Горячая линия:
Москва
Центральный офис:
Контакты Дилеры
онлайн-справочник

Письмо Федеральной таможенной службы Российской Федерации от 18.02.2005 № 01-06/4853

Письмо ФТС России от 18 февраля 2005 г. N 01-06/4853
"О направлении Обзора правоприменительной практики"
 

Для использования в практической деятельности направляем Обзор практики рассмотрения ФТС России жалоб физических и юридических лиц на решения, действия (бездействие) таможенных органов в сфере таможенного дела за второе полугодие 2004 года.

 

Заместитель руководителя
генерал-полковник таможенной службы
Ю.Ф.Азаров

 

Приложение
к письму ФТС России
от 18 февраля 2005 г. N 01-06/4853

 

1. Факт подачи декларантом таможенной декларации в соответствии с пунктом 1 статьи 132 Таможенного кодекса Российской Федерации должен быть зафиксирован уполномоченным должностным лицом вне зависимости от принятого решения о принятии либо отказе в принятии таможенной декларации.

 

В ФТС России с жалобой обратилось общество "П" с жалобой на неправомерные действия Домодедовской таможни, выразившиеся в непринятии таможенных деклараций на товар, поступивший в адрес организации.

Как следует из жалобы, организацией в течение дня были поданы таможенные декларации в количестве 7 штук, однако Домодедовской таможней было зарегистрировано 3 таможенные декларации. В регистрации остальных 4 таможенных деклараций Домодедовской таможней было отказано, при этом о причинах отказа заявитель не был уведомлен.

В ходе рассмотрения жалобы было установлено, что согласно журналу учета и регистрации таможенных деклараций, ведущегося в электронном виде в соответствии с требованиями приказа ГТК России от 28.11.2003 N 1356 , из числа поданных заявителем таможенных деклараций в течение дня Домодедовской таможней были зафиксированы и приняты 3 таможенные декларации, которым были присвоены справочные номера. Оставшиеся таможенные декларации были возвращены декларанту, при этом факт их подачи зафиксирован не был .

Согласно пункту 1 статьи 132 Таможенного кодекса Российской Федерации факт подачи таможенной декларации и представления необходимых документов фиксируется в день их получения таможенным органом.

Приказом ГТК России от 28.11.2003 N 1356 , принятым в развитие положений Таможенного кодекса Российской Федерации, установлено, что при подаче декларантом таможенной декларации должностное лицо таможенного органа фиксирует факт ее подачи путем занесения в Журнал учета и регистрации таможенных деклараций соответствующих сведений о подаваемой таможенной декларации. После этого таможенный орган принимает решение о принятии таможенной декларации путем присвоения ей справочного номера, об отказе в принятии таможенной декларации либо о пересылке таможенной декларации в другой таможенный орган.

Таким образом, до решения о принятии таможенной декларации либо об отказе в ее принятии должностное лицо таможенного органа должно зафиксировать факт подачи таможенной декларации. В рассматриваемом случае должностными лицами Домодедовской таможни указанные действия произведены не были, что послужило основанием для признания бездействия неправомерным и удовлетворения жалобы.

 

2. Отказ в принятии обязательства декларанта о представлении разрешительных документов, подтверждающих соблюдение ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, если такие документы не получены лицом на момент подачи таможенной декларации, является неправомерным.

 

ФТС России рассмотрена жалоба ООО "И" на письмо Северо-Западного таможенного управления от 15.10.2004 N 06-01-08/19555ф "О декларировании товаров, в отношении которых действуют ограничения, установленные в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности". На основании статей 124, 131 и 132 Таможенного кодекса Российской Федерации в письме был сделан вывод о том, что принятие таможенным органом обязательства декларанта о представлении разрешений, лицензий, сертификатов и (или) иных документов, подтверждающих соблюдение ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, если такие документы не получены лицом на момент подачи таможенной декларации, является неправомерным. Однако при этом Северо-Западным таможенным управлением не были учтены иные положения Таможенного кодекса Российской Федерации.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 149 Таможенного кодекса Российской Федерации одним из условий выпуска товаров является представление в таможенный орган лицензий, сертификатов, разрешений и (или) иных документов, подтверждающих соблюдение ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, за исключением случаев, когда указанные документы могут быть представлены после выпуска товаров.

Согласно подпункту 3 пункта 1 статьи 151 Таможенного кодекса Российской Федерации товары, на которые не представлены документы и сведения, подтверждающие соблюдение ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, подлежат условному выпуску. При этом пункт 2 указанной статьи предусматривает ограничения в пользовании условно выпущенными товарами: такие товары запрещены к передаче третьим лицам, в том числе путем их продажи или отчуждения иным способом, а в случае, если ограничения на ввоз установлены в связи с проверкой качества и безопасности этих товаров, запрещены к их использованию (эксплуатации, потреблению) в любой форме.

Соблюдение перечисленных ограничений обеспечивается возможностью привлечения лиц к административной ответственности по части 1 статьи 16.20 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, предусматривающей ответственность за пользование и распоряжение условно выпущенными товарами в нарушение установленных условий.

Таким образом, вывод Северо-Западного таможенного управления о том, что таможенный орган не вправе принять у декларанта обязательство о представлении разрешительных документов, подтверждающих соблюдение ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности и соответственно выпустить товары, если такие документы не получены на момент подачи таможенной декларации, неправомерен.

Учитывая изложенное, письмо Северо-Западного таможенного управления от 15.10.2004 N 06-01-08/19555ф признано неправомерным и отменено.

 

3. Требование таможенного органа о представлении документов, подтверждающих страну происхождения товаров, в случае, когда сведения о стране происхождения не влияют на применение ставок таможенных пошлин либо запретов и ограничений, установленных в соответствии с законодательством о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, является неправомерным.

 

16.06.2004 на таможенный пост "Пензенский" Пензенской таможни была подана грузовая таможенная декларация на товар - электроинструменты, поступившие в адрес ООО "П". В графе 31 таможенной декларации в качестве фирмы-изготовителя части товара была заявлена фирма "S.I.", Сингапур.

В ходе проведения таможенного досмотра указанного товара было установлено, что товары 1-6 были маркированы знаком "Пр...", на упаковках товара 1-5 был указан штрих-код страны фирмы-изготовителя - "40" (Германия). Кроме того, из приложенных к акту таможенного досмотра материалов следует, что большинство товара промаркировано на немецком языке. Данные факты указывали на то, что заявленные при декларировании товаров сведения о стране происхождения товаров, могут являться недостоверными, в связи с чем 18.06.2004 в адрес ООО "П" были направлены требование и уведомление о представлении сертификатов происхождения товаров и документов, подтверждающих, что изготовителем указанных товаров является фирма "S.I.", Сингапур. 21.06.2004 декларант уведомил таможенный орган о невозможности представления сертификатов происхождения товаров, поскольку это не предусмотрено внешнеторговым договором.

После завершения таможенного досмотра 18.06.2004 в соответствии с Инструкцией о действиях должностных лиц таможенных органов, осуществляющих таможенное оформление и таможенный контроль при декларировании и выпуске товаров, утвержденной приказом ГТК России от 28.11.2003 N 1356 , таможенным постом "Пензенский" Пензенской таможни было сформировано и направлено в ОТиНР Пензенской таможни "Направление для принятия решения", по результатам рассмотрения которого 2 3 .06.2004 было принято решение о том, что страна происхождения товаров неизвестна.

25.06.2004, поскольку спор о стране происхождения заявленного к оформлению товара возник относительно Сингапура и Германии - стран, торгово-политические отношения Российской Федерации с которыми предусматривают режим наиболее благоприятствуемой нации, было принято решение об оформлении его по базовой ставке ввозной таможенной пошлины.

Кроме того, декларантом было представлено письмо от фирмы-изготовителя о том, что имеющаяся на отдельных товарах маркировка "Пр..." означает производство товара по лицензии в неевропейских странах, в том числе в Сингапуре, а нанесение указанной маркировки на немецком языке вызвано лицензионным соглашением, в соответствии с которым наличие такой маркировки является условием для гарантийного и послегарантийного обслуживании товара.

В ходе рассмотрения ФТС России жалобы ООО "П" на нарушение должностными лицами Пензенской таможни сроков таможенного оформления был сделан вывод о неправомерности предъявленного требования.

В соответствии со статьей 37 Таможенного кодекса Российской Федерации таможенные органы вправе требовать представления документов, подтверждающих страну происхождения товаров, только в случае, если стране происхождения товаров Российской Федерацией предоставлены тарифные преференции, а также при обнаружении признаков недостоверности сведений о стране происхождения товаров, влияющих на применение ставок таможенных пошлин, налогов и (или) запретов и ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности. В рассматриваемом случае сведения о стране происхождения товаров на применение ставок таможенных пошлин, запретов и ограничений не влияли, в связи с чем требование о представлении сертификатов происхождения являлось неправомерным.

 

4. Определение страны происхождения товара, являющегося частью товарной партии, перевозимой в одном транспортном средстве в адрес одного получателя, отличной от страны происхождения товаров, составляющих основную партию, при том что каких-либо различий в товарах не установлено и документы о стране происхождения основной части товара не вызывают сомнение в своей достоверности, является неправомерным.

 

01.07.2004 таможенным брокером на Карасукский таможенный пост Новосибирской таможни была подана таможенная декларация на товар -томаты свежие, в которой были заявлены сведения о 23 000 кг томатов, страной происхождения которого являлась Республика Казахстан. В ходе таможенного досмотра было обнаружено несоответствие количества товара, заявленного в таможенной декларации, фактическому количеству ввезенного товара. Превышение по весу составило 4 980 кг.

В связи с тем, что представленный сертификат происхождения формы СТ-1 был выдан только на 23 000 кг томатов, а в отношении недекларированных 4 980 кг отсутствовало документальное подтверждение сведений о стране их происхождения, Новосибирской таможней было принято решение, в соответствии с которым страна происхождения товара - 4980 кг - томатов является неустановленной. Таможенному брокеру направлено требование об уплате таможенных платежей, а впоследствии было принято решение о взыскании денежных средств в бесспорном порядке.

Требование Новосибирской таможни об уплате таможенных платежей было обжаловано заявителем в Сибирское таможенное управление, решением которого в удовлетворении жалобы заявителя было отказано.

В ходе рассмотрения жалобы ФТС России было установлено, что достоверность заявленных сведений о стране происхождения 23 000 кг томатов у Новосибирской таможни сомнений не вызвала. Вместе с тем недекларированный товар в количестве 4 980 кг являлся частью товарной партии, перевозимой в одном транспортном средстве от одного грузоотправителя в адрес одного получателя. Согласно акту таможенного досмотра на таре и товарах отсутствовала маркировка, а зафиксированные различия ящиков выражались лишь в степени зрелости томатов.

При таких обстоятельствах вывод Новосибирской таможни о том, что страна происхождения 4980 кг томатов не установлена, был признан необоснованным, а требование об уплате таможенных платежей -неправомерным.

 

5. Выставление требования об уплате таможенных платежей в отношении товаров, изъятых в качестве предмета правонарушения по делу об административном правонарушении, возбужденному по факту представления таможенному органу при прибытии товаров на таможенную территорию Российской Федерации или для получения разрешения на внутренний таможенный транзит документов, содержащих недостоверные сведения о количестве грузовых мест, либо по факту недекларирования товаров (заявления недостоверных сведений о количестве товаров), и хранящихся на складе временного хранения, является неправомерным.

 

1. В рамках рассмотрения жалобы ООО "И-В" на отказ в согласовании решения о допуске перевозчика к международным перевозкам ФТС России была дана оценка требованию Смоленской таможни об уплате заявителем таможенных платежей.

Основанием для выставления требования об уплате таможенных платежей послужило перемещение через таможенную границу Российской Федерации товаров, сведения о которых не указаны в товаросопроводительных документах. По данному факту в отношении ООО "И-В" были возбуждены дела об административных правонарушениях по статье 16.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. По мнению Смоленской таможни, указанные обстоятельства влекут обязанность ООО "И" уплатить таможенные платежи на основании пункта 4 статьи 320 Таможенного кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 4 статьи 320 Таможенного кодекса Российской Федерации при незаконном перемещении товаров и транспортных средств через таможенную границу ответственность за уплату таможенных платежей несут лица, незаконно перемещающие товары и транспортные средства. Однако такая ответственность возникает только в случае наступления последствий, вызванных фактом незаконного перемещения и повлекших введение товаров в свободный оборот без уплаты таможенных платежей, подлежащих уплате при выпуске товаров для свободного обращения. Товар, незаконно перемещенный ООО "И-В" через таможенную границу, был изъят и помещен на склад временного хранения для проведения его таможенного оформления и завершения производства по делу об административном правонарушении.

Кроме того, указанный товар был изъят в качестве предмета административного правонарушения и согласно пункту 3 статьи 29.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях его судьба должна быть решена в постановлении по делу. По итогам административного производства по статье 16.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях может быть принято решение о назначении административного наказания в виде конфискации товара, о назначении административного штрафа либо о прекращении производства по делу.

Обращение товаров в федеральную собственность является одним из оснований, исключающих, согласно пункту 2 статьи 319 Таможенного кодекса Российской Федерации, уплату таможенных пошлин, налогов. В остальных двух случаях товар продолжает храниться на складе временного хранения до его таможенного оформления и уплаты причитающихся таможенных платежей. При незавершении таможенного оформления до истечения предельных сроков нахождения товаров на складе временного хранения инициируется процедура распоряжения товарами, предусмотренная главой 41 Таможенного кодекса Российской Федерации и предполагающая уплату таможенных пошлин, налогов из суммы денежных средств, вырученных от реализации товаров.

При таких обстоятельствах оснований для возложения на ООО "И-В" обязанности по уплате таможенных платежей не имелось.

2. По таким же основаниям ФТС России признано неправомерным требование об уплате таможенных платежей, выставленное ЗАО "Р-Н" Новосибирской таможней.

03.07.2004 Новосибирской таможней в отношении ЗАО "Р-Н" было возбуждено дело об административном правонарушении по части 2 статьи 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по факту заявления в таможенной декларации недостоверных сведений о количестве товаров. Товары, явившиеся предметом административного правонарушения, были изъяты и помещены на склад временного хранения.

По определению Новосибирской таможни от 06.07.2004 на основании части 11 статьи 27.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях товары были реализованы как подвергающиеся быстрой порче. Средства, полученные от реализации товаров, были перечислены на депозитный счет Новосибирской таможни.

25.08.2004 вышеуказанное дело об административном правонарушении было передано для рассмотрения в суд в связи с возможностью назначения наказания в виде конфискации предмета административного правонарушения. Постановлением федерального районного суда общей юрисдикции Карасукского района Новосибирской области от 25.10.2004 ЗАО "Р-Н" было признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 16.2 Кодекса Российской федерации об административных правонарушениях, с назначением наказания в виде конфискации товаров.

26.08.2004, после передачи дела на рассмотрение суда, Новосибирской таможней в адрес ЗАО "Р-Н" направлено требование об уплате таможенных платежей в отношении товаров, явившихся предметом административного правонарушения.

Исходя из приведенных положений Таможенного кодекса Российской Федерации и Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, оснований для направления ЗАО "Р-Н" требования об уплате таможенных платежей также не имелось.

 

6. Основания для возврата излишне уплаченных таможенных платежей в случае приобретения товарами статуса, с которым связано предоставление льготы по налогообложению, после выпуска товаров отсутствуют.

 

В удовлетворении жалоб ОАО "Н" и ООО "Б" на отказ в возврате излишне уплаченных таможенных пошлин, налогов было отказано по следующим основаниям.

ОАО "Н" по договору поставки был ввезен на таможенную территорию Российской Федерации комплект оборудования. Указанный товар был оформлен с уплатой таможенных платежей, подлежащих уплате при выпуске товаров для внутреннего потребления. Впоследствии товар был признан Комиссией по вопросам международной технической помощи при Правительстве Российской Федерации технической помощью (содействием). В удовлетворении заявления о возврате излишне уплаченных таможенных платежей организации было отказано.

Ввезенное ООО "Б" - организацией, 100% уставного капитала которой принадлежит российским участникам, технологическое оборудование также было выпущено Нижегородской таможней в соответствии с таможенным режимом выпуска для внутреннего потребления с уплатой таможенных платежей в полном объеме. Впоследствии указанный товар был внесен в качестве вклада в уставный капитал, в связи с чем общество обратилось с заявлением о возврате излишне уплаченных таможенных платежей. Решением Нижегородской таможни в удовлетворении указанного заявления было отказано. Жалоба на указанное решение Нижегородской таможни решением Приволжского таможенного управления оставлена без удовлетворения.

В соответствии со статьей 150 Налогового кодекса Российской Федерации освобождаются от налогообложения товары, ввозимые на таможенную территорию Российской Федерации в качестве безвозмездной помощи (содействия) Российской Федерации, а также технологическое оборудование, комплектующие и запасные части к нему, ввозимые в качестве вклада в уставные капиталы организаций. Пункт "ж" статьи 35 Закона Российской Федерации "О таможенном тарифе" предусматривает освобождение от уплаты таможенной пошлины товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации в качестве безвозмездной помощи (содействия), в том числе в целях оказания технической помощи (содействия).

Поскольку в данном случае наличие права на льготу обусловлено фактом признания товара технической помощью (содействием) решением комиссии при Правительстве Российской Федерации, которое было получено уже после выпуска товара, либо вкладом ввезенного имущества в уставный капитал, решение об увеличении которого также состоялось после выпуска, правовые основания для возврата денежных средств, уплаченных при таможенном оформлении указанных товаров, отсутствуют.

 

7. При обращении лица в соответствии со статьей 355 Таможенного кодекса Российской Федерации за возвратом или зачетом в счет будущих таможенных платежей излишне уплаченных либо излишне взысканных таможенных пошлин, налогов таможенный орган должен проверять наличие права лица на возврат или зачет. Если такое право возникло после истечения месячного срока, а решение об отказе в возврате либо зачете в установленный указанной статьей срок таможенным органом принято не было, днем истечения срока для осуществления возврата либо зачета следует считать день поступления в таможенный орган документов, подтверждающих право на возврат либо зачет.

 

ООО "И" обратилось с жалобой на действия Балтийской таможни, выразившиеся в незачете в счет будущих таможенных платежей излишне уплаченных таможенных пошлин, налогов. Основанием для обращения с заявлениями о зачете послужили решения арбитражного суда о признании решений Балтийской таможни о корректировке таможенной стоимости товара, оформленного заявителем, незаконными.

Согласно пункту 4 статьи 355 Таможенного кодекса Российской Федерации общий срок рассмотрения заявления о возврате (зачете), принятия решения о возврате (зачете) и возврата (зачета) сумм излишне уплаченных или излишне взысканных таможенных пошлин, налогов не может превышать одного месяца со дня подачи заявления о возврате (зачете) и представления всех необходимых документов. В течение указанного срока таможенный орган должен либо произвести возврат (зачет) излишне уплаченных таможенных платежей, либо отказать в возврате (зачете).

В ходе рассмотрения жалобы ООО "И" было установлено, что на момент подачи заявлений о зачете излишне уплаченных таможенных пошлин, налогов решения арбитражного суда не вступили в законную силу в связи с обжалованием их в апелляционной инстанции. Таким образом, на момент обращения в Балтийскую таможню у заявителя отсутствовало право на зачет излишне уплаченных таможенных платежей. Более того, ряд судебных решений вступили в силу уже после истечения месячного срока со дня подачи заявления о зачете, а некоторые не вступили в силу и на момент принятия решения по жалобе. Однако Балтийской таможней отказ в зачете излишне уплаченных таможенных пошлин, налогов заявителю направлен не был.

При определении дня, с которого бездействие Балтийской таможни по зачету излишне уплаченных таможенных пошлин, налогов, являлось неправомерным, ФТС России исходило из того, что решение относительно зачета излишне уплаченных таможенных платежей должно было быть принято в течение одного месяца со дня поступления в таможенный орган заявления о зачете, но не ранее вступления, а силу судебного решения, на основании которого у заявителя возникает право на зачет. В случаях, когда право на зачет возникло после истечения месячного срока, а решение об отказе в зачете таможенным органом принято не было, днем истечения срока для осуществления зачета был признан день поступления в таможенный орган документа, подтверждающего вступление в силу соответствующего судебного решения (в рассматриваемом случае - постановления суда апелляционной инстанции).

 

8. Срок для принятия решения о бесспорном взыскании задолженности по уплате таможенных платежей и пеней за счет имущества организации-должника не может превышать срок, установленный для взыскания таможенных платежей в судебном порядке. При этом срок для обращения в суд с заявлением о взыскании задолженности по уплате таможенных платежей следует определять с учетом пункта 12 Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.02.2001 N 5 .

 

ФТС России в порядке ведомственного контроля было пересмотрено решение и постановление Оренбургской таможни от 12.07.2004 о взыскании таможенных платежей и пеней за счет имущества организации-должника. Задолженность по уплате таможенных платежей образовалась в связи с недоставкой товара, перемещавшегося ЗАО "Т" транзитом через территорию Российской Федерации в августе 1998 года.

13.05.1999 Оренбургской таможней был составлен акт на бесспорное списание денежных средств и в банк было направлено инкассовое поручение о списании суммы причитающихся таможенных платежей со счета ЗАО "Т" в бесспорном порядке. 21.06.1999 в связи с отсутствием денежных средств на счете инкассовое поручение было отозвано.

12.07.2004 Оренбургской таможней было вынесено решение и постановление о взыскании задолженности по уплате таможенных платежей и пеней за счет имущества организации-должника, которые были направлены для исполнения в службу судебных приставов.

Указанные решения были признаны неправомерными и отменены в связи с несоблюдением Оренбургской таможней процедуры взыскания таможенных платежей в бесспорном порядке. Взыскание таможенных платежей за счет иного имущества является одним из этапов бесспорного взыскания, являющегося формой принудительного взыскания наряду со взысканием в судебном порядке, и оно не может производиться за пределами максимальных сроков, установленных законом для обращения в суд с иском о взыскании недоимки.

Срок для обращения в суд с заявлением о взыскании задолженности по уплате таможенных платежей законодателем прямо не предусмотрен. Однако исходя из положений пункта 12 Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.02.2001 N 5 "О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации" и пункта 6 Обзора практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений части первой Налогового кодекса Российской Федерации, направленного информационным письмом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.03.2003 N 71 , предельный срок для обращения в суд следует исчислять путем сложения следующих сроков:

срок, установленный для направления требования об уплате таможенных платежей (10 дней до наступления последнего срока уплаты - пункт 1 статьи 70 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции 1998 года);

срок, указанный в требовании для добровольной уплаты налога;

срок, предусмотренный для бесспорного списания денежных средств со счетов плательщика (10 дней - пункт 3 статьи 46 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции 1998 года);

срок, установленный для обращения в суд с иском о взыскании налога с физических лиц (6 месяцев - статья 48 Налогового кодекса Российской Федерации).

Срок для обращения взыскания таможенных платежей в судебном порядке в рассматриваемой ситуации истек в марте 1999 года, решение о взыскании задолженности по уплате таможенных платежей и пеней за счет имущества организации-должника было принято в июле 2004 года, что является неправомерным.

 

9. Обязанность таможенного органа по представлению по требованию плательщика таможенных платежей подтверждения их уплаты не зависит от возможности лица получить данные сведения каким-либо иным способом, и ее исполнение не может быть ограничено датой введения Таможенного кодекса Российской Федерации в действие.

 

В ноябре 2002 года - августе 2003 года ООО "П" ввезло на таможенную территорию Российской Федерации товар - производственное оборудование, запасные части к нему и оснастку, который был оформлен Шереметьевской таможней в режиме выпуска для свободного обращения. Таможенные пошлины и налоги в отношении данного товара уплачены путем зачета денежных средств, внесенных заявителем на счет Шереметьевской таможни в качестве авансовых платежей.

21.10.2004 организация на основании статьи 331 Таможенного кодекса Российской Федерации обратилась в Шереметьевскую таможню с запросом о представлении подтверждения уплаты таможенных платежей, оформленного в соответствии с приложением 3 к Методическим указаниям о порядке применения таможенными органами положений Таможенного кодекса российской Федерации, относящимся к таможенным платежам, утвержденным распоряжением ГТК России от 27.11.2003 N 647-р . Поводом к обращению послужило решение инспекции Министерства по налогам и сборам об отказе в возмещении уплаченных ООО "П" сумм НДС в связи с отсутствием возможности их выделения из всей суммы уплаченных таможенных платежей.

Шереметьевской таможней со ссылкой на статью 4 Таможенного кодекса Российской Федерации в выдаче запрашиваемого подтверждения было отказано в связи с отсутствием у таможенного органа такой обязанности на момент перемещения товаров и уплаты таможенных платежей. Кроме того,

Шереметьевская таможня указала, что в соответствии со статьей ТО Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты производятся на основании документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при наличии соответствующих первичных документов. Таможенная декларация с отметкой таможенного органа о выпуске товара и уплате таможенных платежей может являться самостоятельным документом, подтверждающим право налогоплательщика на получение налоговых вычетов.

В соответствии со статьей 4 Таможенного кодекса Российской Федерации акты таможенного законодательства применяются к отношениям, возникшим после введениях их в действие, и не имеют обратной силы, за исключением случаев, когда прямо предусматривают это. Однако в рассматриваемой ситуации правоотношения между ООО "П" и Шереметьевской таможней носят процедурный характер и возникли по поводу выдачи подтверждения уплаты таможенных пошлин и налогов, а не по поводу их уплаты, в связи с чем ссылка Шереметьевской таможни на указанную статью некорректна.

Пунктом 5 статьи 331 Таможенного кодекса Российской Федерации на таможенные органы возложена прямая обязанность по выдаче письменного подтверждения об уплате таможенных пошлин и налогов по требованию плательщика. Указанной обязанности корреспондирует право лица на получение информации, подтверждающей факт уплаты им таможенных платежей, которое не зависит от возможности получения данных сведений каким-либо иным способом. Кроме того, Кодексом не предусмотрено требование об обосновании причин обращения лица в таможенный орган с таким заявлением.

Учитывая изложенное, решение Шереметьевской таможни было признано ФТС России неправомерным и отменено.

 

10. Основанием для объявления в розыск надлежащим образом не оформленного в таможенном отношении автомобиля может служить необходимость его изъятия (ареста) в рамках исполнительного, уголовного или административного производства либо применение ""мер по принудительному взысканию неуплаченных таможенных пошлин, налогов.

 

1. ФТС России рассмотрена жалоба гражданина К. по поводу действий Центральной акцизной таможни по инициированию розыска автомобиля, принадлежащего Заявителю.

В ходе рассмотрения жалобы было установлено, что розыск транспортного средства был инициирован Центральной акцизной таможней в связи с отсутствием в таможенных органах информации о таможенном оформлении автомобиля и его ввозе на таможенную территорию Российской Федерации. Таможня обосновывала свои действия статьей 15 Таможенного кодекса Российской Федерации, согласно которой никто не вправе пользоваться и распоряжаться товарами и транспортными средствами, таможенное оформление которых не завершено.

Однако согласно постановлению Конституционного суда Российской Федерации от 14.05.1999 N 8-п и определению Конституционного суда

Российской Федерации от 27.11.2001 N 202-о положение части первой статьи 131 Таможенного кодекса Российской Федерации 1993 года не означает, что обязанность выполнить требования по таможенному оформлению товаров и транспортных средств, в том числе по уплате таможенных платежей, может быть возложена на лиц, которые не могли каким-либо образом влиять на соблюдение требуемых при перемещении товаров и транспортных средств через таможенную границу таможенных формальностей, поскольку не были в тот период участниками каких-либо отношений, включая таможенные отношения, по поводу такого имущества, и если, приобретая его, они не знали и не должны были знать о незаконности ввоза. Указанная правовая позиция распространяется также и на статью 15 Таможенного кодекса Российской Федерации 2003 года.

В соответствии с частью 4 статьи 320 Таможенного кодекса Российской Федерации при незаконном перемещении товаров и транспортных средств через таможенную границу ответственность за уплату таможенных платежей, налогов несут лица, которые приобрели в собственность или во владение незаконно ввезенные товары и транспортные средства, если в момент приобретения они знали или должны были знать о незаконности ввоза, что надлежащим образом подтверждено в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. При этом обязанность установить причастность лица к незаконному ввозу транспортного средства лежит на таможенных органах.

Однако дело об административном правонарушении в отношении гражданина К., возбужденное по статье 16.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по факту приобретения, пользования и распоряжения транспортным средством было прекращено за отсутствием состава правонарушения. В суд с иском о взыскании неуплаченных таможенных пошлин, налогов за счет транспортного средства, принадлежащего заявителю, в порядке статьи 352 Таможенного кодекса Российской Федерации таможенные органы не обращались. Центральной оперативной таможней не было установлено фактов, свидетельствующих о том, что гражданин М. знал или должен был знать о незаконности ввоза указанного автомобиля.

При таких обстоятельствах основания для объявления указанного транспортного средства в розыск отсутствовали.

На основании изложенного, действия Центральной акцизной таможни были признаны неправомерными. По тем же основаниям была удовлетворена жалоба гражданина "М".

2. ФТС России была рассмотрена жалоба гражданина Б. на действия Екатеринбургской таможни по удержанию паспорта транспортного средства на автомобиль, принадлежащий заявителю, а также на решение Уральского таможенного управления по жалобе на указанные действия. Требования заявителя были удовлетворены по следующим основаниям.

Объявление автомобиля в розыск было обусловлено необходимостью задержания транспортного средства с целью его помещения на СВХ и изъятия в качестве предмета по делу об административном правонарушении. Паспорт транспортного средства не был возвращен Екатеринбургской таможней заявителю в связи с решением о конфискации транспортного средства, вынесенного по данному делу . Указанное решение суда вынесено 13.11.2001 и согласно исполнительному листу вступило в законную силу 26.11.2001. Вместе с тем исполнительный лист о конфискации автомобиля, выданный судом, был направлен Екатеринбургской таможней в подразделение службы судебных приставов лишь 26.11.2004.

С 01.07.2002 вступил в силу Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, согласно статье 31.9 которого постановление о назначении административного наказания не подлежит исполнению в случае, если оно не было приведено в исполнение в течение года со дня его вступления в законную силу. Под приведением в исполнение постановления о назначении административного наказания следует понимать процедуру осуществления исполнительных действий и ее завершение. Постановление, не исполненное в течение срока давности, установленного статьей 31.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, исполнению не подлежит.

В соответствии со статьей 1.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях закон, улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, то есть распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено.

Таким образом, возможность исполнения постановления суда от 13.11.2001 о конфискации транспортного средства была утрачена. При таких обстоятельствах оснований для дальнейшего разыскивания транспортного средства и удержания паспорта транспортного средства во исполнение этого судебного решения также не имелось.

 

11. Представление разрешения МВД России на ввозимое физическими лицами оружие, являющееся культурной ценностью, не требуется. При этом установить, что оружие относится к категории культурных ценностей, должен таможенный орган.

 

Гражданин М. при прохождении таможенного контроля заявил должностным лицам Багратионовской таможни о наличии у него в сопровождаемом багаже 13 единиц оружия, являющихся культурными ценностями. Разрешение органов внутренних дел на ввоз оружия на территорию Российской Федерации таможне представлено не было, что явилось основанием для отказа в пропуске оружия через таможенную границу и его помещения на временное хранение . Принимая решения об отказе в пропуске принадлежащих М. предметов, должностные лица таможни исходили из того, что разрешение МВД России должно быть представлено независимо от того, является ли ввозимое оружие культурной ценностью или нет.

Согласно статье 17 Федерального закона от 13.12.1996 N 150-ФЗ "Об оружии" ввоз гражданского оружия осуществляется по разрешениям МВД России. Экспертно-криминалистической службой установлено, что ввезенное М. оружие (мечи и сабли) относится к категории гражданского оружия.

Однако из содержания статьи 21 Закона Российской Федерации от 15.04.1993 N 4804-1 "О вывозе и ввозе культурных ценностей" следует, что порядок предоставления права вывоза и ввоза различных видов оружия, имеющих историческую, художественную, научную или иную культурную ценность, регулируется этим законом и иными соответствующими законодательными актами. Федеральный закон "Об оружии" не может быть отнесен к акту, регламентирующему порядок ввоза оружия, являющегося культурной ценностью, поскольку определяет порядок оборота исключительно гражданского, боевого и служебного оружия. Под гражданским понимается оружие, предназначенное для использования в целях самообороны, для занятий спортом и охотой. Предметы, являющиеся культурной ценностью, используются в иных целях, в связи с чем не могут быть отнесены к данному виду оружию.

Другими законодательными актами Российской Федерации обязанность граждан представлять разрешения МВД России при ввозе в Российскую Федерацию оружия, являющегося культурной ценностью, не предусмотрена.

При решении вопроса об отнесении заявленных физическим лицом товаров к культурным ценностям должностные лица таможенных органов должны руководствоваться перечнем, установленным статьей 7 Закона Российской Федерации "О вывозе и ввозе культурных ценностей", и примерным списком предметов, подпадающих под действие названного Закона, доведенного до сведения таможенных органов письмом ГТК России от 19.06.2001 N 01-06/24071 , а при наличии в пункте пропуска эксперта Минкультуры России - его заключением.

 

Отдел рассмотрения жалоб
на решения действия или бездействие
таможенных органов
Комментарии
Мы будем рады любым предложениям и замечаниям по работе и содержанию сайта www.alta.ru.
Помогите нам стать лучше!