Техническая поддержка 24х7:
Москва
Центральный офис:
Контакты Дилеры
Альта-Софт
Внешнеэкономические новости

Таможня по пунктам

Глава ФТС Владимир Булавин о «дроблении» посылок, контрабанде, коррупции и «умных» пунктах пропуска.
г.

С 1 января беспошлинный порог ввоза интернет-посылок из зарубежных магазинов снизился с 500 евро в месяц до 200 евро и 31 кг за каждую посылку. О том, как это может отразиться на объеме посылок и динамике сборов таможенных платежей, о старте онлайн-обмена данными о стоимости товаров с Китаем, о появлении в России интеллектуальных пунктов пропуска и создании поисковика, который будет выявлять подозрительные таможенные операции и действия инспекторов, на «Деловом завтраке» в «Российской газете» рассказал глава Федеральной таможенной службы Владимир Булавин.

Владимир Иванович, повлияло ли очередное снижение беспошлинного порога ввоза интернет-посылок на их объем и на динамику сборов таможенных платежей? Чего можно ожидать по итогам года?

В. И. Булавин: Давать прогнозы на 2020 год пока преждевременно. В 2019 году, после снижения порога с 1000 евро до 500 евро, таможенные платежи выросли, поскольку увеличилось количество «платных» посылок: с 56,8 тыс. в 2018 году до 234,1 тыс. в 2019 году, то есть в 5 раз.

Платежи достигли 895,6 млн рублей. Это в 3 раза больше, чем годом ранее. При этом нужно понимать, что свыше 95% всех перемещаемых международных почтовых отправлений в рамках интернет-торговли находятся в сегменте от 20 евро и ниже.

В 2019 году также произошло снижение общего объема интернет-торговли. Если в 2018 году, по данным «Почты России», было 350 млн посылок, то в 2019-м - 340 млн.

По нашим расчетам, в результате снижения порога с 1 января 2020 года до 200 евро должно произойти сопоставимое увеличение общего объема таможенных платежей. Но это приблизительная оценка, потому что началось «дробление» посылок, чтобы подогнать их стоимость под новый порог.

Как таможенники определяют, для личных нужд предназначен товар в интернет-посылке или для последующей продажи?

В. И. Булавин: У нас все таможенные процедуры в основном оцифрованы. Поэтому мы можем легко поднять историю того или иного получателя интернет-посылок - в каком количестве они к нему поступают, откуда, какая номенклатура товаров, и сделать вывод, для личного пользования заказываются товары или это коммерческая партия.

Но история поднимается не в каждом случае?

В. И. Булавин: Конечно, не в каждом. Мы используем риск-ориентированный подход. Он действует при администрировании всех товарных партий, не только посылок в интернет-торговле.

Риск-ориентированный подход применяется и к участникам внешнеэкономической деятельности. Мы смотрим количество перемещенных за последние два года товарных партий: насколько тот или иной участник был законопослушен в плане соблюдения таможенного законодательства, возникали ли к нему вопросы и какие. По итогам оценки участники внешнеэкономической деятельности распределяются по секторам: с минимальным, средним и высоким уровнем риска.

По итогам 2019 года у нас было 110 тысяч декларантов. Из них 10,5 тысячи попали в категорию с низким уровнем риска, еще почти столько же - с высоким. Все остальные - это сектор со средним уровнем риска.

ФТС близка к началу автоматического обмена информацией о таможенной стоимости товаров с китайскими коллегами. Когда он может стартовать?

В. И. Булавин: Вопрос таможенной стоимости остается основной «точкой напряжения» между таможенными органами и декларантами. Мы уже достаточно много сделали для снижения конфликтного потенциала в таможенной сфере: за последние 3 года количество исков со стороны участников внешнеэкономической деятельности к ФТС сократилось почти в 3 раза. Количество судебных споров, разрешенных в пользу таможни, увеличилось с 39% до 54%. Но именно по таможенной стоимости сохраняются разногласия.

Законодатель не дал однозначного подхода к определению таможенной стоимости, и это своеобразная лазейка для недобросовестного бизнеса. Получение от наших партнеров из китайской таможенной администрации достоверных данных о таможенной стоимости позволит решить этот вопрос. Не будет споров, так как мы будем получать ту таможенную стоимость, по которой товар действительно вывезен из Китая. Сейчас мы (и суды, кстати, тоже), в первую очередь, ориентируемся на инвойс - договор, по которому вывозится товар. Но это ненадежный источник информации о таможенной стоимости.

Базовый протокол об экспериментальном обмене информацией во взаимной торговле мы подписали с китайскими коллегами в 2007 году. Сегодня определены 4 пункта пропуска на российско-китайской границе (2 железнодорожных и 2 автомобильных: Забайкальск - Маньчжурия и Пограничный - Суйфэньхэ), а также группы товаров, по которым мы уже в этом году в порядке эксперимента будем в онлайн-режиме обмениваться информацией о таможенной стоимости, количестве, весе, коде ТН ВЭД. Полученные сведения будем использовать в системе управления рисками. Это позволит оперативно выявлять и пресекать случаи занижения таможенной стоимости и, как следствие, неуплату таможенных платежей.

Вопрос для нас принципиален, потому что он напрямую связан с наполнением бюджета страны.

О каких товарах идет речь?

В. И. Булавин: На первом этапе обмен будет обеспечен в отношении товаров с высоким риском заявления недостоверных сведений.

Как Дальневосточная таможня адаптируется к растущим объемам взаимной торговли России и Китая?

В. И. Булавин: Мы реализовали на Дальнем Востоке проект «одного окна» и взяли на себя дополнительные функции Россельхознадзора. Но пока, правда, только в плане документальных проверок. То есть, если нужно привлекать специалистов других ведомств, мы их привлекаем. На Дальнем Востоке самая главная проблема - это несоответствие обустройства наших и китайских пунктов пропуска. У китайских коллег инфраструктура гораздо более мощная.

Как ФТС участвует в борьбе с незаконным вывозом леса-кругляка в Китай?

В. И. Булавин: Я догадываюсь, чем навеян этот вопрос. Недавно прозвучала критика со стороны Счетной палаты, что у нас чуть ли не целые составы с лесом уходят мимо таможни за рубеж. Мы пока такими данными не располагаем. Будем работать со Счетной палатой, чтобы внести ясность.

В информационных системах ФТС и РЖД обеспечена полная прослеживаемость перемещения товара через границу. Причем данные этих информационных систем имеют юридически значимый характер. Но, скажем, существуют передаточные ведомости между нашей и китайской железнодорожными компаниями. Этот документ заверяется нашим таможенным инспектором, и в нем проставлен вес, номер контейнера и номер декларации. Поэтому очень легко сопоставить, что задекларировано и что перемещено.

Для нас формула простая: законно вырубил - законно вывези. Когда в таможню представляют лес на оформление, мы должны куда-то обратиться и получить ответ, законно он был вырублен или нет. И здесь есть ряд нюансов. Сейчас законность вырубки или законность происхождения того леса, который мы оформляем, определяется по декларациям сделок с древесиной. Декларант должен предоставить в декларации всю цепочку происхождения леса или лесоматериалов.

Одновременно эти данные должны присутствовать в «ЕГАИС Лес» (государственная информационная система учета древесины. - «РГ»). Наш выпускающий инспектор делает запрос в систему, получает подтверждение, есть там эти записи или нет.

На наш взгляд, эта процедура несовершенна. Поэтому мы предложили Рослесхозу дополнить систему информацией, которую мы получаем: сведениями об объемах, отправителе, номенклатуре. Это позволит более эффективно контролировать перемещение леса.

Как налажен учет товаров, которые перемещаются в рамках взаимной торговли со странами ЕАЭС? Есть ли там проблемы?

В. И. Булавин: Для учета товаров, перемещаемых в рамках взаимной торговли со странами ЕАЭС, существуют статистические формы. Достаточно сказать, что из 150 тысяч возбужденных в 2019 году дел об административных правонарушениях почти четверть (38 тысяч) возбуждалась в связи с неправильным или несвоевременным представлением таких форм. Из-за различий в ставках НДС, размеров акциза есть сложности. Например, из-за того, что акциз на табачные изделия и сигареты в Беларуси в полтора раза меньше акциза в России, у бизнеса возникает соблазн этим воспользоваться.

Маржа с одной фуры, как утверждают наши белорусские коллеги, огромна. Отсюда лжетранзит, лжеэкспорт. Не случайно на высшем уровне принято решение об оснащении транзитных грузовых автомобилей, которые везут товары через территорию России, навигационными пломбами, которые позволяли бы отслеживать путь движения автомобиля.

Мы провели успешный эксперимент с нашими казахстанскими коллегами: испытали отечественную навигационную пломбу. В целом она себя положительно зарекомендовала: можно отследить, где автомобиль остановился, насколько он отклонился от заявленного маршрута, когда прибыл в пункт пропуска. Сейчас есть соответствующее постановление правительства. Надеемся, что тем самым сможем исключить лжетранзит.

Мы каждый год получаем от наших казахстанских коллег информацию о том, что на территории Казахстана было осуществлено закрытие транзита без прибытия самого товара. То есть документы привезли, транзит закрыли, а транспортное средство территорию России не покинуло. Но вся беда в том, что эту информацию мы получаем с опозданием, и уже мало что можно предпринять. Этот процесс нужно пресечь. Все необходимые средства для того, чтобы отследить транзит, в настоящее время есть.

Для решения подобных проблем существует формат ОКТС - объединенной коллегии таможенных служб государств - членов Таможенного союза. На этой площадке нам удалось снять уже многие вопросы, и мы продолжаем это делать. В частности, вырабатываем единую политику по созданию систем управления рисками, по определению стоимостных индикаторов. Стремимся к тому, чтобы процесс оформления во всех странах ЕАЭС был действительно единообразным.

Обменивается ли ФТС информацией с украинскими коллегами?

В. И. Булавин: Информационный обмен с коллегами на Украине минимален. Хотя на отдельные наши запросы ответы мы получаем.

Всех, кто ездит через автомобильные пункты пропуска, волнуют очереди. Что вы делаете для решения этой проблемы?

В. И. Булавин: Проблема очередей связана с проектной пропускной способностью пунктов пропуска. Решение простое: нужны новые пункты пропуска с большей пропускной способностью и с лучшей технической оснащенностью. Если говорить о технической составляющей, то, например, мы заложили в Стратегию развития таможенной службы до 2030 года проект по созданию интеллектуального пункта пропуска.

Информационной основой такого пункта пропуска станет единая цифровая платформа, которой будут пользоваться все контролирующие органы. Плюс туда же мы планируем завести всю информацию с наших технических средств контроля: радиационного контроля, весогабаритных измерений, считывания номеров машин, диспетчеризации очереди. Это означает, что если по той или иной товарной партии нет рисков, то пункт пропуска она будет проходить безостановочно.

Также мы дали свои предложения по технической реконструкции 37 пунктов пропуска на наиболее напряженных направлениях. В первую очередь это, конечно, Финляндия, Европа в целом и по отдельным направлениям - Китай. Они вошли в национальный проект «Международная кооперация и экспорт».

Что касается перемещения физлиц, то если вместо одной полосы создать две, очередь пойдет в два раза быстрее. Но нужно отметить, что строительство пунктов пропуска - это не функционал таможни.

Действующие пункты пропуска уже располагают несколькими полосами, но часто работает только одна. И из-за этого выстраивается довольно длинная очередь.

В. И. Булавин: Возможно, такие факты есть, отрицать не стану. Но, как правило, туристический наплыв бывает перед рождественскими каникулами, перед праздниками, когда много выходных. Все эти направления нам известны, мы стараемся в это время увеличить количество должностных лиц, которые задействованы в пункте пропуска.

Новая стратегия развития ФТС до 2030 года предполагает создание высокотехнологичной таможни. Что это такое, если говорить простыми словами?

В. И. Булавин: Для понимания того, что мы заложили в Стратегию-2030, коротко скажу о том, что происходит сейчас. В первую очередь, это реформирование таможенного оформления в целом. За 25 лет существования российской таможни ситуация сложилась таким образом, что все таможенное оформление происходило на частных площадях. При этом и сами таможенные посты располагались на частных площадях: таких мест таможенного оформления было порядка 670.

Влияние владельцев складов временного хранения на процесс таможенного оформления было явно непропорционально официальным отношениям. Поэтому было принято решение, во-первых, сосредоточить все таможенное оформление на государственных площадях, и таких мест таможенного оформления сделать всего 16. То есть 16 центров электронного декларирования. Этот процесс мы начали в конце 2018 года. На сегодняшний день создано 12 центров. В 2020 году мы создадим еще 4 в составе электронных таможен: на Дальнем Востоке - в городе Артем близ Владивостока, на юге - в Ростове-на-Дону, на северо-западе - в Санкт-Петербурге, а также в Москве.

Таким образом, практически весь декларационный массив будет оформляться в центрах электронного декларирования.

Что можно сказать о результатах работы тех центров электронного декларирования, которые уже действуют?

В. И. Булавин: Во-первых, существенно повысился уровень управляемости процессом таможенного оформления. Во-вторых, удалось снять проблему, когда однородные товары в разных таможенных органах оформлялись по-разному. Мы пришли к единообразию таможенного оформления. В-третьих, повысилась независимость наших должностных лиц в принятии решений по тем или иным декларациям. То есть мы разорвали личный контакт декларантов и нашего выпускающего инспектора и тем самым существенным образом снизили коррупционные риски.

По нашей оценке, там, где центры электронного декларирования работали в течение года, увеличились таможенные платежи, что, собственно, было одной из главных целей всех изменений. Это та база, с которой мы переходим к новой стратегии развития таможенной службы.

Кстати, переход на новую систему таможенного оформления позволил автоматизировать таможенные процедуры. В 2019 году в автоматическом режиме зарегистрировано более половины всего декларационного массива - более 2,8 млн деклараций (в 2018 году - более 1,8 млн), автоматически выпущено более 643 тыс. деклараций (в 2018 году - около 324 тыс. деклараций).

Время автоматической регистрации составляет 2 минуты, на автоматический выпуск уходит в среднем еще 3 минуты. Таким образом, в целом на оформление безрисковых товарных партий уходит не больше 5 минут. Все это без участия человека, быстро, но самое главное - объективно. Мы этот процесс будем совершенствовать и дальше.

Насыщение таможенной среды «цифрой» обязательно приведет к большей прозрачности таможенной сферы и к большему доверию. И не только между таможней и декларантами, а к большему доверию и между таможенными администрациями разных стран мира.

Я думаю, что в сфере международного сотрудничества мы идем к однократности проведения таможенного контроля и к признанию результатов этого контроля всеми таможенными администрациями, через которые будет перемещаться тот или иной товар. Этот подход, на мой взгляд, неизбежен.

Что нужно для того, чтобы такая система заработала?

В. И. Булавин: Мы уже сейчас, используя открытые ресурсы, можем проследить перемещение того или иного контейнера. Где его загружали, чем загружали, сколько он шел до Европы, где его перегрузили в Европе, где он задержался, где могли быть несанкционированные вскрытия... Нужно больше доверия между таможенными администрациями разных стран.

В порядке эксперимента уже наработали значительный материал по признанию результатов таможенного контроля с китайскими и финскими коллегами. В 2019 году подписали дорожные карты о взаимном признании уполномоченных экономических операторов с Южной Кореей, Китаем, Турцией (статус уполномоченного оператора дает организации возможность пользоваться упрощенным порядком оформления грузов при пересечении границ государств. - Прим. ред).

Правда, пока у нас уполномоченных экономических операторов не так много, но полагаем, что переход к оценке товарных партий в режиме онлайн (сейчас товарные партии оцениваются в зависимости от уровня риска участника участника внешнеэкономической деятельности. Все товарные партии уполномоченных экономических операторов автоматически попадают в низкую категорию риска. - Прим. ред.) будет дополнительным стимулом для многих декларантов получить статус уполномоченного экономического оператора.

Создавая интеллектуальную цифровую таможню, вы учитываете риск того, что электроника может сбоить?

В. И. Булавин: Конечно. Подразделениям ФТС России поставлена задача отработать алгоритмы на случай сбоя, чтобы все знали, что делать и как себя вести.

Вопрос действительно серьезный. Когда было около 700 распределенных по стране мест таможенного оформления и один в силу каких-то обстоятельств выходил из строя, то все остальные продолжали работать. Если мы сосредоточиваем все в 16 центрах электронного декларирования, то необходимо повысить устойчивость информационных систем практически в 50 раз.

Здесь выход один. Нужны «зеркальные копии» всех информационных систем, которые позволяют провести перезапуск в случае отказа. У нас они есть.

За последние два года нам удалось существенно сократить количество нештатных ситуаций (сбоев информационных систем). Все они, кстати, фиксируются в электронных декларациях. То есть если декларация находится на оформлении и произошел сбой информационных систем, в ней автоматически проставляется отметка об этом. Это позволяет вести статистику отказов работы системы.

В декабре 2019 года, например, удалось в масштабах всей страны свести количество таких деклараций всего к шести - в сотни раз ниже показателей прошлых лет.

Мы приступили к строительству центра обработки данных в Твери. Планируемая дата запуска - конец 2023 года. Сейчас пока пользуемся тем, что есть. В рамках национального проекта «Цифровая экономика» нам будут выделены площади в «Ростелекоме» для хранения там «зеркальных копий» наших систем.

Расскажите, пожалуйста, о промежуточных результатах эксперимента с электронным Tax Free.

В. И. Булавин: Процесс пока не является электронным на 100 процентов, потому что вместе с электронным чеком оформляется и бумажный, но во второй половине 2020 года планируется задействовать все ресурсы для перевода этой системы полностью в электронный вид.

Под эту систему уже разработана нормативная база. В целом с момента старта проекта по введению системы Tax Free оформлено уже свыше 100 тыс. чеков. Товарооборот (по данным Минпромторга России) составил около 17 млрд рублей, туристам возвращено порядка 1,9 млрд рублей.

Вы упомянули о том, что у китайцев более современные пункты пропуска, чем у нас. Расскажите, как соотносятся зарплаты китайских и российских таможенников?

В. И. Булавин: У нас есть три категории работающих. Есть должностные лица, которые находятся на федеральной государственной гражданской службе - их 34 тысячи. Еще 14 тысяч человек - это сотрудники на таможенной службе, то есть «под погонами». Все остальные относятся к третьей категории - работников. Всего численность составляет порядка 61 тысячи человек.

В отношении почти 12 тысяч федеральных государственных служащих, которые работают в пунктах пропуска и в составе мобильных групп, принято решение об их переводе на таможенную службу. Соответствующее постановление правительства мы подготовили, оно проходит согласование. Таким образом, у нас будет 26 тысяч сотрудников «под погонами», 22 тысячи - на федеральной государственной гражданской службе и остальные - работники.

Средняя зарплата госслужащих составляет около 38 тысяч рублей. У сотрудников - около 57 тысяч рублей. Если мы будем сравнивать должностных лиц таможенной службы Китая и сотрудников наших таможенных органов, то зарплаты примерно на одном уровне. Если же брать наших должностных лиц на федеральной государственной гражданской службе - в Китае на аналогичных должностях заработная плата (с учетом компенсационных выплат и премий) будет в среднем на 20-25% выше.

Однако у нас будут изменения. Мы провели переоценку функционала наших выпускающих инспекторов: в течение дня такой сотрудник совершает несколько десятков юридически значимых действий, за которые несет серьезную ответственность. Держать его на зарплате 38 тысяч рублей не очень разумно. Поэтому принято решение поднять зарплату в первую очередь выпускающим инспекторам. Это уже делается за счет нашего фонда материального стимулирования.

Если попытаться сравнить ФТС с таможенными администрациями других стран, на каком месте будет наша?

В. И. Булавин: Мы поддерживаем контакты с более чем 100 таможенными администрациями во всем мире. С 71 администрацией у нас есть базовые соглашения о взаимодействии и помощи в таможенной сфере. И теперь уже в 21 стране у нас свои представительства или представители. Поэтому весь международный опыт организации таможенного дела мы отслеживаем и хорошо им владеем. Могу сказать, что в нашем понимании складывающегося положения дел таможенная служба России выглядит вполне достойно.

На одном из форумов была панельная дискуссия, модератором которой выступал представитель бизнеса. Он в порядке эксперимента организовал интерактивное голосование по выставлению оценки деятельности таможенных органов страны. Участники, к нашему удовлетворению, пришли к выводу, что Федеральная таможенная служба находится где-то в первой двадцатке лидеров.

Детали

Таможенники каждый день сталкиваются с удивительными вещами, когда под видом одних товаров пытаются провезти другие или вообще переместить что-то скрытно. Какой случай из вашей практики поразил вас больше всего?

В. И. Булавин: Поразить можно или объемами, или какой-то экзотикой. С точки зрения объемов: у нас один достаточно состоятельный человек отправлял свою семью за рубеж. Так вот, к моменту их возвращения мы получили достаточно подробную информацию от наших немецких коллег о том, что там было закуплено, в каких объемах. Поэтому только таможенных платежей насчитали свыше 50 млн рублей.

Одним из наиболее экзотических стал эпизод, когда через границу пытались переместить пару амурских тигров.

Часто ли пытаются провезти наркотики?

В. И. Булавин: Наркотики - достаточно острая тема. В 2019 году мы изъяли почти 12,5 тонны различных веществ. Это половина всех наркотиков, которые проходят в качестве вещественных доказательств по всем уголовным делам, возбужденным всеми правоохранительными органами страны. Изъяты большие партии марокканского гашиша, латиноамериканского кокаина, афганского героина. Все это перемещается в тайниках промышленного производства: в полостях контейнеров, в бензобаках с двойным дном. Нарушители бывают крайне изобретательны.

Важный вопрос

Владимир Иванович, вы говорили, что мер, предпринимаемых для борьбы с коррупцией, недостаточно. Какие еще требуются?

В. И. Булавин: Нам нужны такие структурные преобразования, которые не позволят человеку совершать какие-либо коррупционные деяния. Отмечу, что мы последовательно проводим политику по выстраиванию «бесконтактных» отношений с бизнесом.

Мы с вами уже говорили про насыщенность «цифрой» таможенной сферы. Даже нынешний уровень развития таких технологий позволяет идентифицировать как неправомерные действия декларанта, так и неправомерные действия должностных лиц таможни. То есть все эти действия уже оставляют свой электронный след. Важно, чтобы он был своевременно идентифицирован.

У нас есть центр оперативного мониторинга - в ближайшие два года мы планируем его существенно укрупнить. Он станет независимой структурой в центральном аппарате и будет обеспечивать все функциональные и главные управления. В него будут встроены поисковые системы, которые позволят нам видеть весь процесс таможенного декларирования и реагировать на любые подозрительные операции.

Финансы

Каков прогноз по перечислению ФТС средств в бюджет в 2020 году и какое задание вам дали?

В. И. Булавин: Пока прогнозное задание на 2020 год - 5 трлн 343 млрд рублей. Это несколько меньше, чем в 2019 году, потому что ежегодно за счет налогового маневра уменьшается экспортная составляющая перечислений.

В 2019 году сумма доходов федерального бюджета от уплаты таможенных и иных платежей составила 5 трлн 729 млрд рублей. Мы перевыполнили контрольное задание на 1,6%.

Важные новости

  • Просмотры 404
  • Комментарии 0
  • Новость полезна? 0 m n 0
Комментарии
Добавить комментарий
Добавить
Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.
Нет комментариев
Мы будем рады любым предложениям и замечаниям по работе и содержанию сайта www.alta.ru.
Помогите нам стать лучше!
Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.