лиц, которые не могли каким-либо образом влиять на соблюдение требуемых при перемещении товаров и транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации таможенных формальностей, поскольку они не были в тот период участниками каких-либо отношений, включая таможенные отношения, по поводу такого имущества, и, если, приобретая его, они не знали и не должны были знать о незаконности ввоза.

Из материалов дела следует, что в момент приобретения автомашина была оформлена в таможенном отношении, что подтверждается ПТС и удостоверением ввоза транспортного средства.

В связи с изложенным, суд установил, что, поскольку Нагорный Н.А. не является лицом, перемещающим товары и транспортные средства через таможенную границу Российской Федерации, то обязанность по уплате таможенных платежей на него не может быть возложена. Действия Екатеринбургской таможни по отказу в возврате излишне уплаченных сумм таможенных платежей признаны судом неправомерными.

13. Если страховая сумма по договору страхования и таможенная стоимость застрахованного товара не совпадают, то данное обстоятельство не является основанием для признания таможенным органом необоснованным заявленного декларантом метода определения таможенной стоимости товара по цене сделки ООО "Восток-Фарм" обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с иском к Ростовской таможне о признании недействительными действий Ростовской таможни по корректировке таможенной стоимости товара.

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 05.06.2002, оставленным в силе постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, исковые требования удовлетворены.

Как следует из материалов дела, между компанией "Галена А.С.", Чехия, (поставщик) и ООО "Восток-Фарм", Россия, (покупатель) был заключен договор поставки от 19.02.2001, согласно которому компания "Галена А.С." обязалась поставить на условиях CIP г.Ростов-на-Дону, а истец - принять и оплатить, лекарственные препараты в ассортименте и количестве, указанном в генеральной спецификации. В соответствии с условиями договора поставки от 19.02.2001, кампания "Галена А.С." предоставляет на каждую поставку финансовые скидки, размер которых согласовывается сторонами в дополнении к договору.

Дополнением от 06.12.2001 N 2 к договору поставки от 19.02.2001 стороны определили, что ООО "Восток-Фарм", как постоянный покупатель, имеет право на получение финансовой скидки в размере 18% от суммы поставки по спецификации N 2, а также право на получение дополнительной скидки в размере 60% на препарат "Лаксигал" в количестве 720 упаковок по спецификации N 2, в связи с ограниченным сроком годности препарата "Лаксигал".

Согласно спецификации N 2 к договору поставки от 19.02.2001, стоимость партии поставленных лекарственных препаратов, с учетом предоставленных обществу "Восток-Фарм" скидок, составила 11 979,85 доллара США. Аналогичная стоимость указана в инвойсе от 10.12.2001, выставленном компанией "Галена А.С." истцу.

Расчет с поставщиком за партию товара был произведен истцом платежным поручением от 19.02.2002 N 12 в размере 11 976,85 долларов США.

При таможенном оформлении данной партии товара в регионе деятельности Ростовской таможни, таможенная стоимость была заявлена истцом по цене сделки с ввозимым товаром в сумме 11 976,85 доллара США.

29.12.2001, на основании ст. 174 ТК России, Ростовской таможней было предложено декларанту произвести корректировку таможенной стоимости товара на величину скидки, указанной в инвойсе от 10.12.2001.

08.01.2002 Ростовской таможней у истца были истребованы дополнительные документы: договор и счет на транспортные расходы, а также прайс-лист завода-изготовителя, со сроком их предоставления до 08.01.2002, без указания причин истребования дополнительных сведений о стоимости товара, ввезенного на таможенную территорию Российской Федерации.

Полагая, что для применения метода определения таможенной стоимости по цене сделки с ввозимым товаром, условия договора от 19.02.2001 являются документально недостаточно подтвержденными, Ростовская таможня произвела корректировку таможенной стоимости ввезенного товара по резервному методу. При этом Ростовская таможня исходила из того, что товар застрахован компанией содержащихся в письме ГТК России от 23.03.2001. Никаких правовых оснований для принятия решения о корректировке таможенной стоимости рыбной кормовой муки, ввезенной ООО "Агро-Холдинг Новгород", не было.

Рассмотрев доводы и возражения сторон, изучив представленные по делу доказательства, судом было установлено следующее.

В соответствии с положениями ст. 193 ТК России, таможенный контроль за товарами и транспортными средствами может производиться таможенными органами в любое время вне зависимости от их выпуска, если есть достаточные основания полагать о наличии нарушений таможенного законодательства. В таких случаях таможенные органы вправе перепроверять сведения, указанные в таможенной декларации.

Из положений ст.ст. 13, 15 Закона Российской Федерации от 21.05.1993 N 5003-1 "О таможенном тарифе" следует, что лицо, перемещающее товары через таможенную границу Российской Федерации, обязано обосновать заявленную таможенную стоимость товара достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информацией. При наличии у таможенного органа оснований полагать, что предоставленные декларантом сведения не являются достоверными или достаточными, он в соответствии с требованиями ч.2 ст. 16 Закона Российской Федерации от 21.05.1993 N 5003-1 "О таможенном тарифе" имеет право самостоятельно определять таможенную стоимость товара на основании имеющихся у него сведений.

Судом было установлено, что после заявления декларантом таможенной стоимости ввозимого товара по цене сделки, таможенный орган запросил от декларанта полный пакет платежных документов, которые тот не смог представить, ссылаясь на коммерческую тайну его партнера по сделке.

Таким образом, довод ООО "Агро-Холдинг Новгород" о том, что именно письмо ГТК России от 23.03.2001, а не имеющие место фактические недостатки, допущенные декларантом при таможенном оформлении ввезенного товара, послужило основанием для корректировки таможенной стоимости, судом признан несостоятельным и противоречащим исследованным по делу доказательствам.

Вместе с тем, суд указал, что письмо ГТК России от 23.03.2001, на основании которого производилась корректировка таможенной стоимости выпущенного в свободное обращение товара, не является нормативным актом и не может применяться при рассмотрении спора в суде.

По мнению суда, в соответствии с требованиями ст. 24 Закона Российской Федерации от 21.05.1993 N 5003-1 "О таможенном тарифе", таможенный орган при осуществлении корректировки таможенной стоимости ввезенной кормовой муки обоснованно применил единственно возможный - резервный метод определения таможенной стоимости.

В связи с изложенным, судом был сделан вывод об отсутствии правовых оснований для признания незаконным требования Новгородской таможни об уплате доначисленных таможенных платежей и пеней за просрочку их уплаты.

15. Метод определения таможенной стоимости товара по цене сделки не может быть использован, если сведения, использованные декларантом при заявлении таможенной стоимости, не подтверждены документально либо не являются количественно определенными и достоверными.

ООО "Инжиниринг" обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к Краснодарской таможне о признании недействительным требования об уплате таможенных платежей и пени от 02.11.2001 N 30.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 23.04.2002, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования были удовлетворены на том основании, что таможенный орган не доказал невозможность применения метода определения таможенной стоимости товаров по цене сделки с ввозимыми товарами, в связи с чем, неправомерно применил резервный метод определения таможенной стоимости товаров.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановлением от 22.10.2002 принятые по делу судебные акты отменил и передал дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, истец в соответствии с контрактом от 02.02.2001, заключенным с фирмой "JOU JYU LTD", (Китай), ввез на таможенную территорию Российской Федерации и произвел таможенное оформление товара - компьютерных частей и блоков питания. При осуществлении таможенного контроля за правильностью заявленной истцом таможенной стоимости ввезенного товара, Краснодарской таможней было установлено ее значительное занижение в сравнении с имеющейся у Краснодарской таможни ценовой информацией о таможенной стоимости периферийных устройств компьютеров.

Краснодарской таможней была произведена корректировка заявленной истцом таможенной стоимости товара, в связи с чем, истцу направлено требование об уплате таможенных платежей и пеней от 02.11.2001 N 30, которое было обжаловано истцом в Арбитражный суд Краснодарского края.

При вынесении решения о признании неправомерными решений и действий Краснодарской таможни по доначислению таможенных платежей, Арбитражный суд Краснодарского края установил, что вывод Краснодарской таможни о занижении истцом таможенной стоимости товара был необоснованным и носил предположительный характер. При этом суд первой инстанции принял во внимание большой объем партии комплектующих частей, что выгодно для иностранного партнера; себестоимость комплектующих частей; принцип свободы договора, а также принцип соблюдения баланса общественных и частных интересов. Кроме того, Арбитражный суд Краснодарского края сослался на то, что истец не привлекался к ответственности за недостоверное декларирование товаров по статье 279 ТК России; в отношения истца не выносилось решение о доначислении налогов и пеней по основаниям, предусмотренным п. 3 ст. 40 НК России.

Между тем, Федеральным арбитражным судом Северо-Кавказского округа указанные доводы первой и апелляционной инстанций Арбитражного суда Краснодарского края были признаны несоответствующими как процессуальным нормам, так и нормам налогового и таможенного законодательства по следующим основаниям.

Статьей 16 Закона Российской Федерации от 21.05.1993 N 5003-1 "О таможенном тарифе" (далее - Закон Российской Федерации "О таможенном тарифе") предусмотрено, что таможенный орган Российской Федерации, производящий контроль за правильностью таможенной оценки товара, вправе принимать решение о правильности заявленной декларантом таможенной стоимости товара. При отсутствии данных, подтверждающих правильность определения заявленной декларантом таможенной стоимости, либо при наличии оснований полагать, что представленные декларантом сведения не являются достоверными и (или) достаточными, таможенный орган Российской Федерации может самостоятельно определить таможенную стоимость декларируемого товара, последовательно применяя установленные законом методы определения таможенной стоимости, на основании имеющихся у него сведений (в том числе ценовой информации по идентичным или однородным товарам) с последующей корректировкой таможенной стоимости товаров.

По смыслу ст. 40 НК России для целей налогообложения ценой сделки должна являться рыночная цена. Требование о соответствии цены сделки рыночным ценам не нарушает принцип свободы договора. Налоговое и таможенное законодательство Российской Федерации не регулируют цену сделки, а требуют корректировки этой цены для того, чтобы налоговые и таможенные платежи уплачивались так, как если бы такая сделка осуществлялись между добросовестными и независимыми партнерами. Регламентированный в ст. 40 НК России принцип налогообложения не нарушает баланса общественных и частных интересов. Положения ст. 40 НК России и Закона Российской Федерации "О таможенном тарифе" направлены на то, чтобы стороны не занижали цены сделок и тем самым не уклонялись от уплаты налогов в ущерб интересам государства.

Статьей 15 Закона Российской Федерации "О таможенном тарифе" предусмотрено, что заявляемая декларантом таможенная стоимость и предоставляемые им сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации. При необходимости подтверждения заявленной таможенной стоимости декларант обязан по требованию таможенного органа Российской Федерации предоставить необходимые для этого сведения. При возникновении у таможенного органа сомнений в достоверности сведений, представленных декларантом для определения таможенной стоимости, декларант имеет право доказать такую достоверность.

При рассмотрении кассационной жалобы Краснодарской таможни, Федеральным арбитражным судом Северо-Кавказского округа было принято во внимание то, что истцом не были представлены банковские платежные документы, а также другие платежные и бухгалтерские документы, подтверждающие достоверность сведений использованных декларантом при заявлении таможенной стоимости товара, прейскуранты цен (прайс-листы) фирм-изготовителей, документы, свидетельствующие о стоимости товара в стране вывоза, экспортная таможенная декларация страны вывоза, сведения о ценах реализации товаров, другие документы, которые могут быть использованы для подтверждения сведений, заявленных в декларации таможенной стоимости.

В соответствии со ст. 19 Закона Российской Федерации "О таможенном тарифе" метод определения таможенной стоимости товара по цене сделки не может быть использован, если данные, использованные декларантом при заявлении таможенной стоимости не подтверждены документально либо не являются количественно определенными и достоверными. Без предоставления истцом доказательств, подтверждающих достоверность данных, использованных им для расчета таможенной стоимости товара, у суда первой инстанции не было оснований для признания недействительным требования Краснодарской таможни об уплате таможенных платежей и пеней от 02.11.2001 N 30.

В связи с изложенным, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа принятие по делу судебные акты отменил, а дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

16. Суд сделал вывод о невозможности применения таможенным органом резервного метода определения таможенной стоимости ввезенного товара, поскольку при рассмотрении дела было установлено, что сведения, использованное декларантом при заявлении таможенной стоимости по методу по цене сделки с ввозимым товаром, подтверждены документально и являются достоверными и достаточными.

ООО "Свит Сити" обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к Краснодарской таможне о признания недействительным требования об уплате таможенных платежей от 02 11.2001 N 29.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 6.03.2002, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, исковые требования были удовлетворены.

Как следует из материалов дела, ООО "Свит Сити" 17.07.2001 заключило контракт с фирмой ТЕТ GIDA TICARET LTD SIT, (Турция), на поставку в Российскую Федерацию товара - шоколадной глазури.

При осуществлении таможенного оформления товара - шоколадной глазури - ООО "Свит Сити" заявило таможенную стоимость ввезенного товара, применив первый метод определения таможенной стоимости - по цене сделки с ввозимыми товарами. Краснодарская таможня, в регионе деятельности которой осуществлялось основное таможенной оформление ввезенного товара, выпустила товар в свободное обращение без замечаний и возражений относительно достоверности и достаточности сведений, использованных декларантом при заявлении таможенной стоимости по цене сделки с ввозимыми товарами и соответственно, правильности определения декларантом таможенной стоимости товара.

В сентябре 2001 года ГТК России направил в Южное таможенное управление письмо, подготовленное по результатам анализа базы данных ГТД, в ходе которого было установлено, что в период июль-август 2001 года Краснодарская таможня осуществляла таможенное оформление товаров, классифицируемых в соответствии с ТН ВЭД России по кодам 1801, 1804 и 1805, с занижением таможенной стоимости как минимум в три раза, исходя из ориентировочной цены какао-масла (код ТН ВЭД России 1804). В соответствии с указанным письмом, Южному таможенному управлению было поручено организовать и провести проверку обоснованности заявленной таможенной стоимости ввезенных товаров, классифицируемых в соответствии с ТН ВЭД России по кодам 1801, 1804, 1805.

Южное таможенное управление в октябре 2001 г. поручило Краснодарской таможне произвести корректировку заявленной таможенной стоимости товара - шоколадной глазури, оформленного Краснодарской таможней в июле-августе 2001 г.

Во исполнение указанного поручения Краснодарская таможня произвела корректировку заявленной ООО "Свит-Сити" таможенной стоимости товара - шоколадной глазури по двадцати шести ГТД. В результате чего таможенная стоимость товара была увеличена в три раза. Стоимость товара для таможенной оценки была определена таможенным органом с применением резервного метода на основании стоимости на мировом рынке какао-масла, как основного компонента шоколадной глазури.

После произведенной корректировки таможенной стоимости товара -шоколадной глазури - Краснодарской таможней в адрес ООО "Свит Сити" было направлено требование об уплате таможенных платежей от 02.11.2001 N 29, которое было обжаловано истцом в Арбитражный суд Краснодарского края.

При рассмотрении дела суд вынес решение об удовлетворении исковых требований по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 15 Закона Российской Федерации от 21.05.1993 N 5003-1 "О таможенном тарифе" (далее - Закон Российской Федерации "О таможенном тарифе") заявляемая декларантом таможенная стоимость и предоставляемые им сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации. Согласно ст. 174 ТК России подача таможенной декларации должна сопровождаться представлением таможенному органу Российской Федерации документов, необходимых для таможенных целей, при этом таможенный орган Российской Федерации имеет право запросить дополнительные сведения с целью проверки информации, содержащейся в таможенной декларации.

Истцом в ходе таможенного оформления были представлены учредительные документы, контракт, спецификация, являющаяся приложением к контракту, в которой помимо самого наименования товара были указаны сведения об упаковке, общем весе товара, цене за единицу товара и общей сумме сделки, а также сведения о паспорте импортной сделки Таким образом, по мнению суда, ООО "Свит Сити" были соблюдены установленные в п 1 ст. 15 Закона Российской Федерации "О таможенном тарифе" требования о достоверности представленных сведений, количественной определенности декларируемого товара и документального подтверждения информации.

Судом при принятии решения был также учтен тот факт, что Краснодарская таможня при таможенном оформлении ввезенных истцом товаров, не потребовала представления каких-либо дополнительных, помимо имеющихся документов.

Следовательно, по мнению суда Краснодарская таможня признала представленные ООО "Свит Сити" документы достоверными и достаточными для подтверждения достоверности сведений, использованных декларантом при заявлении таможенной стоимости товара.

При рассмотрении дела, суд пришел к выводу, что корректировка таможенной стоимости, ввезенного истцов товара - шоколадной глазури, была произведена Краснодарской таможней только на основании предположения о занижении таможенной стоимости. При перерасчете таможенной стоимости, таможней была применена процедура сравнения стоимости шоколадной глазури со стоимостью основных составляющих шоколадной глазури на мировом рынке, которая не предусмотрена Законом Российской Федерации "О таможенном тарифе".

Кроме показателей, основанных на результатах сравнения стоимости шоколадной глазури со стоимостью основных составляющих шоколадной глазури на мировом рынке, таможенный орган не представил никаких доказательств занижения таможенной стоимости шоколадной глазури Согласно позиции суда, само по себе предположение, основанное лишь на вышеуказанных данных, не может служить достаточным основанием для осуществления корректировки таможенной стоимости товара.

Кроме того, по мнению суда, заявление недостоверных сведений о товарах, их таможенном режиме и других сведений, необходимых для таможенных целей признается недостоверным декларированием товаров и образует состав таможенного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 279 ТК России. Краснодарской таможней ООО "Свит Сити" ни первоначально, при выпуске товара в свободное обращение, ни в последующем, после проведения таможенного контроля, не привлекалось к ответственности за недостоверное декларирование. Требование об уплате таможенных платежей от 02.11.2001 N 29 было направлено не на основе документально подтвержденных данных, свидетельствующих о противоправном виновном поведении истца как субъекта таможенных отношений, выразившимся в занижении стоимости шоколадной глазури, а лишь на основании предположения о занижении таможенной стоимости.

С учетом изложенного, судом исковые требования были удовлетворены.

17. При отсутствии данных, подтверждающих правильность определения заявленной таможенной стоимости, либо при наличии оснований полагать, что представленные декларантом сведения не являются достоверными и (или) достаточными, таможенный орган Российской Федерации может самостоятельно определить таможенную стоимость декларируемого товара, последовательно применяя методы определения таможенной стоимости, установленные Законом Российской Федерации от 21.05.1993 N 5003-1 "О таможенном тарифе".

Предприниматель Кирьянов А.А обратился в Арбитражный суд Рязанской области с иском к Рязанской таможне о признании недействительным требования об уплате таможенных платежей.

Решением Арбитражного суда Рязанской области от 28.02.2002, оставленным в силе постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении исковых требований было отказано.

Из материалов дела следует, что истцом с фирмой "REDMILE TRADING LIMITED" был заключен контракт от 09.06.2001 N 09/06/01, согласно условиям которого фирма обязалась поставить истцу товар - рыбные консервы в количестве и по ценам, определенным в приложении к контракту. В цену товара была включена стоимость тары, упаковки и маркировки. Поставка товара осуществлялась на условиях DAF - граница России и Латвии, доставка автомобильным или железнодорожным транспортом.

Таможенное оформление поступившего товара производилось в регионе деятельности Рязанской таможни, при этом, таможенная стоимость товара была определена и заявлена истцом по первому методу определения таможенной стоимости товара, в соответствии с ценой, указанной в инвойсе, в сумме 135 745,28 долларов США.

После завершения таможенного оформления и выпуска товара, Рязанской таможней была проведена проверка документов и сведений для таможенных целей, представленных истцом при таможенном оформлении ввезенного товара.

В ходе указанной проверки Рязанской таможней была установлена значительная разница между таможенной стоимостью рыбных консервов, заявленной истцом в грузовых таможенных декларациях, и ценовой информацией по однородным товарам, доведенной до таможенных органов письмом ГТК России. При этом разница между ценой на однородные товары в одинаковой весовой категории, на условиях поставки FCA - страны Прибалтики, и ценой, установленной в контракте от 09.06.2001 N 09/06/01 на условиях DAF - граница России и Латвии, составила более 500%.

В связи с изложенным, Рязанской таможней у истца были истребованы дополнительные документы, подтверждающие правильность определения таможенной стоимости ввезенного товара (прайс-листы организаций по ценам на аналогичные продукты в России, договоры по перевозке товара до и после границы Российской Федерации, бухгалтерские документы, подтверждающие оплату товара по данным поставкам, договоры между продавцом и отправителями груза и др.)

На основании документов дополнительно представленных истцом, Рязанской таможней было установлено, что цена сделки в ходе исполнения контракта от 09.06.2001 N 09/06/01 зависит от соблюдения условий, влияние которых не может быть учтено и в силу пп. б) п. 2 ст. 19 Закона Российской Федерации от 21.05.1993 N 5003-1 "О таможенном тарифе" (далее - Закон Российской Федерации "О таможенном тарифе") метод определения таможенной стоимости по цене сделки с ввозимыми товарами не мог быть использован истцом при заявлении таможенной стоимости.

В соответствии со ст. 16 Закона Российской Федерации от 21.05.1993 N 5003-1 "О таможенном тарифе" Рязанской таможней было принято решение о корректировке таможенной стоимости товара, поступившего в адрес истца по контракту от 09.06.2001 N 09/06/01, с использованием шестого метода определения таможенной стоимости. Корректировка таможенной стоимости была произведена Рязанской таможней на основе ценовой информации по однородным товарам, содержащимся в электронной базе ЦТУ, сформированной на основе сведений заявленных в ГТД, принятых таможенными органами в регионе деятельности ЦТУ в 2001 г.

Таможенная стоимость рыбных консервов, ввезенных истцом по контракту от 09.062001 N 09/06/01, после произведенной Рязанской таможней корректировки, составила 309 638,76 долларов США. В связи с корректировкой таможенной стоимости товара, Рязанской таможней был произведен перерасчет таможенных платежей и на сумму доначисленных таможенных платежей истцу было направлено требование об уплате таможенных платежей. Не согласившись с указанным требованием, истец обжаловал его в Арбитражный суд Рязанской области.

В обосновании исковых требований истец заявил, что в Рязанскую таможню был представлен весь необходимый пакет документов, обосновывающий правомерность применения истцом метода определения таможенной стоимости по цене сделки с ввозимым товаром. Кроме того, корректировка таможенной стоимости товара была произведена Рязанской таможней с нарушением требований ст. 18 Закона Российской Федерации "О таможенном тарифе", с применением резервного метода определения таможенной стоимости, без обоснования невозможности последовательного применения каждого из перечисленных в указанной статье методов определения таможенной стоимости.

Рассмотрев доводы и возражения сторон, изучив представленные по делу доказательства, суд установил следующее.

Таможенный орган Российской Федерации, производящий контроль за правильностью определения и заявления таможенной стоимости товара, согласно п. 1 ст. 16 Закона Российской Федерации "О таможенном тарифе", вправе принимать решение о правильности заявленной декларантом таможенной стоимости товара. В соответствии с п. 2 ст. 16 Закона Российской Федерации "О таможенном тарифе", при необходимости подтверждения заявленной декларантом таможенной стоимости, либо при наличии оснований полагать, что представленные декларантом сведения не являются достоверными и (или) достаточными, таможенный орган Российской Федерации может самостоятельно определить таможенную стоимость декларируемого товара, последовательно применяя методы определения таможенной стоимости, установленные Законом Российской Федерации "О таможенном тарифе", на основании имеющихся у него сведений, в том числе, ценовой информации по идентичным и однородным товарам.

На основании положений указанных норм права суд установил, что Рязанская таможня правомерно истребовала у истца дополнительные документы, подтверждающие правильность определения таможенной стоимости товара, так как в результате проверки документов, представленных истцом при таможенном оформлении товара, было установлено значительное расхождение заявленной таможенной стоимости от среднестатистической таможенной стоимости в регионе деятельности ЦТУ по однородным товарам.

Суд, при рассмотрении дела, согласился с возражениями Рязанской таможни относительно неправомерного применения истцом метода определения таможенной стоимости по цене сделки с ввозимым товаром по следующим основаниям.

Из представленных по делу материалов установлено, что по поручению "REDMILE TRADING LIMITED", отправителем товара, поступившего в адрес истца, являлись ООО "Гамма-А", (Латвия) и ООО "JPL GROUP", (Латвия).

По условиям договора от 01.01.2001, заключенного между фирмой "REDMILE TRADING LIMITED" и ООО "Гамма-А", фирма "REDMILE TRADING LIMITED" поставляет ООО "Гамма-А" металл - жесть, а ООО "Гамма-А", в счет оплаты стоимости металла, обязуется поставлять товар - рыбные консервы. Цены на металл и рыбные консервы в соответствии с условиями договора от 01.01.2001 не являются фиксированными и определяются ежемесячно. Из условий договора от 01.01.2001 следует, что цена металла, поставляемого фирмой "REDMILE TRADING LIMITED", влияет на стоимость рыбных консервов, которые фирма "REDMILE TRADING LIMITED" реализует через ООО "Гамма-А" третьим лицам. Следовательно, цена товара - рыбных консервов, поступивших в адрес истца по контракту от 09.06.2001 N 09/06/01, зависит от условий, которые невозможно учесть при заявлении и определении таможенной стоимости товара.

В силу пп. б) п. 2 ст. 19 Закона Российской Федерации "О таможенном тарифе", метод определения таможенной стоимости ввезенного товара по цене сделки не может быть использован, если продажа и цена сделки зависят от соблюдения условий, влияние которых не может быть учтено.

Судом при рассмотрении дела также было установлено, что согласно условиям контракта от 09.06.2001 N 09/06/01, поставка товара осуществлялась на условиях DAF - граница России, с доставкой автомобильным или железнодорожным транспортом. Для определения таможенной стоимости ввозимого товара, согласно пп. а) п. 1 ст. 19 Закона Российской Федерации "О таможенном тарифе", декларант должен был представить документы, подтверждающие расходы по доставке товара до границы Российской Федерации. Указанные документы истцом в Рязанскую таможню, а также в суд представлены не были.

Довод истца о том, что корректировка таможенной стоимости товара с использованием резервного метода была произведена Рязанской таможней с нарушением требований ст. 18 Закона Российской Федерации "О таможенном тарифе" без обоснования невозможности последовательного применения каждого из перечисленных в указанной статье методов, судом также был отклонен по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ст.ст. 20, 21 Закона Российской Федерации "О таможенном тарифе" второй и третий методы определения таможенной стоимости не могли быть применены Рязанской таможней для определения таможенной стоимости в силу отсутствия на тот момент ценовой информации об идентичных и однородных товарах, проданных для ввоза в Российскую Федерацию одновременно с оцениваемыми товарами или не ранее чем за 90 дней до ввоза оцениваемых товаров, ввезенных примерно в том же количестве и (или) на тех же коммерческих условиях, таможенная стоимость которых была определена по первому методу и принята таможенным органом Российской Федерации.

В соответствии со ст. 22 Закона Российской Федерации "О таможенном тарифе" метод определения таможенной стоимости на основе вычитания стоимости Рязанской таможней не был использован, так как отсутствовала информация о цене единицы товара, по которой оцениваемые, идентичные или однородные товары продаются наибольшей партией на территории Российской Федерации (в зоне деятельности ЦТУ) не позднее 90 дней с даты ввоза оцениваемых товаров участнику сделки, не являющемуся взаимозависимым с продавцом лицом.

Метод определения таможенной стоимости на основе сложения стоимости, установленный в ст. 23 Закона Российской Федерации "О таможенном тарифе", не применялся в связи с тем, что отсутствовали данные о стоимости материалов и издержек, понесенных изготовителем в связи с производством оцениваемого товара; общих затратах, характерных для продажи в Российскую Федерацию из страны ввоза товаров того же вида, в том числе расходов на транспортировку, погрузочные и разгрузочные работы, страхование до места пересечения границы Российской Федерации, и иных затрат; информации о прибыли, обычно получаемой экспортером в результате поставки в Российскую Федерацию таких товаров. Учитывая изложенное, суд сделал вывод о том, что в соответствии со ст. 24 Закона Российской Федерации "О таможенном тарифе" таможенная стоимость товаров была определена Рязанской таможней по шестому (резервному) методу, на основе гибкого применения первого метода (по цене сделки). Величина таможенной стоимости была установлена на основании ценовой информации по однородным товарам, содержащейся в электронной базе данных ЦТУ, сформированной на основании ГТД, принятых таможенными органами в регионе деятельности ЦТУ в 2001 г.

В связи с вышеизложенным, оснований для признания недействительным требования об уплате таможенных платежей, направленного истцу Рязанской таможней, судом установлено не было.

18. Суд признал правомерным решение таможенного органа о принятии таможенной стоимости, заявленной декларантом по временной (условной) оценке с корректировкой на сумму транспортных расходов, рассчитанных с учетом тарифных ставок на оказание транспортно-экспедиционных услуг независимым перевозчиком.

ООО "Долина" обратилось в Арбитражный суд Ульяновской области с иском к Ульяновской таможне о признании недействительным ненормативного акта - письма Ульяновской таможни от 25.01.2002 N 19-26/0711 об отказе в возврате суммы доначисленных и уплаченных истцом в результате корректировки таможенных платежей.

Как следует из материалов дела, в адрес истца поступил товар - бытовая техника. Таможенная стоимость перемещенного товара декларантом была определена и заявлена по первому методу определения таможенной стоимости (по цене сделки с ввозимыми товарами).

В связи с тем, что истцом при таможенном оформлении не были представлены все необходимые документы для подтверждения таможенной стоимости товара, выпуск был произведен с учетом условно скорректированной таможенной стоимости товара (на сумму транспортных расходов), в результате чего таможенным органом были доначислены таможенные платежи. Одновременно Ульяновской таможней был установлен срок (10.01.2002) для представления необходимых платежно-банковских документов на оплату товара и транспортных услуг в целях подтверждения таможенной стоимости товаров. Указанные документы были представлены в таможню 03.01.2002, однако таможенный орган потребовал в срок до 10.01.2002 дополнительно представить документы, подтверждающие технические характеристики товара.

Вместе с тем, по состоянию на 01.03.2002 товар был реализован, и истец не смог представить требуемые таможенным органом документы, о чем направил уведомление в Ульяновскую таможню. Таким образом, таможенная стоимость товара была окончательно принята в размере, установленном таможенным органом в результате корректировки. В принятии заявленной истцом и определенной по первому методу таможенной стоимости было отказано.

Рассмотрев материалы дела, суд сделал вывод о том, что оснований для отказа в принятии таможенной стоимости, заявленной по первому методу, не имелось, поскольку истцом были представлены все необходимые документы, договор поставки со спецификацией к нему, инвойс, а также письмо-разъяснение фирмы "Сирус Девелопмент Гмбх" (фирмы-инопартнера). По мнению суда, указанные документы являются достаточными для подтверждения правильности заявленной истцом таможенной стоимости товара. Кроме того, по мнению суда,, содержание товарно-транспортных документов соответствует сведениям, заявленным декларантом, в связи с чем доводы ответчика о противоречивости сведений, содержащихся в указанных документах, не могут быть признаны состоятельными.

Судом также было установлено, что таможенная стоимость была определена Ульяновской таможней по шестому резервному методу на базе первого метода. Согласно ст. 24 Федерального закона "О таможенном тарифе" (далее - Закон) в случае, если таможенная стоимость товара не может быть определена декларантом в результате последовательного применения методов определения таможенной стоимости, указанных в ст.ст. 19-23 Закона, либо если таможенный орган имеет основание полагать, что эти методы определения таможенной стоимости не могут быть использованы, таможенная стоимость оцениваемых товаров определяется с учетом мировой практики. Пункт 2 указанной статьи предусматривает, что произвольно установленная или достоверно неподтвержденная цена товара не может быть использована в качестве основы для определения таможенной стоимости товара по резервному методу.

Вместе с тем, судом был сделан вывод о том, что таможенная стоимость товара была откорректирована ответчиком на основании положений приказа ГТК России от 24.12.97 N 757 "О мерах по усилению контроля таможенной стоимости", что, по мнению суда, повлекло за собой неправомерное применение метода определения таможенной стоимости с использованием условной цены, указанной в приложении к данному приказу, и, как следствие, необоснованное доначисление таможенных платежей (на сумму транспортных расходов).

В связи с изложенным, решением Арбитражного суда Ульяновской области от 11.04.2002, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции того же суда, исковые требования были удовлетворены.

Постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа решение Арбитражного суда Ульяновской области от 11.04.2002 было отменено, в части признания неправомерной корректировки таможенной стоимости ввезенного товара на сумму транспортных расходов. В указанной части дело было направлено на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела в иске, в части признания незаконной корректировки таможенной стоимости товара на сумму транспортных расходов, было отказано.

При вынесении решения судом было установлено, что одновременно с таможенным оформлением товара, ввезенного в адрес ООО "Долина", осуществлялось таможенное оформление товара, ввезенного в адрес ОАО "Юпитер-ВТФ". Из представленных Ульяновской таможней в суд доказательств следует, что товары, поступившие в адрес ООО "Долина" и ОАО "Юпитер-ВТФ", были ввезены на таможенную территорию Российской Федерации одним и тем же транспортом в соответствии договорами, заключенными с одним и тем же перевозчиком (ООО "Интертрансавто") на основании одного и того же карнета.

В соответствии с дополнительным соглашением, представленным ООО "Долина" вместе с договором на международную перевозку грузов, при таможенном оформлении товара стоимость транспортных услуг была рассчитана из расчета 0,15 американских долларов за 1 км. При этом в отношении транспортных расходов за товар, ввозимый в адрес ОАО "Юпитер-ВТФ" был представлен договор на транспортно-экпедиционное обслуживание и перевозку грузов в международном сообщении и дополнительное соглашение к нему, согласно которым тариф за перевозку груза составил 0,47 американских долларов за 1 км.

Учитывая данный факт, по мнению суда, таможенный орган в соответствии с ч. 2 ст. 16 Закона "О таможенном тарифе" правомерно затребовал у декларанта расчет суммы транспортных расходов по тарифным ставкам от независимого перевозчика.

На основании представленных данных об ориентировочной стоимости грузовых перевозок, представленных декларантом, была произведена корректировка таможенной стоимости с распределением между товарами различных наименований пропорционально их весу.

Учитывая изложенное, осуществление таможенным органом корректировки таможенной стоимости на сумму транспортных расходов было признано судом законным и обоснованным, в удовлетворении исковых требований в данной части ООО "Долина" отказано.

 

Комментарии
Мы будем рады любым предложениям и замечаниям по работе и содержанию сайта www.alta.ru.
Помогите нам стать лучше!