Горячая линия:
Москва
Центральный офис:
Контакты Дилеры
онлайн-справочник

Информация Федеральной таможенной службы Российской Федерации от 30.06.2016

Информация ФТС России от 30 июня 2016 г.
"Обзор судебной практики по делам об оспаривании решений
таможенных органов по корректировке таможенной стоимости товаров,
ввезенных на таможенную территорию Евразийского экономического
союза по договору финансовой аренды (лизинга)"

 

Споры, связанные с обжалованием решений таможенных органов по корректировке таможенной стоимости товаров, ввезенных на таможенную территорию Евразийского экономического союза (далее - ЕАЭС) по договору финансовой аренды (далее - лизинг), являются актуальными для таможенных органов.

Практика арбитражных судов Российской Федерации (Северо-Западного и Московского регионов) свидетельствует о том, что имеет место различное применение и толкование судами положений Соглашения между Правительством Республики Беларусь, Правительством Республики Казахстан и Правительством Российской Федерации от 25 января 2008 г. "Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза" (далее - Соглашение), касающихся основы определения и структуры таможенной стоимости применительно к товарам, ввезенным на таможенную территорию ЕАЭС на основании договора лизинга.

Во исполнение лизинговых контрактов с правом выкупа участниками внешнеэкономической деятельности (далее - участники ВЭД) определяют и заявляют таможенную стоимость таких товаров по резервному (шестому) методу на базе метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами (далее - первый метод).

В качестве основы для определения таможенной стоимости участниками ВЭД используется базовая цена объекта лизинга, установленная договором лизинга, с включением в структуру таможенной стоимости транспортных расходов, связанных с их международной перевозкой, но без учета лизинговых платежей.

Принимая решения о корректировке заявленной участниками ВЭД таможенной стоимости товаров, таможенные органы исходят из необходимости включения в структуру таможенной стоимости товаров фактических сумм платежей, уплаченных по договору лизинга, с учетом следующего.

Пунктом 1 статьи 2 Соглашения предусмотрено, что основой для определения таможенной стоимости ввозимых товаров должна быть в максимально возможной степени стоимость сделки с этими товарами в значении, установленном в статье 4 Соглашения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 4 Соглашения таможенной стоимостью товаров, ввозимых на Таможенную территорию ЕАЭС, является стоимость сделки с ними, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за товары при их продаже для вывоза на единую таможенную территорию ЕАЭС и дополненная в соответствии с положениями статьи 5 Соглашения.

Ценой, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, является общая сумма всех платежей за эти товары, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу или в пользу продавца. При этом платежи могут быть осуществлены прямо или косвенно в любой форме, не запрещенной законодательством государства соответствующей стороны (пункт 2 статьи 4 Соглашения).

Учитывая данные обстоятельства, в случае завершения таможенной процедуры временного ввоза путем помещения товаров (транспортных средств) под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления после перехода права собственности от лизингодателя к лизингополучателю, таможенные органы принимают решения о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров с включением лизинговых платежей, в том числе лизингового процента, в структуру таможенной стоимости товаров.

Не соглашаясь с включением лизинговых платежей в структуру таможенной стоимости товаров и соответствующими решениями по корректировке таможенной стоимости, участники ВЭД обращаются в суды.

При этом судами Московского региона позиция таможенных органов поддерживалась.

Так, суды Московского региона отмечали, что определение стоимости сделки, содержащееся в статье 4 Соглашения, ограничивает применение первого метода только случаями, когда товары ввозятся на основании внешнеторгового договора, предусматривающего возмездную передачу права собственности от продавца к покупателю. При этом по сути договора лизинга его предметом является не продажа товаров, а передача прав на их использование при условии соблюдения оговоренных договором обязательств, которые в конечном итоге оказывают влияние на цену товаров, подлежащую фактической уплате со стороны лизингополучателя.

Однако по аналогичным спорам, связанным с обжалованием решений о корректировке таможенной стоимости товаров, ввезенных по договору лизинга, судами Северо-Западного региона судебные акты выносятся не в пользу таможенных органов.

Делая вывод о неправомерности включения таможенным органом в структуру таможенной стоимости лизинговых платежей, суды исходят из следующего.

Согласно пункту 2 статьи 64 Таможенного кодекса Таможенного Союза таможенная стоимость товаров, ввозимых на таможенную территорию ЕАЭС, определяется, если товары фактически пересекли таможенную границу ЕАЭС и такие товары впервые после пересечения таможенной границы помещаются под таможенную процедуру, за исключением таможенной процедуры таможенного транзита.

В данном случае транспортные средства пересекали таможенную границу ЕАЭС только один раз и первоначально были помещены под таможенную процедуру временного ввоза. При определении таможенной стоимости ввозимых товаров участником ВЭД за основу была принята стоимость предмета лизинга. При этом указанные сведения о таможенной стоимости товаров, в том числе метод ее определения, были проверены и приняты таможенным органом.

Кроме того, судами Северо-Западного региона отмечено необоснованное включение таможенным органом в структуру таможенной стоимости уплаченных процентов по договору лизинга, что, по их мнению, полностью соответствует позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 5 июня 2012 г. N 13049/11.

Учитывая сформировавшийся различный подход судов к толкованию положений Соглашения, в целях обеспечения принципов единообразия и беспристрастности системы оценки товаров для таможенных целей, заложенных в пункте 2 статьи 2 Соглашения, в 2016 году по итогам рассмотрения кассационных жалоб участников ВЭД на акты судов Московского региона, вынесенные в пользу таможенных органов по делам N А40-176393/2014, N А40-179629/2014, N А40-17758/15, N А40-74727/2015, N А40-3037/2015, N А40-74203/2015, определениями Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации (далее - Определения) обжалуемые судебные акты судов Московского региона отменены, а вышеуказанные дела направлены на новое рассмотрение в арбитражные суды первой инстанции.

При вынесении Определений Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации (далее - Судебная коллегия) было отмечено следующее.

В соответствии с положениями пункта 1 статьи 2, пункта 1 статьи 4 Соглашения приоритетной основой определения таможенной стоимости ввозимых товаров является стоимость сделки с этими товарами - цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за эти товары при продаже для вывоза на таможенную территорию ЕАЭС, дополненная рядом иных расходов, предусмотренных статьей 5 Соглашения.

Ценой, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, является общая сумма всех платежей за эти товары, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу или иному лицу в пользу продавца (пункт 2 статьи 4 Соглашения).

Из буквального содержания указанных норм Соглашения следует, что используемое для целей таможенной оценки понятие "стоимость сделки" носит специальный характер и относится лишь к тем платежам, которые выступают встречным предоставлением за приобретаемый товар (цена товара), что неравнозначно совокупности любых денежных обязательств, возникающих из гражданско-правовой сделки (цена договора).

Таким образом, совокупность лизинговых платежей, уплачиваемых по договору выкупного лизинга, не может, по мнению Судебной коллегии, быть признана стоимостью сделки в смысле этого понятия, приведенном в пункте 1 статьи 4 Соглашения.

Кроме того, Судебной коллегией указано, что согласно части 1 статьи 28 Федерального закона от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" лизинговые платежи включают в себя возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг и доход лизингодателя. Как правило, вознаграждение за услуги лизинговой компании предусматривает и оплату услуги по предоставлению финансирования (лизинговый процент), стоимость которой не относится к цене предмета лизинга как товара, подвергаемого оценке в связи с его ввозом на таможенную территорию ЕАЭС, а следовательно, и не подлежит включению в структуру таможенной стоимости данного товара.

Изложенное согласуется с правовой позицией, выраженной в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2016 г. N 18 "О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства" (далее - постановление Пленума N 18).

При этом в рассматриваемых Определениях Судебная коллегия отмечает, что таможенные органы не лишены права удостовериться в правильности декларирования таможенной стоимости товара в случае, если приведенные в договоре лизинга (вытекающие из сформулированных в нем условий о структуре лизинговых платежей) сведения о выплачиваемой лизингополучателем цене предметов лизинга и (или) лизинговом проценте, используемые декларантом при заявлении таможенной стоимости, содержат признаки недостоверности.

Данные признаки могут проявляться, в частности, в значительном отличии заявленной в отношении лизингового имущества цены (размера затрат лизингодателя на приобретение предмета лизинга, возмещаемых ему в составе лизинговых платежей) от ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенных органов, по сделкам с идентичными или однородными товарами, ввезенными на таможенную территорию ЕАЭС при сопоставимых условиях, а в случае отсутствия таких сделок - данных иных официальных или общепризнанных источников информации, включая сведения изготовителей и официальных распространителей товаров, а также товарно-ценовых каталогов, что согласуется с разъяснениями, содержащимися в пункте 7 постановления Пленума N 18.

Кроме того, таможенные органы вправе поставить под сомнение достоверность заявленных сведений о лизинговом проценте, имея в виду, что его включение в структуру лизинговых платежей влечет соответствующее уменьшение той части платежей по договору лизинга, которые формируют цену предметов лизинга как ввозимых товаров.

 

Комментарии
Мы будем рады любым предложениям и замечаниям по работе и содержанию сайта www.alta.ru.
Помогите нам стать лучше!