Горячая линия:
Москва
Центральный офис:
Контакты Дилеры
онлайн-справочник

Письмо Центрального таможенного управления ФТС России от 30.09.2008 № 52-38/19306

Письмо ЦТУ от 30 сентября 2008 г. N 52-38/19306
"О направлении обзора"

 

Направляю для сведения и использования в работе обзор судебной практики по обжалованию постановлений по делам об административных правонарушениях.

 


И.о. заместителя начальника
Управления - начальника правовой службы,
подполковник таможенной службы

 
 
М.А.Малова

 

 

Приложение
к письму ЦТУ
от 30.09.08 г. N 52-38/19306
 
ОБЗОР
СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ ОБ ОСПАРИВАНИИ
ПОСТАНОВЛЕНИЙ ТАМОЖЕННЫХ ОРГАНОВ О ПРИВЛЕЧЕНИИ
К АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
 

1. Должностные лица таможенных органов обладают полномочиями по составлению протоколов об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 14.10 КоАП России, в случае перемещения товаров через таможенную границу РФ либо в случае нахождения их под таможенным контролем после выпуска товаров, то есть при осуществлении функций и задач, возложенных на таможенные органы федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента РФ или Правительства РФ.

Ивановская таможня обратилась в Арбитражный суд Ивановской области с заявлением о привлечении индивидуального предпринимателя И. к административной ответственности по ст. 14.10 КоАП России за незаконное использование чужого товарного знака. Решением Арбитражного суда Ивановской области от 19.12.2007 в удовлетворении требований таможенного органа отказано.

Должностными лицами Ивановской таможни при проведении оперативно-розыскного мероприятия было установлено, что индивидуальный предприниматель И. производит торговлю брюками из джинсовой ткани, на которые нанесен торговый знак "Wrangler" без соответствующего разрешения правообладателя (компании "Ренглер Аппарел Корп.", г. Уилмингтон, штат Делавер, США).

Предприниматель и ее представитель в ходе судебного разбирательства требования таможенного органа не признали. По мнению предпринимателя, должностное лицо таможенного органа превысило свои полномочия при изъятии вещей. По мнению И., протокол по делу об административном правонарушении составлен должностным лицом Ивановской таможни с превышением своих полномочий, поскольку таможенные органы вправе составлять подобные протоколы по ст. 14.10 КоАП России только в отношении товаров, перемещаемых через таможенную границу и находящихся под таможенным контролем.

В ходе судебного заседания было установлено, что предприниматель реализовывал контрафактный товар с нанесенными на него товарными знаками, не имея при этом товарно-сопроводительных документов, а также документов, подтверждающих безопасность товара, предприниматель осознавала, что использование товарного знака производится без разрешения правообладателя товарного знака, т.е. является незаконным.

Суд пришел к выводу о наличии в действиях индивидуального предпринимателя И. состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.10 КоАП России. Однако суд установил, что при проведении оперативно-розыскных мероприятий и проведении административного расследования таможенным органом не установлен факт перемещения товара, принадлежащего предпринимателю И., через таможенную границу и его нахождения под таможенным контролем. В подобной ситуации таможенный орган не вправе составлять протокол об административном правонарушении, а должен направить материалы, содержащие информацию об административном правонарушении, для принятия решения в порядке ст. 28.1 КоАП России в органы внутренних дел либо в органы государственной инспекции по торговле, качеству и защите прав потребителей.

Суд признал незаконными действия Ивановской таможни в отношении предпринимателя И. по составлению протокола об административном правонарушении, предусмотренного ст. 14.10 КоАП России, как совершенные с превышением полномочий, установленных законом, и не соответствующие задачам и функциям таможенных органов. Суд пришел к выводу, что должностные лица таможенных органов обладают полномочиями по составлению протоколов об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 14.10 КоАП России, в случае перемещения товаров через таможенную границу Российской Федерации либо в случае нахождения их под таможенным контролем после выпуска товаров, то есть при осуществлении функций и задач, возложенных на таможенные органы федеральными законами либо нормативными правовыми актами Президента РФ или Правительства РФ.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 28.1 КоАП России поводом к возбуждению дела об административном правонарушении является непосредственное обнаружение должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения.

Дело об административном правонарушении в отношении И. было возбуждено постановлением Ивановского транспортного прокурора от 26.09.2007, вынесенным по результатам проверки исполнения законодательства об оперативно-розыскной деятельности Ивановской таможней. Данное постановление было направлено Ивановским транспортным прокурором в Ивановскую таможню для проведения административного расследования.

Решение Арбитражного суда Ивановской области было обжаловано таможней в апелляционном и кассационном порядке. Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций жалобы таможни оставлены без удовлетворения, решение суда первой инстанции без изменений.

2. При доказывании вины перевозчика в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.9 КоАП России, когда происходит хищение товара третьими лицами, необходимо представлять в суд доказательства того, что перевозчик не проявил той степени заботливости и осмотрительности, которая требовалась от него в целях надлежащего исполнения таможенных обязанностей.

ИП К. обжаловал в Арбитражный суд Калининградской области постановление Смоленской таможни о привлечении его к административной ответственности по ч. 1 ст. 16.9 КоАП России в виде наложения штрафа в размере 300000 рублей.

Основанием для возбуждения дела об административном правонарушении послужила утрата части товара, перевозившегося ИП К. по процедуре ВТТ, обнаруженная в ходе таможенного досмотра грузового отсека транспортного средства.

Обжалуя вышеуказанное постановление таможни, заявитель ссылался на отсутствие его вины, поскольку недоставка груза произошла в результате хищения товара неустановленными лицами. Решением Арбитражного суда Калининградской области постановление Смоленской таможни признано незаконным и отменено.

В обоснование принятого по делу решения суд указал, что водитель действовал с той степенью осторожности и бережливости, которая была необходима для доставки товара в таможню назначения: не отклонялся от пути следования, не останавливался в неохраняемых местах, не оставлял груз без присмотра, не совершал действий по выдаче товара третьим лицам.

Не согласившись с принятым по делу судебным актом, Смоленская таможня обжаловала решение суда в апелляционную инстанцию по следующим основаниям.

Согласно п. 1.3 постановления Конституционного суда РФ от 27.04.2001 N 7-П нарушение таможенных правил, вызванное чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми препятствиями, находящимися вне контроля лица, при соблюдении им той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от него в целях надлежащего исполнения таможенных обязанностей, является условием, исключающим вину данного лица в совершении административного правонарушения.

Из данной нормы следует вывод, что при отсутствии форс-мажорных обстоятельств большое внимание при доказывании вины лица в совершении административного правонарушения необходимо уделить достаточности мер, предпринятых им для обеспечения выполнения обязанностей в сфере таможенного законодательства.

Положение п. 1.3 постановления корреспондируется с нормой ч. 2 ст. 2.1 КоАП России, в соответствии с которой юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Конструкция данной правовой нормы предполагает то обстоятельство, что, если в ходе производства по делу об административном правонарушении будет установлена возможность принятия перевозчиком хотя бы одной меры для соблюдения возложенных на него публично-правовых обязанностей и данная мера не была принята, данный факт свидетельствует о наличии вины этого лица.

Следовательно, если будет установлено, что препятствием несоблюдения таможенных правил не явились форс-мажорные обстоятельства и при этом лицом не была принята хотя бы одна из возможных мер для соблюдения таможенных правил, то это означает, что им не проявлена та степень заботливости и осмотрительности, какая требовалась от него в целях надлежащего исполнения обязанностей в сфере таможенных правоотношений, и, следовательно, данные обстоятельства свидетельствуют о наличии вины лица в совершении административного правонарушения.

Как следует из материалов дела об административном правонарушении, ИП К. является профессиональным перевозчиком и в связи с этим должен и мог предвидеть возможность совершения насильственных действий со стороны третьих лиц в отношении перевозимого товара. О возможности хищения при осуществлении автомобильной перевозки груза ИП К. знал, что подтверждается материалами дела об административном правонарушении.

Кроме того, утрата товара, находящегося под таможенным контролем, произошла в темное время суток. К указанному моменту продолжительность рабочего времени водителя выходила за пределы, установленные трудовым договором (установлен 8-часовый рабочий день), более чем на 11 часов. Перевозка осуществлялась только одним водителем. По мнению таможни, данные обстоятельства, несомненно, повлияли на ослабление контроля за сохранностью груза со стороны водителя.

С целью обеспечения сохранности перевозимого груза ИП К. мог воспользоваться рядом реально возможных мер, таких как осуществлять перевозку только в светлое время суток, направить в рейс двух водителей либо воспользоваться услугами частного охранного сопровождения либо услугами таможенного сопровождения, но не использовал данные возможности и, следовательно, не принял все меры для соблюдения требований таможенного законодательства, что свидетельствует о наличии его вины в совершении административного правонарушения.

В международной практике и обычаях делового оборота под обстоятельствами непреодолимой силы, как правило, понимаются:

- объявленная или необъявленная война, гражданская война, беспорядки и революции, акты пиратства, саботаж;

- стихийные бедствия, ураганы, циклоны, землетрясения, цунами, наводнения, разрушение в результате молнии;

- взрывы, пожары, разрушения машин, заводов и любых установок и т.д.

Анализ природы возникновения обстоятельств непреодолимой силы позволяет сделать вывод о том, что их поведение объективно не зависит от воли сторон договора (сделки) либо третьих лиц.

Указанная правовая позиция отражена в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.01.2005 по делу N 14480/03 . Суд указал, что хищение груза не может рассматриваться как обстоятельство, избежать которое перевозчик не мог и последствия которого не могли быть им предотвращены, а значит, не является форс-мажором.

Таким образом, преступные действия третьих лиц нельзя считать обстоятельствами непреодолимой силы, которые невозможно было предвидеть.

На основании вышеизложенного Смоленская таможня просила суд отменить решение суда по указанному делу.

Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение Арбитражного суда Калининградской области без изменений.

3. Непроявление перевозчиком должной степени осмотрительности, необходимой для соблюдения обязанностей, возложенных на него КДПГ от 1956 года и положениями ТК России, по проверке правильности содержащейся в товаросопроводительных документах информации о количестве и маркировке груза образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 16.1 КоАП России.

В Арбитражный суд Брянской области обратилось ООО "Мертранс" с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Ногинской таможни от 28.01.2008 по делу об административном правонарушении N 10126000-523/2007, согласно которому заявитель привлечен к административной ответственности по ч. 3 ст. 16.1 КоАП России за сообщение таможенному органу при прибытии на таможенную территорию Российской Федерации недостоверных сведений о наименовании товара.

Согласно доводам заявителя при рассмотрении дела и привлечении общества к административной ответственности не доказана вина общества в совершении административного правонарушения по ч. 3 ст. 16.1 КоАП России. При обосновании вины общества таможней не учтено буквальное толкование положений ст. 8 Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов от 1956 года (далее - КДПГ), которой установлена обязанность перевозчика проверить правильность записей в накладной только относительно количества грузовых мест, их маркировки и номеров. При погрузке товара в транспортное средство полностью исполнены положения ст. 8 КДПГ. Проверить содержание грузовых мест (их внутренних вложений) у водителя никакой возможности не было, так как отправитель груза этого не потребовал. Вскрытие упаковки груза перевозчиком в таможенном органе Турции и удаление средств идентификации при отсутствии права не относится к разумным мерам.

Против доводов заявителя Ногинская таможня возражала по следующим основаниям.

В соответствии с процедурой МДП согласно CMR и инвойсу ООО "Мертранс" ввезло на территорию Российской Федерации товар - бумага для мебельного производства.

В соответствии со складскими документами (ДО, акт приемки) выгруженный из транспортного средства перевозчика товар представляет собой пластмассовые полоски.

С целью идентификации таможней проведен таможенный досмотр товара, ввезенного заявителем на территорию Российской Федерации. В ходе досмотра, при проведении которого присутствовал водитель фирмы перевозчика, установлено, что товар представляет собой полоску шириной около 19 мм различной толщины из жесткого пластика коричневого цвета, маркировка содержит информацию о товаре "roma thermoplastic Edgeband". Указанная маркировка на упаковке грузовых мест доступна к прочтению и позволяет определить наименование товара, что подтверждается фотографиями упаковки груза, имеющимися в материалах административного дела.

Согласно п. 1 ст. 73 ТК России при международной перевозке автомобильным транспортом перевозчик сообщает таможенному органу сведения о наименовании товаров.

Таким образом, обязанность сообщения достоверных и точных сведений о наименовании товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации, законом возложена именно на перевозчика.

Сообщение таможенному органу недостоверных сведений о наименовании товаров при прибытии на таможенную территорию Российской Федерации образует состав административного правонарушения по ч. 3 ст. 16.1 КоАП России.

Статьей 8 КДПГ от 1956 г. установлена обязанность перевозчика при принятии груза проверить точность записей, сделанных в накладной относительно числа грузовых мест, их маркировки и номеров, внешнего состояния груза и его упаковки. Если перевозчик не имеет достаточной возможности проверить правильность указанных записей, он должен вписать в накладную обоснованные оговорки.

Согласно объяснениям водителя фирмы перевозчика ООО "Мертранс" он присутствовал при загрузке товара, осуществлял проверку количества грузовых мест и веса брутто товара, груз был помещен в картонные коробки и обернут полиэтиленовой пленкой. Что собой представлял сам груз, водитель не видел. Генеральный директор общества пояснил, что водитель принял к перевозке товар с недостоверными сведениями.

Следовательно, водитель фирмы перевозчика мог, но не осуществил сличение содержащихся на упаковках маркировки и имеющихся в товаросопроводительных документах данных о грузе. При этом CMR никаких оговорок относительно невозможности проверки груза и его маркировки не содержит. Указанные факты свидетельствуют о грубой небрежности и неисполнении перевозчиком прямых обязанностей, возложенных на него ст. 8 КДПГ, ст. 73 ТК России, по проверке правильности содержащейся в товаросопроводительных документах информации о количестве и маркировке груза и полностью подтверждают наличие в действиях перевозчика вины по ч. 3 ст. 16.1 КоАП России.

Вместе с тем при возбуждении дела об административном правонарушении в отношении ООО "Мертранс" права общества полностью соблюдены, в материалах дела имеется копия письма, подтверждающая направление в адрес общества в сроки, установленные ст. 28.7 КоАП России, копии определения о возбуждении дела об административном правонарушении по ч. 3 ст. 16.1 КоАП России, которое содержит информацию о правах заявителя, установленных ст. 25.1, 25.4, 24.2 КоАП России.

Решением Арбитражного суда Брянской области от 23.04.2008 в удовлетворении заявления ООО "Мертранс" к Ногинской таможне отказано. Судебный акт мотивирован наличием достаточной доказательной базы, подтверждающей состав административного правонарушения и вину общества в совершении правонарушения по ч. 3 ст. 16.1 КоАП России. Перевозчик не проявил должной степени осмотрительности, которая необходима для соблюдения обязанностей, возложенных на него КДПГ от 1956 года и положениями ТК РФ, по проверке правильности содержащейся в товаросопроводительных документах информации о количестве и маркировке груза. Постановление по делу об административном правонарушении вынесено в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации, нарушений порядка привлечения к административной ответственности судом не установлено.

4. Факт болезни физического лица, временно ввезшего транспортное средство на территорию Российской Федерации, в отсутствие мотивированного запроса о продлении срока временного ввоза не является основанием для освобождения данного лица от административной ответственности за нарушение сроков вывоза временно ввезенного транспортного средства.

Постановлением Смоленской таможни от 14.03.2008 Э. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.18 КоАП России, выразившегося в невывозе с таможенной территории РФ временно ввезенного транспортного средства в срок, указанный в УВТС, - до 04.01.2008.

Смоленским транспортным прокурором на указанное постановление таможни принесен протест, в котором прокурор указал, что таможенным органом не приняты меры по выяснению фактических обстоятельств дела и установлению вины Э. в совершении правонарушения, т.к. Э. в объяснении указывает, что не вывез транспортное средство с территории РФ из-за болезни.

Решением судьи Заднепровского районного суда г. Смоленска от 24.04.2008 протест прокурора оставлен без удовлетворения по следующим основаниям.

Суд установил, что Э. осведомлен о своей обязанности вывезти транспортное средство за пределы РФ в срок до 24.01.2008, что подтверждается его подписью в УВТС.

Суд в решении указал, что довод прокурора о невывозе в установленный таможенным органом срок транспортного средства вследствие болезни не имеет правового значения, поскольку документов, подтверждающих факт болезни, Э. не представлено, мотивированного обращения от Э. о продлении срока временного ввоза в Смоленскую таможню не поступало. При таких обстоятельствах постановление Смоленской таможни от 14.03.2008 признано законным.

5. Помещение владельцем СВХ закрытого типа на данный СВХ товаров, не включенных в список товаров, хранение которых возможно на таком СВХ, образует состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 16.14 КоАП России.

В Арбитражный суд Ивановской области обратилось ОАО "М" с заявлением о признании незаконным и подлежащим отмене постановления Ивановской таможни по делу об административном правонарушении о привлечении к административной ответственности по ст. 16.14 КоАП России за нарушение установленных требований и условий помещения товаров на склад временного хранения, а именно за помещение на закрытый склад временного хранения ОАО "М" товаров, принадлежащих ОАО "М", но не включенных в список товаров, хранение которых могло осуществляться на указанном СВХ.

Общество, не согласившись с указанным постановлением, обжаловало его в судебном порядке, указав, что Ивановской таможней при вынесении оспариваемого постановления применено неправильное толкование пункта 3 статьи 106 ТК России. По мнению заявителя, согласно п. 3 ст. 106 ТК России владелец склада временного хранения закрытого типа вправе размещать на таком складе принадлежащие ему товары без ограничений, а от третьих лиц принимать на хранение определенные товары, в том числе ограниченные в обороте и (или) требующие особых условий хранения. Товары, помещенные на СВХ по ДО-1 N 98 от 28.08.2007, принадлежат ОАО "М" по договору комиссии от 31.05.2002 N 2002/01-40/132, то есть относятся к категории товаров владельца склада. Таким образом, по мнению общества, нарушений требований и условий помещения товаров на СВХ ОАО "М" допущено не было.

В удовлетворении требований общества судом было отказано по следующим основаниям.

ОАО "М" письмом от 11.06.2004 за N 275-НС обратилось в Ивановскую таможню с заявлением о включении в Реестр владельцев складов временного хранения. К заявлению приложены сведения об учреждаемом складе временного хранения (приложение N 1 - не приводится) (далее по тексту - сведения) и список товаров, хранение которых предполагается на СВХ ОАО "М" (приложение N 2 - не приводится) (далее по тексту - список). Из поданного заявления и приложенных к нему документов следует, что на СВХ закрытого типа обществом предполагалось хранение определенных товаров по списку, приведенному в приложении N 2; материально-техническое оснащение склада не позволяло хранить на его территории любые товары; склад планировалось использовать для нужд собственного производства; на СВХ не предполагалось хранение товаров, которые могут причинить вред другим товарам, товаров, которые требуют особых условий хранения.

На основании свидетельства N 10105/200003, выданного 04.07.2004, ОАО "М" включено в Реестр владельцев складов временного хранения по типу склада закрытого типа.

Согласно пункту 3 статьи 106 ТК России склады временного хранения являются складами закрытого типа, если они предназначены для хранения товаров владельца склада (статья 108) или для хранения определенных товаров, в том числе ограниченных в обороте и (или) требующих особых условий хранения. Системный анализ норм ТК России позволяет сделать вывод, что союз "или", используемый в конструкции п. 3 ст. 106 ТК России, имеет разделительное значение. Используя союз "или" законодатель выделяет разные виды складов закрытого типа, определяя разные условия помещения товаров на СВХ.

СВХ закрытого типа исходя из положений п. 3 ст. 106 ТК России имеют ограничения: либо это ограничение по кругу лиц (владелец СВХ), имеющих право помещать на хранение товары, либо склад временного хранения закрытого типа ограничивается хранением товаров, определенных владельцем СВХ. При этом круг лиц, помещающих товары на временное хранение, не ограничен.

Представленное в Ивановскую таможню заявление ОАО "М" и приложенные сведения об учреждаемом складе временного хранения и список товаров, хранение которых предполагается на СВХ ОАО "М", также устанавливают условия и порядок помещения товаров на СВХ закрытого типа ОАО "М", определяя такой вид склада временного хранения, на котором осуществляется хранение определенных списком товаров, принадлежащих любым лицам.

Вывод ОАО "М" о том, что п. 3 ст. 106 ТК России предусматривает возможность хранения товаров на СВХ закрытого типа любых товаров владельца СВХ, а для третьих лиц - товаров по списку, признан судом не соответствующим нормам ТК России.

Таким образом, ОАО "М", поместив на хранение в СВХ закрытого типа товары, не включенные в список предполагаемых для хранения товаров, нарушило условия помещения товаров на СВХ, в связи с чем судом сделан вывод о правомерности привлечения ОАО "М" к административной ответственности по статье 16.14 КоАП России.

Комментарии
Мы будем рады любым предложениям и замечаниям по работе и содержанию сайта www.alta.ru.
Помогите нам стать лучше!