Горячая линия:
Москва
Центральный офис:
Контакты Дилеры
онлайн-справочник

Письмо Северо-Западного таможенного управления от 17.10.2005 № 12-02-15/19907

Письмо Северо-Западного таможенного управления
от 17 октября 2005 г. N 12-02-15/19907
"О направлении информации"

 

Для учета и использования в работе направляю информацию по результатам проведенного правовой службой Северо-Западного таможенного управления анализа судебной практики по делам, связанным с привлечением лиц к административной ответственности.

 

Заместитель начальника
Северо-Западного таможенного управления
полковник таможенной службы
И.В.Петров

 

Приложение
к письму Северо-Западного
таможенного управления
от 17.10.2005 N 12-02-15/19907

 

Анализ судебной практики по делам, связанным
с привлечением лиц к административной ответственности

 

1. При привлечении юридического лица к административной ответственности подлежит доказыванию его вина.

Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области (решение от 10.11.2004 по делу N А56-38404/04) установил, что при заявлении в ГТД сведений о коде товара по ТН ВЭД России организация руководствовалась предварительным классификационным решением СЗТУ от 03 . 12.2003, сертификатом качества и спецификацией к внешнеторговому контракту.

По мнению суда, в ходе расследования по делу об АП N 10216000-1587/2004 по ч. 2 ст. 16.2 КоАП России Балтийской таможней не были установлены факты недобросовестного поведения организации в связи с получением и отношением к этим документам. Таможней также не принято во внимание ходатайство организации о проведении повторной экспертизы товара.

Бремя доказывания обстоятельств, связанных с решением вопроса о привлечении к административной ответственности, возлагается на административный орган. При этом организация лишь вправе, а не обязана доказывать соответствующие юридические факты. Критерий "возможности для соблюдения правил и норм" не является единственным для оценки вины юридического лица. Иное толкование закона, по мнению суда, входило бы в явное противоречие с принципами и презумпциями производства по делам об АП и административного судопроизводства (ст. 1.5, 1.6 КоАП России, ст. 210 АПК РФ).

Суд первой инстанции при вынесении решения о признании незаконным и отмене постановления Балтийской таможни указал на то, что в материалах дела об АП отсутствовали доказательства истребования таможней у декларанта каких-либо документов, проведения повторной экспертизы. Нарушение таможней процессуальных прав лица, привлекаемого к административной ответственности, недостаточно полное и необъективное установление фактических обстоятельств дела об АП. Данную позицию признала правомерной и кассационная инстанция.

Постановлением Выборгской таможни по делу об АП N 10206000-620/2004 организация была признана виновной в совершении правонарушении по ч. 2 ст. 16.2 КоАП России.

Начиная поставлять товар в РФ, в 1999 году организация получила заключение Торгово-промышленной палаты Санкт-Петербурга о его классификации по товарной позиции ТН ВЭД. Решением от 25.10.1999 Выборгская таможня подтвердила необходимость классификации товара по той же товарной позиции. В течение всего времени он заявлялся по данной товарной позиции, его технические характеристики и химический состав не изменялись, таможней решений по изменению кода товара не принималось. 27.08.2004 Выборгской таможней по одной ГТД было принято решение о классификации товара иным кодом ТН ВЭД.

Решением от 18.01.2005 по делу N А56-44827/2004 Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области постановление Выборгской таможни признано незаконным и отменено, так как организация предприняла все зависящие от нее меры по соблюдению таможенных правил и норм, следовательно, вины организации в недостоверном недекларировании нет. Данный вывод был признан правомерным судом кассационной инстанции (постановление от 11.04.2005).

В своем решении от 02.02.2005 по делу N А42-347/05-12 Арбитражный суд Мурманской области в числе иных обстоятельств, повлекших признание постановления Мурманской таможни по делу об АП N 10207000-734/2004 незаконным, указал, что из текста оспариваемого постановления следует, что описание товара в ГТД не позволяет однозначно отнести декларируемый товар к определенной подсубпозиции ТН ВЭД.

Вместе с тем Мурманская таможня, не направляя запросов для опровержения (подтверждения) позиции общества в вышестоящие таможенные органы, органы сертификации или экспертные учреждения, самостоятельно производит классификацию товара. Согласно ст. 26.4 КоАП России, если при производстве по делу об АП возникает необходимость в пользовании специальными познаниями в науке, технике или ремесле, выносится определение о назначении экспертизы. Более того, товар неоднократно выпускался по коду, заявленному декларантом.

Апелляционная инстанция Арбитражного суда Смоленской области пришла к выводу об отсутствии вины перевозчика в совершении административного правонарушения по ч. 1 ст. 16.9 КоАП России (постановление Великолукской таможни по делу об АП N 10217000-263/2004).

По мнению суда, имеющиеся в материалах дела доказательства свидетельствуют о том, что утрата части товара произошла в результате хищения, совершенного неизвестными лицами, во время движения автомашины предположительно на участке дороги, где скорость была ограничена. Перевозчик в целях сохранности товара проявил должную степень заботливости и осмотрительности. Великолукская таможня не доказала, что перевозчик нарушил какие-либо установленные правила, требования по перевозке грузов и не принял все зависящие от него меры по обеспечению сохранности перевозимого товара.

Ссылка таможни на возможность применения перевозчиком при транспортировке груза охранного сопровождения, второго водителя признана несостоятельной. Эти меры не являются обязательными, а учитывая стоимость перевозимого товара, способ хищения, в данном случае - нерентабельны и неэффективны.

Ни в протоколе, ни в постановлении таможней не указано, какие именно меры не предпринял перевозчик для обеспечения сохранности товара, либо на наличие его явной небрежности в выполнении этой обязанности.

Постановлением от 10.06.2005 по делу N А05-4892/05-10 апелляционной инстанции Арбитражного суда Архангельской области было оставлено в силе решение от 29.04.2004 Арбитражного суда Архангельской области, которым признано незаконным и отменено постановление Архангельской таможни по делу об АП N 10203000-18/2005 о привлечении организации к административной ответственности по ч. 3 ст. 16.12 КоАП России.

Судом апелляционной инстанции, в частности, был сделан вывод и об отсутствии в действиях организации вины, так как таможня и не требовала на дату подачи ГТД представления санитарно-эпидемиологического заключения, поскольку в силу указания ГТК России его представление не носило обязательного характера. Также судом указывалось, что следовало учесть и факт реализации товара на момент предъявления в последующем требования о предоставлении санитарно-эпидемиологического заключения, поскольку для получения такого заключения необходимы были образцы товара, в связи с чем у организации объективно отсутствовала возможность представления такого заключения по требованию таможни.

На основании заявления получателя товара должностным лицом Санкт-Петербургской таможни было снято таможенное обеспечение и проведен досмотр товара, в ходе которого установлено, что вместо новых покрышек для легковых автомобилей были отправителем отгружены покрышки, бывшие в употреблении.

В отношении перевозчика Санкт-Петербургской таможней было возбуждено дело об АП N 10210000-1969/2004 по ч. 3 ст. 16.1 КоАП России.

Согласно решению от 06.07.2005 по делу N А56-18990/2005 Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области и постановлению от 08.09.2005 апелляционного суда, самим таможенным органом в ходе административного расследования установлено, что заявление недостоверных сведений о перемещаемом товаре произошло по вине отправителя, перевозчик принял товаросопроводительные документы и груз за пломбами отправителя и финской таможни, груз был доставлен на таможенную территорию РФ без каких-либо повреждений транспортного средства и средств идентификации.

В соответствии со ст. 83 Таможенного кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ), если таможенные органы используют таможенные пломбы или другие средства идентификации таможенных органов иностранных государств, на изменение, удаление, уничтожение или повреждение этих средств идентификации распространяются запреты, предусмотренные ТК РФ в отношении средств идентификации таможенных органов РФ. При данных обстоятельствах у общества не имелось фактической возможности произвести осмотр принимаемого груза и проверить правильность записей, сделанных в товаросопроводительных документах.

При подаче ГТД обществом не был представлен в Архангельскую таможню коносамент, подтверждающий морскую перевозку товара, в связи с чем в графе 44 ГТД организацией была сделана отметка об обязательстве его предоставления в срок до 31.12.2004. Кроме того, в заявлении, поданном в таможню, организация также подтвердила взятое на себя обязательство перед таможенным органом о предоставлении недостающего документа в срок до 31.12.2004.

Затем организация неоднократно обращалась о продлении установленного срока.

Рассмотрев материалы дела, суды первой и апелляционной инстанций (дело N А05-7015/05-10) сделали вывод о том, что поскольку оформление коносамента осуществляется перевозчиком после погрузки товара на судно, а перевозка в данном случае обеспечивается фрахтовым экспедитором, следовательно, организация могла получить коносамент только от фрахтового экспедитора.

Для получения коносамента организацией принимались необходимые меры. Коносамент был выдан таможенному органу по его требованию в рамках производства по делу об АП N 10203000-06/2005.

Таким образом, экспедитор умышленно удерживал коносамент и организация объективно не имела возможности в установленный срок представить данный коносамент таможенному органу, а в продлении срока в пределах 45 дней с момента подачи таможенной декларации организации было отказано. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что в данном случае отсутствует вина организации в непредставлении в таможню необходимого документа (коносамента), следовательно, отсутствует состав административного правонарушения.

2. С точки зрения суда указание декларантом неверного кода товара по ТН ВЭД, если это не связано с заявлением при его описании недостоверных сведений, не образует состава административного правонарушения по ч. 2 ст. 16.2 КоАП России.

На основании заключения эксперта Балтийской таможней товар был классифицирован кодом ТН ВЭД, отличным от заявленного организацией в ГТД. Изменение кода товара повлекло увеличение размера взимаемых таможенных пошлин, налогов.

Постановлением Балтийской таможни по делу об АП N 10216000-1587/2004 организация привлечена к административной ответственности по ч. 2 ст. 16.2 КоАП России .

Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области (решение от 10.11.2004 по делу N А56-38404/04) удовлетворил заявление организации об отмене постановления, указав на недоказанность таможней наличия в действиях организации события и состава вмененного административного правонарушения.

По мнению суда кассационной инстанции, посчитавшего вывод суда первой инстанции правомерным, таможенный орган, осуществляющий таможенное оформление и проверку таможенной декларации, исходя из представленных ему полномочий, обязан не допустить выпуск товара в случаях, когда декларант заявил в таможенной декларации достоверные сведения о наименовании, количестве, таможенной стоимости, стране происхождения товара и его таможенном режиме, но неправильно указан код ТН ВЭД.

Следовательно, указание в ГТД неправильного кода ТН ВЭД, если это указание не связано с заявлением при описании товара недостоверных сведений о количестве, свойствах и характеристик товара, влияющих на его классификацию, не образуют объективную сторону правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 16.2 КоАП России.

При этом лицо, перемещающее товар, либо декларант обязаны уплатить сумму таможенных пошлин, налогов в размере, соответствующем правильному коду ТН ВЭД.

Постановлением Балтийской таможни по делу об АП N 10216000-129/2004 юридическое лицо было признано виновным в совершении административного правонарушения по ч. 2 ст. 16.2 КоАП России, выразившегося в заявлении недостоверных сведений о коде товара по ТН ВЭД.

Решением от 05.10.2004 Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу N А56-7115/2004 постановление таможни было признано незаконным и отменено на основании того что вступившим в законную силу решением от 21.06.2004 Арбитражного суда по делу N А56-7696/04 классификационное решение Балтийской таможни, послужившее основанием для возбуждения дела об АП N 10216000-129/2004 и являющееся доказательством по делу, признано незаконным, а классификация лицом товара по коду ТН ВЭД правомерной.

Данные обстоятельства не подлежат повторному доказыванию, в связи с чем постановление Балтийской таможни было основано на доказательствах, признанных судом незаконными, в связи с чем факт совершения лицом административного правонарушения не доказан.

Постановлением от 25.05.2005 Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа по делу N А42-347/05-12 решение от 07.02.2005 Арбитражного суда Мурманской области о признании незаконным и отмене постановления Мурманской таможни по делу об АП N 10207000-734/2004 оставлено без изменения.

В постановлении суд указал, что по смыслу ч. 2 ст. 16.2 КоАП России к сведениям, недостоверное заявление которых образует объективную сторону вменяемого обществу в вину АП, относятся количественные и качественные характеристики товара, позволяющие отнести товар к определенному коду ТН ВЭД.

Как указано в п. 1, 3 ст. 40 ТК РФ, товары при их декларировании таможенным органам подлежат классификации. В случае установления нарушения правил классификации товаров при декларировании таможенный орган вправе самостоятельно осуществить классификацию товаров.

Принимая решение о классификации товара, таможенный орган реализует полномочия, предоставленные ему приведенной нормой, а несогласие таможни с заявленным декларантом кодом ТН ВЭД не может быть признано административным правонарушением со стороны последнего, поскольку, по мнению суда, и декларант, и таможенный орган действуют в соответствии с таможенным законодательством.

Судом был сделан вывод, что код ТН ВЭД не относится к сведениям о товаре, служащим основанием для занижения размера таможенных платежей, по смыслу ч. 2 ст. 16.2 КоАП России, а следовательно, отсутствует событие АП.

3. Суд пришел к выводу, что доставляемые по процедуре внутреннего таможенного транзита товары не имеют статуса находящихся на временном хранении.

В ходе таможенного досмотра товара был установлен факт утраты части товара, перевозимого по процедуре внутреннего таможенного транзита (далее - ВТТ) и имеющего статус находящегося на временном хранении.

Решением от 31.03.2005 Арбитражного суда Смоленской области постановление Великолукской таможни по делу об АП N 10217000-263/2004 было признано незаконным и подлежащим отмене. Апелляционная инстанция подтвердила законность и обоснованность решения суда первой инстанции.

ВТТ и временное хранение, по мнению Арбитражного суда Смоленской области, являются самостоятельными и различными таможенными процедурами.

В соответствии с п. 4 ст. 103 ТК РФ исчисление срока временного хранения товаров начинается со дня их помещения на склад временного хранения либо со дня приобретения товарами статуса товаров, находящихся на временном хранении. В случае применения ВТТ при перевозке товаров из места прибытия на таможенную территорию РФ до места нахождения таможенного органа исчисление срока временного хранения этих товаров начинается заново со дня завершения ВТТ.

Суд сделал вывод, что процедура временного хранения не применяется к товарам, помещенным под ВТТ, так как "перевозка" и "хранение" - не идентичные понятия. В обоснование этих выводов суд сослался также на п. 4 Правил совершения таможенных операций при временном хранении товаров, утвержденных приказом ГТК России от 03.09.2003 N 958 , согласно которому таможенная процедура временного хранения не применяется в месте доставки товаров, расположенном в месте нахождения таможенного органа, если в течение времени, необходимого для завершения ВТТ, открыта новая процедура ВТТ.

Таким образом, суд посчитал, что Великолукская таможня неправильно квалифицировала действия перевозчика как утрату товара, имеющего статус находящегося на временном хранении.

4. Процессуальные нарушения, допущенные в ходе расследования дела, влекут признание постановления о привлечении к административной ответственности незаконным и его отмену.

В ходе таможенного досмотра контейнера Балтийской таможней было установлено, что в нем находится товар, не заявленный в ГТД и не указанный в товаросопроводительных документах. По данному факту таможней возбуждено дело об АП N 10216000-2484/2004.

Решением от 19.04.2005 по делу N А56-51791/2004 Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области постановление Балтийской таможни по делу об АП N 10216000-2484/2004 признано незаконным и отменено.

При рассмотрении дела суд установил, что в ходе проведения расследования по делу об АП в июле-августе 2004 года произведены осмотр и изъятие товара с оформлением соответствующих протоколов. По результатам проведенной служебной проверки установлено, что данные процессуальные действия и протоколы не соответствуют требованиям КоАП России и не могут служить доказательствами по делу.

Проведенный осмотр в сентябре не был принят судом во внимание, поскольку в протоколе отсутствует перечень находившегося в контейнере товара, он был составлен после неоднократного вскрытия контейнера, содержит ссылки на документ (протокол осмотра), не имеющий юридической силы. Следовательно, таможней не доказано событие административного правонарушения.

Также судом было отмечено, что таможней не доказана вина организации в совершении административного правонарушения, так как из постановления следует, что в таможню поступило письмо отправителя об ошибочной отправке груза в адрес организации.

Судебными актами первой и второй инстанции (дело N А05-4892/05-10) было признано незаконным и отменено постановление Архангельской таможни по делу об АП N 10203000-19/2005 по ч. 3 ст. 16.12 КоАП России.

По мнению суда, в действиях организации отсутствовал вменяемый состав, что было установлено еще на стадии расследования по делу. Как указывается в судебном постановлении, лицо не представило в установленный срок документов, запрошенных таможенным органом при проведении таможенного контроля в целях проверки достоверности сведений, заявленных в таможенной декларации. Однако протокол и постановление содержат иной состав вменяемого в вину организации правонарушения, а именно: непредставление в установленный срок документов, подтверждающих заявленные в таможенной декларации сведения, поскольку такие документы не были представлены одновременно с таможенной декларацией.

Кроме того, неправильно указан предмет административного правонарушения: в протоколе - "насадка в комплекте с головками для распыления ингаляционных средств", а в постановлении - "проточные охладители пива, трубки из сополимеров этилена, винилацетата, редуктор, трубки пластмассовые", оформленные по другой ГТД.

Ссылка таможенного органа на допущенную техническую ошибку не была принята во внимание, поскольку ошибка не была своевременно устранена.

Одним из оснований, повлекших признание Арбитражным судом Санкт-Петербурга и Ленинградской области незаконным и отмену постановления Пулковской таможни по делу об АП N 10221000-402/2004, явилось нарушение таможней положений ст. 28.2 КоАП России, так как протокол об АП составлен в отсутствие лица, привлекаемого к административной ответственности, им не подписан, а также нарушение сроков проведения административного расследования.

5. По мнению суда, "выпуск автомобиля" не может толковаться как дата его фактического производства, в связи с чем у таможни отсутствуют законные основания для привлечения лица к административной ответственности по ч. 2 ст. 16.2 КоАП России.

Предприниматель оформил по ГТД седельный тягач марки "Рено", указав в графе 31 дату его выпуска - август 1997 года.

На основании заключения эксперта, определившего, что автомобиль был произведен заводом-изготовителем 5 июня 1997 года, таможня классифицировала автомобиль по другому коду ТН ВЭД. Изменение кода повлекло увеличение размера взимаемых таможенных пошлин, налогов.

Постановлением от 10.06.2005 Калининградской оперативной таможни по делу об АП N 10213000-15/2005 предприниматель признан виновным в совершении правонарушения по ч. 2 ст. 16.2 КоАП России.

Арбитражным судом Калининградской области (решение от 01.09.2005, дело N А21-6335/2005) постановление таможни признано незаконным и отменено по следующим основаниям.

Согласно имеющемуся в материалах дела об АП свидетельству, выданному в Бельгии, датой первого допуска автомобиля к эксплуатации является 5 августа 1997 года, то есть дата, указанная предпринимателем.

Из представленного таможней письма фирмы "Рено" следует, что датой производства автомобиля является 5 июня 1997 года, датой передачи его клиенту - 12 июня 1997 года, а датой ввода автомобиля в эксплуатацию - 5 августа 1997 года.

В соответствии с приложением 2 к постановлению Правительства РФ от 21.06.2003 N 358 "О внесении изменений в Таможенный тариф Российской Федерации в отношении ввоза на таможенную территорию Российской Федерации отдельных видов транспортных средств, с момента выпуска которых прошло более 7 лет" классифицирующим признаком для определения товарной позиции является не момент изготовления товара, а момент его выпуска.

В связи с чем исходя из буквального толкования нормы права, судом был сделан вывод о том, что "выпуск автомобиля" (дата выпуска) - это выпуск (дата выпуска) его с завода, от изготовителя, введение товара в гражданский оборот, а не дата его фактического производства. Иное толкование противоречило бы требованию точного формулирования актов таможенного законодательства (п. 1 ст. 6 ТК РФ).

Ссылка таможни на распоряжение ФТС России от 26.07.2005 N 325-р не была принята судом во внимание, так как на дату вынесения постановления оно еще не было принято, и согласно пункту 39 приложения к распоряжению моментом выпуска транспортного средства считается дата его изготовления, которая указан на транспортном средстве и в сопроводительных документах.

Свидетельство о допуске транспортного средства к эксплуатации является сопроводительным документом, содержащим дату первого допуска. Другие данные в свидетельстве отсутствуют. На иные сопроводительные документы таможня не ссылалась.

Суд сделал вывод, что таможня не доказала наличие в действиях предпринимателя состава вменяемого правонарушения.

Нарушений при проверке соблюдения таможней порядка привлечения предпринимателя к административной ответственности судом не установлено. Суд признал необоснованными доводы заявителя о грубом нарушении его прав таможней в ходе производства по делу об АП. В своем решении суд также отметил, что, зная о проводимом в отношении него расследовании, предприниматель свой адрес таможне не сообщил, что позволяет сделать вывод о его недобросовестности.

Комментарии
Мы будем рады любым предложениям и замечаниям по работе и содержанию сайта www.alta.ru.
Помогите нам стать лучше!