Горячая линия:
Москва
Центральный офис:
Контакты Дилеры
онлайн-справочник

Информация Дальневосточного таможенного управления ФТС России от 02.09.2014 № 16-01-17/13262

Информация Дальневосточного таможенного управления
от 2 сентября 2014 г. N 16-01-17/13262
Мониторинг судебной практики по спорам,
связанным с обжалованием решений таможенных органов
о классификации товаров по Товарной номенклатуре
внешнеэкономической деятельности Таможенного
союза за первое полугодие 2014 года

 

В соответствии с правилами 1 и 3 ОПИ ТН ВЭД ТС реакторы, поставляемые без катализатора и прочего механического или теплотехнического оборудования, классифицируются в подсубпозиции 7309 00 300 0 ТН ВЭД ТС (дело N А73-14340/2013).

Арбитражным судом Хабаровского края рассмотрено дело по заявлению ООО "Б" о признании решения Хабаровской таможни о классификации товара незаконным. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями Шестого арбитражного апелляционного суда и Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Ввезенный обществом товар - оборудование промышленное с неэлектрическим нагревом для производства дизельного топлива, предназначенного для комплекса "РН-Комсомольский НПЗ", в комплект поставки входят реакторы: гидрокрекинга 1-й и 2-ой ступеней (R-3101, R-3102), гидроочистки (R-3103), вакуумного газойля (R-3201); аксессуары; внутренние части; детали для пуска в эксплуатацию, классифицирован в подсубпозиции 8419 89 989 0 ТН ВЭД ТС "машины, оборудование промышленное или лабораторное с электрическим или неэлектрическим нагревом для обработки материалов в процессе с изменением температуры: прочие".

Хабаровской таможней по результатам камеральной таможенной проверки вынесено решение о классификации ввезенного товара в подсубпозиции 7309 00 510 0 ТН ВЭД ТС "изделия из черных металлов: резервуары, цистерны, баки и аналогичные емкости, из черных металлов, для любых веществ (кроме сжатого или сжиженного газа), с облицовкой или теплоизоляцией или без них, но без механического или теплотехнического оборудования: для жидкостей: прочие, вместимостью более 100000 л".

Заявитель в обоснование своих требований указал, что ввезенный товар не может быть классифицирован в товарной позиции 7309 ТН ВЭД ТС, поскольку изготовлен из легированной стали, а не из черных металлов и предназначен для промышленных целей, а не для хранения. Кроме того классификационный код товара, аналогичный заявленному декларантом, был указан в экспортной декларации на товары и в разрешении на применение реакторов, выданном Федеральной службой по экологическому, технологическому и атомному надзору.

Таможенный орган мотивировал свою позицию тем, что спорный товар не является каким-либо оборудованием, а представляет собой комплектующие для сборки и монтажа реакторов.

При рассмотрении дела судебные инстанции сделали вывод, что группа 73 ТН ВЭД ТС входит в раздел 15 ТН ВЭД ТС, в соответствии с пунктом 3 Примечания к указанному разделу, сталь входит в число черных металлов для целей применения ТН ВЭД ТС. Кроме того, согласно пункту 93 (подпункты 93.1 - 93.4) Сборника решений и разъяснений по классификации по ТН ВЭД ТС отдельных товаров, утвержденного Распоряжением ФТС России от 01.03.2012 N 34-р (далее - Сборник), реакторы гидроочистки нефтяных фракций, каталитической изомеризации, каталитического риформинга, гидрирования, гидродеалкилирования, гидрокрекинга представляют собой стальную, сварную, вертикальную емкость с облицовкой или теплоизоляцией цилиндрической формы, с выпуклым (эллиптическим, полусферическим) днищем, расположенную на опорах. Корпус реактора состоит из сваренных между собой кольцевыми сварными швами цилиндрических обечаек, верхнего и нижнего выпуклых эллиптических или полусферических днищ. Реактор оснащен штуцерами для ввода сырья и выхода продукта, штуцерами контрольно-измерительных приборов и автоматики, люком-лазом для загрузки катализатора. В соответствии с пунктом 94.3 Сборника, данные реакторы, поставляемые без катализатора и прочего механического или теплотехнического оборудования, классифицируются в подсубпозиции 7309 00 300 0 ТН ВЭД ТС в соответствии с правилами 1 и 3 ОПИ ТН ВЭД ТС. Кроме того спорный товар не является каким-либо оборудованием, а представляет собой комплектующие для сборки и монтажа реакторов, их аксессуарами.

 

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: пункт 94.3 в Сборнике решений и разъяснений по классификации по ТН ВЭД ТС отдельных товаров, утвержденного Распоряжением ФТС России от 01.03.2012 N 34-р отсутствует, имеется в виду пункт 93.4.

 

Судами трех инстанций отмечено, что в случаях, когда классификация, указанная декларантом, ошибочна и не соответствует как нормам международного права, так и законодательства Таможенного союза, таможенные органы Российской Федерации вправе принимать решения о классификации товара по ТН ВЭД ТС, даже при условии, что таможенные органы страны-экспортера согласились с кодом товара, который заявил декларант.

Машины инжекционно-литьевые (термопластавтомат) для изготовления изделий из пластмасс методом литья под давлением в соответствии с правилами 1 и 6 ОПИ ТН ВЭД ТС классифицируются в подсубпозиции 8477 10 000 0 ТН ВЭД ТС (дело N А51-6164/2014).

Арбитражным судом Приморского края рассмотрено дело по заявлению ИП С о признании решения Владивостокской таможни о классификации товара незаконным. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда, заявленные требования удовлетворены.

Ввезенный в адрес ИП С товар - машина инжекционно-литьевая (термопластавтомат) для изготовления изделий из пластмасс методом литья под давлением отнесена предпринимателем к товарной позиции 8477 10 000 0 ТН ВЭД ТС "оборудование для обработки резины или пластмасс или для производства продукции из этих материалов, в другом месте данной группы не поименованное или не включенное: машины инжекционно-литьевые".

После выпуска товара по результатам проведенной проверки документов и сведений Владивостокской таможней вынесено решение о классификации товара по ТН ВЭД ТС, согласно которому товар следует классифицировать в подсубпозиции 8477 30 000 0 ТН ВЭД ТС "оборудование для обработки резины или пластмасс или для производства продукции из этих материалов, в другом месте данной группы не поименованное или не включенное: машины выдувного литья".

В ходе судебного обжалования заявитель мотивировал свою позицию тем, что методом производства изделий из пластмасс является литье форм под давлением и, следовательно, ввезенный товар должен быть классифицирован в подсубпозиции 8477 10 000 0 ТН ВЭД ТС.

Таможенным органом в обоснование позиции указано, что поскольку ввезенная машина предназначена для выдува пресс-форм и пластиковых бутылок, то в соответствии с правилами 1 и 6 ОПИ ТН ВЭД ТС она должна быть отнесена к машинам выдувного литья.

При рассмотрении дела суды, удовлетворяя заявленные ИП С требования, пришли к следующему выводу. Согласно приложению к внешнеторговому контракту предметом поставки является машина инжекционно-литьевая для изделий из пластмасс под давлением. Кроме того, в сертификате соответствия, выданному на спорный товар также указано, что ввезенный товар является машиной инжекционно-литьевой (термопластавтомат) для изготовления деталей из термопластов методом литья под давлением. В свою очередь, инжекционно-литьевая машина представляет собой термопластавтомат, применяемый для изготовления деталей из термопластов методом литья под давлением. А литье полимеров под давлением - это технологический процесс переработки пластмасс путем впрыска их расплава под давлением в пресс-форму с последующим охлаждением. Учитывая, что внутри товарной позиции 8477 ТН ВЭД ТС машины и оборудование классифицируются по способу производства, а также тот факт, что ввезенная ИП С инжекционно-литьевая машина изготавливает преформы бутылок методом литья под давлением, которые уже в последствии используются для выдува ПЭТ бутылок, отнесение таможенным органом спорного товара к товарной подсубпозиции 8477 30 000 0 ТН ВЭД ТС является неправомерным.

К аналогичному выводу пришли суды при рассмотрении дела N А51-6166/2014.

Согласно правилам 1 и 6 ОПИ ТН ВЭД ТС полиизацианат МДИ (полимерный МДИ) классифицируется в подсубпозиции 3909 30 000 0 ТН ВЭД ТС (дело N А51-26613/2013).

Арбитражным судом Приморского края рассмотрено дело по заявлению ЗАО "Х" о признании решения Находкинской таможни о классификации товара незаконным. Решением суда первой инстанции, вступившим в законную силу, в удовлетворении заявленных требований отказано.

В отношении ввезенного товара - полимерного МДИ, декларантом был заявлен код товара 2929 10 000 9 ТН ВЭД ТС "соединения, содержащие другие азотсодержащие функциональные группы: изоцианаты: прочие".

После выпуска по результатам таможенной экспертизы Находкинской таможней спорный товар был классифицирован в подсубпозиции 3909 30 000 0 ТН ВЭД ТС как "пластмассы и изделия из них: первичные формы: амино-альдегидные смолы, фенолоальдегидные смолы и полиуретаны в первичных формах: амино-альдегидные смолы прочие".

В обоснование своей позиции заявитель указал, что согласно правилам ОПИ ТН ВЭД ТС ввезенный товар должен классифицироваться в товарной позиции 2929 10 000 9 ТН ВЭД ТС, так как указанная товарная позиция в большей мере соответствует описанию товара и его химическому составу в процентном соотношении. Кроме того, спорный товар не содержит в своем составе 5 мономерных звеньев.

Таможенным органом в обоснование позиции указано, что ввезенный товар является полимерным МДИ, представляющим собой продукт, в составе которого согласно заключению таможенного эксперта идентифицированы 4,4-дефинилметандиизоцианат (МДИ), его изомеры и олигомерные гомологи с более высоким молекулярным весом, а, следовательно, относится к амино-альдегидным смолам, а вопрос об определении количества мономерных звеньев и химическом составе товара не является необходимым для классификации.

По ходатайству заявителя была назначена и проведена судебная экспертиза, по результатам которой был определен химический состав спорного товара в процентном соотношении, подтверждающий выводы таможенного эксперта, и количество мономерных звеньев (2,7).

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд сделал следующие выводы. Согласно пояснениям к товарной позиции 3909 ТН ВЭД ТС в данную товарную позицию, включаются, в том числе амино-альдегидные смолы, к которым относится полимерный МДИ. Согласно заключению таможенного эксперта, спорный товар является полимерным МДИ - представляющим собой соединение неопределенного состава, которое является смесью различных веществ, не только изомеров дефинилметандиизоцианата, но и его гомологов. Таким образом, он не может классифицироваться в подсубпозиции 2929 10 000 9 ТН ВЭД ТС, выбранной декларантом, так как не является смесью двух или более изомеров одного и того же органического соединения в соответствии с примечанием 1 б) к товарной группе 29 ТН ВЭД ТС. Полимерный МДИ является форполимером и при классификации данного товара применяется примечание 3 д) к товарной группе 39 ТН ВЭД ТС. Кроме того, выводы судебной экспертизы не опровергают выводы, содержащиеся в заключении таможенного эксперта. На основании заключений экспертов свойства спорного товара соответствуют примечаниям 1, 2 в), 3д) к товарной группе 39 ТН ВЭД ТС, а не примечаниям 1 а), 1 б) к товарной группе 29 ТН ВЭД ТС. Согласно правилам 1 и 6 ОПИ ТН ВЭД ТС полимерный МДИ классифицируется в подсубпозиции 3909 30 000 0 ТН ВЭД ТС. Правомерность классификационного кода, определенного таможенным органом, также подтверждается предварительными решениями ФТС России и ответами Генерального Директората Европейской комиссии по налогообложению и Таможенному союзу от 19.10.2012, Директората по тарифам и торговле Всемирной таможенной организации от 21.12.2012 на обращение ФТС России от 24.09.2012.

На основании правила 2а) ОПИ ТН ВЭД ТС и Общих положений 5 к разделу 16 пояснений ТН ВЭД ТС части разобранной сельскохозяйственной машины должны классифицироваться в товарной позиции 8432 ТН ВЭД ТС (дело N А51-16371/2013).

Арбитражным судом Приморского края рассмотрено дело по заявлению ИП П. о признании решения Хасанской таможни о классификации товара незаконным. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями Пятого арбитражного апелляционного суда и Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа, заявленные требования удовлетворены в полном объеме.

Ввезенный ИП П. товар - инструмент садово-огородный - культиватор почвы классифицирован декларантом в подсубпозиции 8432 29 100 0 ТН ВЭД ТС "машины сельскохозяйственные, садовые или лесохозяйственные для подготовки и обработки почвы; катки для газонов или спортплощадок: бороны, рыхлители, культиваторы, полольники и мотыги: прочие: рыхлители и культиваторы".

После выпуска товара по результатам таможенной экспертизы Хасанской таможней вынесены решения о классификации, в соответствии с которыми части ввезенных товаров (мотоблоки) классифицированы в подсубпозиции 8701 10 000 0 ТН ВЭД ТС "средства наземного транспорта, кроме железнодорожного или трамвайного подвижного состава, и их части и принадлежности: тракторы (кроме тракторов товарной позиции 8709): тракторы, управляемые рядом идущим водителем".

Заявитель в обоснование своих требований указал, что оспариваемые решения о классификации товаров по ТН ВЭД ТС основаны на заключениях таможенного эксперта, которые не соответствуют статье 8 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ", статьям 138 и 140 Таможенного кодекса Таможенного союза, поскольку не отвечают требованию достоверности. А выводы таможенного эксперта и таможенного органа о наличии у ввезенного товара функций по транспортировке и буксировке дополнительного навесного оборудования не соответствуют действительности.

Таможенный орган мотивировал свою позицию тем, что спорный товар должен классифицироваться по коду 3901 90 900 0 ТН ВЭД ТС, так как ввезенные товары имеют прицепные устройства и имеют возможность применения различного навесного и прицепного оборудования, а также их использования для транспортировки и буксировки, что подтверждается выводами таможенного эксперта.

При рассмотрении дела судебные инстанции сделали вывод, что ИП П. был задекларирован не один товар, а товар со всеми комплектующими в соответствующем количестве, превращающими разобранный товар в законченное изделие - сельскохозяйственный агрегат садово-огородный для обработки почвы. Указанные в классификационных решениях таможенного органа товары - мотоблоки, представляют собой только часть сельскохозяйственного агрегата, а название "культиватор" принято производителем в маркетинговых целях и не несет в себе какой-либо характеристики товара и не указывает на его свойства. Представленные в материалы дела Руководства по эксплуатации культиваторов и акт таможенного досмотра подтверждают тот факт, что спорные товары представлены в разобранном виде, а мотоблок является комплектующей частью. Кроме того, исходя из Руководства по эксплуатации, культиватор применяется для обработки и рыхления земли. Спорные товары реализуют функцию культивации почвы, которая обеспечивается за счет работы фрезеров. Без фрезеров, являющихся комплектующими к каждой модели, и устанавливающихся вместо колес, данные сельскохозяйственные машины, в том числе мотоблок, не выполняют никаких функций. Согласно Общим положениям 5 "Несобранные машины" к разделу 16 пояснений ТН ВЭД ТС, для удобства транспортировки многие машины и устройства транспортируются в несобранном виде. Хотя фактически товары представляют собой набор частей, они классифицируются как соответствующая машина, а не в какой-либо отдельной товарной позиции, относящейся к частям. Таким образом, спорные товары на основании правила 2а) ОПИ ТН ВЭД ТС и Общих положений 5 к разделу 16 пояснений ТН ВЭД ТС должны классифицироваться в товарной позиции 8432 ТН ВЭД ТС по причине того, что являются частями разобранной сельскохозяйственной машины для обработки почвы, представленной к таможенному оформлению в разобранном виде совместно со всеми ее комплектующими.

Аналогичные выводы сделаны судами в судебных актах, принятых по судебному делу N А51-25067/2013.

Гусеничная цепь в сборе для установки на бульдозер (часть общего назначения), поставляемая отдельно от машин и механизмов в соответствии с правилом 1 ОПИ ТН ВЭД ТС, примечанием 1ж) к разделу 16 ТН ВЭД ТС, примечанием 2 к разделу 15 ТН ВЭД ТС, правилом 6 ОПИ ТН ВЭД ТС классифицируется в товарной позиции 7315 ТН ВЭД ТС (дело N А51-219/2014).

Арбитражным судом Приморского края рассмотрено дело по заявлению ООО "А" о признании решения Владивостокской таможни о классификации товара незаконным. Решением суда, вступившим в законную силу, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Обществом на таможенную территорию Таможенного союза был ввезен товар - запасные части для дорожно-строительной техники - гусеничная цепь в сборе на бульдозер, который классифицирован в подсубпозиции 8431 49 800 9 ТН ВЭД ТС "реакторы ядерные, котлы, оборудование и механические устройства; их части: части, предназначенные исключительно или в основном для оборудования товарных позиций 8425 - 8430: машин или механизмов товарной позиции 8426, 8429 или 8430: прочие: прочие: прочие".

После выпуска товара по результатам камеральной таможенной проверки Владивостокской таможней вынесено решение о классификации товара по ТН ВЭД ТС, согласно которому товар следует классифицировать в подсубпозиции 7315 12 000 0 ТН ВЭД ТС "изделия из черных металлов: цепи и их части, из черных металлов: цепи шарнирные и их части: цепи прочие".

В обоснование своей позиции заявителем указано, что оспариваемое решение классификации товара не соответствует положениям Таможенного кодекса Таможенного союза, текст товарной подсубпозиции ТН ВЭД ТС, в которой товар классифицирован таможенным органом, не отражает основных функциональных характеристик ввезенного товара, товар должен быть классифицирован в подсубпозиции 8431 49 800 9 ТН ВЭД ТС, так как является частью машины товарной позиции 84 ТН ВЭД ТС.

Таможенный орган сослался на то, что классификационный код ТН ВЭД ТС определен в соответствии с положениями правила 1 ОПИ ТН ВЭД ТС, примечанием 1ж) к разделу 16 ТН ВЭД ТС, примечанием 2 к разделу 15 ТН ВЭД ТС, правилом 6 ОПИ ТН ВЭД ТС. Так как товар, поставляется отдельно от машины, для которой он предназначен, то должен классифицироваться в той товарной позиции, которая отражает его основные функциональные характеристики и материал изготовления.

При рассмотрении дела суд, отказывая в удовлетворении заявленных обществом требований, сделал вывод, что согласно пояснениям к избранной обществом товарной позиции 8431 ТН ВЭД ТС в нее включаются "части, предназначенные исключительно или в основном для оборудования товарных позиций 8425 - 8430". При условии соблюдения общих положений, относящихся к классификации частей (то есть общие положения к разделу 16 ТН ВЭД ТС), в данную позицию подлежат включению и части, предназначенные для использования исключительно и в основном машинами товарной позиции 8425 - 8430 ТН ВЭД ТС. Согласно пояснению к товарной позиции 8431 ТН ВЭД ТС цепи и канаты, снабженные устройствами для их закрепления (например, зажимами для проволочных канатов, кольцами, крюками и предохранительными пружинными крюками), классифицируются вместе с машинами и механизмами, для которых они предназначены, при условии, что они поставляются совместно. Однако, если представлены отдельно, то они включаются в раздел 15 "Недрагоценные металлы и изделия из них" (обычно товарная позиция 7312 или 7315 ТН ВЭД ТС). В соответствии с подпунктом "ж" примечания 1 к разделу 16 ТН ВЭД ТС, в который включена товарная позиция 8431 "части, предназначенные исключительно или в основном для оборудования товарных позиций 8425 - 8430" (по товарной позиции 8429 ТН ВЭД ТС классифицируется бульдозер), в данный раздел не включаются части общего назначения, описанные в примечании 2 к разделу 15 ТН ВЭД ТС, из недрагоценного металла. Подпунктом "а" примечания 2 к разделу 15 ТН ВЭД ТС установлено, что термин "части общего назначения" во всей ТН ВЭД ТС означает, в числе прочего, изделия товарной позиции 7307, 7312, 7315, 7317 и 7318 и аналогичные изделия из прочих недрагоценных металлов. При этом, части общего назначения, представленные отдельно, не рассматриваются как части изделий, а относятся к соответствующим товарным позициям данного раздела. Поскольку ввезенный товар (гусеничная цепь в сборе для установки на бульдозер) является частью общего назначения в значении, установленном в ТН ВЭД ТС, его классификация по коду 7315 12 000 0 ТН ВЭД ТС в соответствии с правилом 1 ОПИ ТН ВЭД ТС, примечанием 1ж) к разделу 16 ТН ВЭД ТС примечанием 2 к разделу 15 ТН ВЭД ТС, правилом 6 ОПИ ТН ВЭД ТС является правомерной.

Согласно правилу 3б) ОПИ ТН ВЭД ТС многокомпонентные товары, состоящие из двух материалов, должны классифицироваться по тому материалу или составной части, которые придают им основное свойство (дело N А04-7920/2013).

Арбитражным судом Амурской области рассмотрено дело по заявлению ИП Л. о признании решения Благовещенской таможни о классификации товара незаконным. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда, заявленные требования удовлетворены.

ИП Л. ввезен товар - плиты из фенолоальдегидных смол, предназначенные для теплоизоляции, классифицированный в подсубпозиции 3921 90 300 0 ТН ВЭД ТС "пластмассы и изделия из них: отходы, обрезки и скрап; полуфабрикаты; изделия: плиты, листы, пленка и полосы или ленты из пластмасс, прочие: прочие: из продуктов конденсации или полимеризации с перегруппировкой, химически модифицированных или немодифицированных: из фенолоальдегидных смол".

По результатам проведенной проверки документов и сведений Благовещенской таможней было принято решение о классификации, в соответствии с которым ввезенный товар отнесен к подсубпозиции 7606 12 200 2 ТН ВЭД ТС "алюминий и изделия из него: плиты, листы, полосы или ленты алюминиевые толщиной более 0,2 мм: прямоугольные (включая квадратные): из алюминиевых сплавов: окрашенные, лакированные или покрытые пластмассой: прочие: многослойные панели".

Заявитель в обоснование своих требований указал, что ввезенный товар не может быть классифицирован по коду 7606 12 200 2 ТН ВЭД ТС, поскольку изготовлен из фенолоальдегидных смол, а не из алюминия.

Таможенный орган мотивировал свою позицию тем, что спорный товар должен классифицироваться по коду 7606 12 200 2 ТН ВЭД ТС, так как он представляет собой многослойные плиты с наружным слоем из фольги для теплоизоляции.

При рассмотрении дела суды сделали следующие выводы. Согласно пояснениям к общим положениям группы 39 ТН ВЭД ТС в нее включаются плиты, листы, пленка и полосы или ленты из пластмасс, кроме включенных в товарную позицию 3918, 3919 или 3920 ТН ВЭД ТС или в группу 54 ТН ВЭД ТС. Поэтому в данную группу включаются только пористые продукты или продукты, армированные, слоистые, на подложке или аналогично комбинированные с другими материалами. В соответствии с примечанием 10 к группе 39 ТН ВЭД ТС термин "плиты, листы, пленка и полосы или ленты" означает только плиты, листы, пленку и полосы или ленты и блоки правильной геометрической формы, с рисунком или без него, или с поверхностью, обработанной другим способом (например, полированные, тисненые, окрашенные, просто изогнутые или рифленые), нарезанные или не нарезанные на прямоугольники (включая квадраты), но без дальнейшей обработки. В товарные позиции 7606 и 7607 ТН ВЭД ТС включаются плиты, листы, полосы или ленты и фольга, имеющие рельефную поверхность (например, борозды, выступы, клетки, ромбы), а также изделия перфорированные, гофрированные, полированные или имеющие покрытие, при условии, что они при этом не приобрели отличительных признаков, характерных для изделий других товарных позиций. В соответствии с дополнительным Примечанием 1 к группе 76 ТН ВЭД ТС: в подсубпозиции 7606 12 200 2 термин "многослойные панели" означает плоский многослойный материал, состоящий из двух внешних алюминиевых листов с нанесенным на них покрытием и одного или нескольких слоев наполнителя, образующего внутренний слой или сердцевину. С учетом правила 3б) ОПИ ТН ВЭД ТС, принимая во внимание то обстоятельство, что спорный товар является многокомпонентным, состоящим из двух материалов, его классификация должна осуществляться по тому материалу или составной части, которые придают товару основное свойство. Судами на основании документов изготовителя спорного товара и сертификата соответствия установлено, что спорный товар является композиционным материалом, выполненным из фенолоальдегидных смол, которые являются продуктом поликонденсации фенолов с альдегидами. При этом процентное содержание фенолоальдегидных смол в товаре составляет около 80 процентов. Таким образом, свойства товара на момент таможенного оформления характеризовались в большей степени свойствами пластмассы, а не алюминия, поэтому спорный товар правомерно был отнесен декларантом к классификационному коду 3921 90 300 0 ТН ВЭД ТС.

 

 

Обзор решений, принятых Дальневосточным таможенным управлением
по результатам рассмотрения жалоб на решения, действия
(бездействие) таможенных органов и их должностных
лиц за 1 полугодие 2014 года

 

1. Использование при осуществлении таможенного контроля любой достоверной информации, имеющейся в распоряжении таможенного органа, не противоречит положениям статьи 111 Таможенного кодекса Таможенного союза.

Не согласившись с решением таможни по классификации товара в соответствии с Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Таможенного союза (далее - ТН ВЭД ТС), ООО "Р" обратилось в Дальневосточное таможенное управление с жалобой. По мнению общества, принятие таможней решения по классификации товаров на основании документа, не являющегося заключением таможенного эксперта, является нарушением требований таможенного законодательства.

Исходя из положений пунктов 1 и 3 статьи 52 Таможенного кодекса Таможенного союза, товары при их таможенном декларировании подлежат классификации по Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности. В случае неверной классификации товаров таможенный орган самостоятельно осуществляет классификацию товаров и принимает решение по классификации товаров по форме, определенной законодательством государств - членов Таможенного союза.

Статьей 111 Таможенного кодекса Таможенного союза установлено, что проверка достоверности сведений, представленных таможенным органам при совершении таможенных операций, осуществляется путем их сопоставления с информацией, полученной из других источников, анализа сведений таможенной статистики, обработки сведений с использованием информационных технологий, а также другими способами, не запрещенными таможенным законодательством Таможенного союза.

В соответствии с пунктом 136 Сборника решений и разъяснений по классификации по единой Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Таможенного союза (ТН ВЭД ТС) отдельных товаров, приведенного в приложении к распоряжению ФТС России от 01.03.2012 N 34-р "О классификации по ТН ВЭД ТС отдельных товаров", если дата изготовления транспортного средства не указана на транспортном средстве и не представлены регистрационные документы, или сведения о дате изготовления, указанной на транспортном средстве и в регистрационных документах, расходятся, то может быть использована любая достоверная информация, позволяющая определить дату изготовления, в том числе и информация, полученная от официальных представительств заводов - изготовителей транспортного средства в Российской Федерации.

При таможенном декларировании транспортных средств, в графе 33 ДТ был указан классификационный код 8704 23 910 8 ТН ВЭД ТС "Моторные транспортные средства для перевозки грузов, с двигателями с воспламенением от сжатия, полной массой более 20 т, новые".

При осуществлении оперативно-розыскных мероприятий в соответствии с Федеральным законом от 12.08.1995 N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", проведено обследование заявленных в данной ДТ транспортных средств с привлечением специалиста Экспертно-криминалистической службы - регионального филиала ЦЭКТУ г. Владивосток, в результате которого установлено, что обозначения номера кузова нанесены на рамы транспортных средств не заводом-изготовителем. Кроме того из Японии была получена информация, что указанные автомобили зарегистрированы на территории Японии и в Российскую Федерацию не экспортировались.

В целях определения характеристик транспортных средств, задекларированных в ДТ и изъятых при проведении оперативно-розыскных мероприятий, Экспертно-криминалистическим центром УМВД России по Приморскому краю было проведено автотехническое исследование, по результатам которого установлено, что исследуемые автомобили подвергались конструктивным изменениям с целью придания транспортным средствам идентификационных признаков, соответствующих 2010 году; идентификационные маркировки шасси (рамы) автомобилей не являются первоначальными и нанесены не заводом изготовителем; по результатам осмотра скрытых полостей, деталей и комплектующих элементов автомобилей установлено наличие специальных обозначений даты их изготовления, согласно которым представленные на исследование автомобили изготовлены во второй половине 1996 года и марте - апреле 1997 года. Из Японии была получена информация о датах выпуска транспортных средств, идентифицированных по номерам установленных на них двигателей. Согласно представленным сведениям автомашины произведены 10.09.1996 и 09.05.1997.

Так как товары N 1 и N 2, сведения о которых заявлены в ДТ, являются грузовыми транспортными средствами, предназначенными для перевозки грузов, с поршневым двигателем с воспламенением от сжатия (дизелем), с полной массой транспортного средства более 20 т, бывшими в эксплуатации, с момента выпуска которых прошло более 5 лет, таможенный орган пришел к выводу, что в соответствии с Основными правилами интерпретации 1 и 6 они классифицируются в подсубпозиции 8704 23 990 3 ТН ВЭД ТС.

С учетом изложенного, поскольку таможенное законодательство Таможенного союза не содержит требований о принятии решений по классификации товаров исключительно на основании результатов таможенной экспертизы, использование для целей классификации товара иных сведений, полученных таможенными органами способами, не запрещенными таможенным законодательством, не противоречит положениям статьи 111 Таможенного кодекса Таможенного союза.

2. Дата выпуска транспортных средств определяется исходя из последовательности использования информации, определенной Соглашением от 18.06.2010, независимо от того на какой стадии таможенного контроля она была получена.

В Дальневосточное таможенное управление поступила жалоба физического лица, в которой заявитель в качестве одного из доводов выразил несогласие с действиями таможенного органа по определению момента выпуска ввезенного им транспортного средства, что привело к изменению ставки таможенной пошлины, налога и увеличению таможенных платежей.

В соответствии с пунктом 4 статьи 354 Таможенного кодекса Таможенного союза товары для личного пользования при перемещении через таможенную границу подлежат таможенному декларированию в соответствии со статьей 355 Таможенного кодекса Таможенного союза. В силу подпункта 4 пункта 2 статьи 355 Таможенного кодекса Таможенного союза таможенному декларированию в письменной форме подлежат транспортные средства для личного пользования, перемещаемые любым способом, за исключением транспортных средств для личного пользования, зарегистрированных на территории государств - членов Таможенного союза, временно вывозимых с таможенной территории Таможенного союза и обратно ввозимых на такую территорию.

Согласно пункту 3 статьи 12 Соглашения между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 18.06.2010 "О порядке перемещения физическими лицами товаров для личного пользования через таможенную границу Таможенного союза и совершения таможенных операций, связанных с их выпуском" для целей исчисления таможенных пошлин, налогов момент выпуска и объем двигателя авто-, мототранспортных средств определяется в порядке, установленном приложением 6 к данному Соглашению.

Так, пунктом 1 приложения 6 к названному Соглашению установлено, что момент выпуска, то есть дата изготовления, рабочий объем двигателя авто-, мототранспортного средства определяются декларантом на основании:

1) сведений, содержащихся в документах, подтверждающих их регистрацию в государстве предыдущей регистрации;

2) информации производителя или генерального импортера, дилера, дистрибьютора или иного представителя интересов производителя в государстве - члене Таможенного союза, в том числе содержащейся на идентификационных наклейках или табличках либо закодированной в номере кузова авто-, мототранспортного средства;

3) иных вспомогательных источников информации.

То есть вспомогательные источники информации используются только при отсутствии сведений или документов, указанных в подпунктах 1 или 2 пункта 1 вышеуказанного приложения.

В качестве подтверждения даты выпуска транспортного средства декларантом в таможенный пост была представлена распечатанная Интернет-страница сайта www.drom.ru. Поскольку иной информацией таможенный орган не располагал, выпуск товара осуществлен на основе предоставленных декларантом сведений.

Пунктом 2 приложения 6 к указанному Соглашению закреплено право таможенного органа после завершения таможенных операций, связанных с выпуском авто-, мототранспортного средства, в целях контроля сведений о моменте выпуска и (или) рабочем объеме цилиндров двигателя авто-, мототранспортного средства запросить информацию у представителя интересов производителя авто-, мототранспортного средства в государстве - члене Таможенного союза.

С целью получения сведений о фактической дате выпуска автомобиля, поступившего в адрес "Х", таможенным органом от представительства компании "Тойота Мотор Корпорейшн" (Япония) в г. Санкт-Петербурге была получена информация о точной дате выпуска вышеуказанного транспортного средства.

Таким образом, наличие информация производителя о дате выпуска транспортного средства исключает использование иных вспомогательных источников данных сведений, в связи с чем действия таможенного органа по определению момента выпуска ввезенного им транспортного средства на основании информации производителя являются правомерными.

3. Ссылка на подпункт 3 пункта 4 статьи 190 Таможенного кодекса Таможенного союза в листе отказа в регистрации декларации без указания конкретной информации о том, какие именно условия, предусмотренные статьями 180 - 182 Таможенного кодекса Таможенного союза, не соблюдены декларантом при ее подаче, может являться причиной отмены решения об отказе в регистрации ДТ.

ООО "З" не согласившись с решением таможенного поста об отказе в регистрации декларации на товары, оформленным листом отказа в регистрации ДТ, обратилось с жалобой, из текста которой следует, что указанное решение является неправомерным, поскольку все необходимые сведения, предусмотренные статьей 180 - 182 Таможенного кодекса Таможенного союза, были декларантом указаны в ДТ. Кроме того, по мнению общества, таможенный орган обязан указать в своем решении, какие именно сведения отсутствуют в декларации на товары.

Согласно пункту 1 статьи 181 Таможенного кодекса Таможенного союза при помещении под таможенные процедуры, за исключением таможенной процедуры таможенного транзита, таможенному органу представляется декларация на товары. В соответствии с подпунктом 3 пункта 4 статьи 190 Таможенного кодекса Таможенного союза таможенный орган отказывает в регистрации таможенной декларации в случае, если в таможенной декларации не указаны необходимые сведения, предусмотренные статьями 180 - 182 Таможенного кодекса Таможенного союза.

В соответствии с пунктом 5 статьи 190 Таможенного кодекса Таможенного союза отказ в регистрации таможенной декларации оформляется должностным лицом таможенного органа в письменной форме с указанием причин отказа. Пунктом 11 Инструкции о порядке регистрации или отказе в регистрации декларации на товары, утвержденной Решением Комиссии Таможенного союза от 20.05.2010 N 262, установлено, что при наличии оснований для отказа в регистрации декларации на товары должностное лицо оформляет лист отказа в регистрации декларации на товары в двух экземплярах по форме, установленной приложением 2 к данной Инструкции, с обязательным указанием причин отказа в регистрации.

В листе отказа в регистрации ДТ, ссылаясь на подпункт 3 пункта 4 статьи 190 Таможенного кодекса Таможенного союза, в качестве причины отказа в регистрации декларации на товары, поданной ООО "З", должностное лицо таможенного поста указало на отсутствие всех необходимых сведений. Однако в нарушение вышеуказанных положений таможенного законодательства Таможенного союза, мотивировав в данном случае решение об отказе в регистрации декларации на товары ссылкой на подпункт 3 пункта 4 статьи 190 Таможенного кодекса Таможенного союза, таможенный пост не указал конкретные причины отказа в регистрации. Информация о том, какие именно сведения, предусмотренные статьей 181 Таможенного кодекса Таможенного союза, не указаны обществом в декларации на товары, в решении таможенного поста об отказе в ее регистрации не содержится.

При таких обстоятельствах решение таможенного поста об отказе в регистрации декларации на товары, оформленное листом отказа в регистрации ДТ, не соответствует требованиям, установленным пунктом 5 статьи 190 Таможенного кодекса Таможенного союза и пунктом 11 Инструкции о порядке регистрации или отказе в регистрации декларации на товары, утвержденной Решением Комиссии Таможенного союза от 20.05.2010 N 262, и, следовательно, является неправомерным.

4. Хищение товаров не является основанием прекращения у декларанта обязанности по уплате таможенных пошлин, налогов.

Дальневосточным таможенным управлением получена жалоба ОАО "Р" на действия таможни, выразившиеся в выставлении требования об уплате таможенных платежей. В обоснование своей позиции заявитель указал, что товары были похищены третьими лицами и впоследствии приобщены в качестве вещественных доказательств к материалам уголовного дела на основании постановления органа МВД России, которое общество относит к действиям непреодолимой силы, что в свою очередь, по мнению ОАО "Р", является основанием для прекращения обязанности по уплате таможенных платежей.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 227 Таможенного кодекса Таможенного союза обязанность по уплате ввозных таможенных пошлин, налогов в отношении иностранных товаров, помещаемых под таможенную процедуру таможенного транзита, возникает у декларанта с момента регистрации таможенным органом транзитной декларации и прекращается при завершении таможенной процедуры таможенного транзита в соответствии с пунктом 6 статьи 225 данного кодекса, за исключением случая, когда во время действия этой процедуры наступил срок уплаты ввозных таможенных пошлин, налогов, а также в случаях, установленных пунктом 2 статьи 80 Таможенного кодекса Таможенного союза. В частности, подпункт 3 пункта 2 статьи 80 Таможенного кодекса Таможенного союза предусматривает прекращение обязанности по уплате ввозных таможенных пошлин, налогов в случае уничтожения (безвозвратной утраты) иностранных товаров вследствие аварии или действия непреодолимой силы либо в результате естественной убыли при нормальных условиях перевозки (транспортировки) и (или) хранения.

Вместе с тем, понятие "непреодолимой силы" таможенным законодательством Таможенного союза и законодательством Российской Федерации о таможенном деле не определено, поэтому согласно части 3 статьи 5 Федерального закона от 27.11.2010 N 311-ФЗ "О таможенном регулировании в Российской Федерации" в данном случае следует применять термины, определенные гражданским и иным законодательством Российской Федерации. Так, пункт 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации относит к непреодолимой силе чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства, то есть квалификация обстоятельства как непреодолимой силы возможна только при одновременном наличии таких характеристик, как чрезвычайность и непредотвратимость. К таким обстоятельствам относятся преимущественно разного рода стихийные явления (землетрясения, наводнения, пожары и т.д.), а также ряд явлений общественной жизни (военные действия, эпидемия и т.д.). Под чрезвычайностью понимается исключительность, выход за пределы обыденного, необычайность для тех или иных жизненных условий, что не относится к жизненному риску и не может быть учтено ни при каких обстоятельствах. Чрезвычайный характер непреодолимой силы не допускает квалификации в качестве таковой любого жизненного факта, при этом отличие непреодолимой силы от случая и жизненного риска в том, что она имеет в основе объективную, а не субъективную непредотвратимость (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.06.2012 N 3352/12 по делу N А40-25926/2011-13-230).

Учитывая вышеприведенное понятие непреодолимой силы, факт хищения к ней не относится ввиду отсутствия таких характеристик, как чрезвычайность (исключительность) и объективная непредотвратимость. Таким образом, не может являться основанием для прекращения обязанности по уплате ввозных таможенных пошлин, налогов в соответствии с подпунктом 2 пункта 2 статьи 227 и подпунктом 3 пункта 2 статьи 80 Таможенного кодекса Таможенного союза факт хищения товаров. Кроме того, постановление органа МВД России о приобщении похищенных товаров к материалам уголовного дела, которое заявитель относит к действиям непреодолимой силы, является следствием факта хищения, а не самим обстоятельством, с наступлением которого законодательство связывает прекращение обязательств. В этой связи довод общества об утрате части товаров, задекларированных в транзитной декларации, вследствие действия непреодолимой силы является необоснованным.

5. Уведомление декларанта о проведении таможенного контроля в форме проверки документов и сведений и привлечение его к участию в ней является правом таможенного органа, а не обязанностью.

Не согласившись с действиями таможни, выразившимися в осуществлении корректировки таможенной стоимости товара после выпуска товара, ООО "И" обратилось с жалобой в Дальневосточное таможенное управление. Заявитель указал в жалобе на отсутствие законных оснований для проведения проверки сведений о таможенной стоимости и на нарушение его прав, поскольку таможня не уведомила общество о проведении проверки и не привлекла его к участию в ней.

В соответствии со статьей 99 Таможенного кодекса Таможенного союза таможенные органы проводят таможенный контроль после выпуска товаров в течение 3 (трех) лет со дня окончания нахождения товаров под таможенным контролем. Таможенный контроль после выпуска товаров проводится в формах и порядке, которые установлены главами 16 и (или) 19 данного кодекса. Одной из форм таможенного контроля является проверка документов и сведений, в рамках которой согласно пункту 1 статьи 111 Таможенного кодекса Таможенного союза таможенные органы проверяют документы и сведения, представленные при совершении таможенных операций, с целью установления достоверности сведений, подлинности документов и (или) правильности их заполнения и (или) оформления. При этом таможенный орган вправе мотивированно запросить в письменной форме дополнительные документы и сведения с целью проверки информации, содержащейся в таможенных документах (пункт 3 статьи 111 Таможенного кодекса Таможенного союза).

Таким образом, приведенные нормы таможенного законодательства Таможенного союза, предусматривающие право таможенного органа проверять после выпуска товаров документы и заявленные сведения (в том числе о таможенной стоимости товаров), являются достаточными правовыми основаниями для проведения такой проверки. При этом Таможенный кодекс Таможенного союза не содержит норм, обязывающих таможенный орган уведомлять декларанта о проведении таможенного контроля в форме проверки документов и сведений и привлекать его к участию в ней. Учитывая изложенное, доводы заявителя об отсутствии законных оснований для проведения проверки сведений о таможенной стоимости товаров и о нарушении его прав, выразившихся в не уведомлении о проведении проверки и не привлечении к участию в данной проверке, не нашли своего подтверждения.

 

Заместитель
начальника управления -
начальник правовой службы
В.А.Алтуфьева
 
Обзор судебной практики по искам (заявлениям),
связанным с применением таможенного законодательства
Таможенного союза и законодательства Российской Федерации
о таможенном деле

 

В современных условиях большое значение в правовом механизме таможенного регулирования приобретает правоприменительная деятельность судебных органов, которая обеспечивает толкование и единообразное применение норм права, способствует совершенствованию таможенного законодательства. Мониторинг судебной практики в настоящее время воспринимается как один из основных инструментов обеспечения ответственности государственных органов за законность принятых решений, способствует укреплению и развитию гарантий защиты законных интересов участников внешнеэкономической деятельности.

Целью данного обзора является рассмотрение вопросов применения судами таможенного законодательства Таможенного союза и законодательства Российской Федерации о таможенном деле, отражение проблемных вопросов в данной области.

Анализ сведений о количестве судебных дел, находящихся в производстве таможенных органов региона по спорам, связанным с обжалованием решений, действий (бездействия) таможенных органов и (или) их должностных лиц за первое полугодие 2014 года свидетельствует о том, что участники внешнеэкономической деятельности активно используют судебную защиту в качестве инструмента защиты своих прав и законных интересов. В то же время, статистические показатели указывают на снижение в 1,1 раза количества судебных дел, находящихся в производстве таможенных органов региона по указанным категориям споров по сравнению с аналогичным периодом 2013 года. При этом подавляющее большинство споров связано с вопросами корректировки таможенной стоимости, возвратом таможенных платежей (процентов). В то же время особый интерес представляют дела, связанные с переработкой (ремонтом) судов вне таможенной территории, предоставлением тарифных преференций, отказом в выпуске товаров, проведением таможенного досмотра и таможенного осмотра и другие, результаты рассмотрения по которым образуют новые категории споров, влекут за собой формирование судебной практики, как положительной, так и отрицательной.

Учитывая, что обзор судебной практики по спорам, связанным с определением, заявлением и контролем таможенной стоимости неоднократно проводился в рамках иных мероприятий, целесообразно будет в рамках данного мониторинга рассмотреть практику применения судами таможенного законодательства по менее распространенным категориям споров.

I. Право таможенного органа производить пересчет количества грузовых мест, взвешивание товара может быть реализовано и в ходе таможенного осмотра, если это не сопряжено со вскрытием грузовых мест и нарушением целостности товаров (дело N А51-15701/2014).

ООО "Ш" обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий таможенного поста, выразившихся в проведении таможенного осмотра со 100% взвешиванием товара. По мнению Общества, таможенный орган нарушил порядок проведения таможенного осмотра, так как произвел взвешивание всей партии товара, что противоречит положениям статьи 115 Таможенного кодекса Таможенного союза, предусматривающей визуальный осмотр товара.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, арбитражный суд руководствовался следующим.

Таможенный контроль - совокупность мер, осуществляемых таможенными органами, в том числе с использованием системы управления рисками, в целях обеспечения соблюдения таможенного законодательства Таможенного союза и законодательства государств - членов Таможенного союза (статья 4 Таможенного кодекса Таможенного союза). При проведении таможенного контроля таможенные органы исходят из принципа выборочности ограничиваются только теми формами таможенного контроля, которые достаточны для обеспечения соблюдения таможенного законодательства Таможенного союза и законодательства государств - членов Таможенного союза, контроль за исполнением которого возложен на таможенные органы (пункт 1 статьи 94 Таможенного кодекса Таможенного союза).

В соответствии со статьей 110 Таможенного кодекса Таможенного союза таможенный осмотр является одной из форм таможенного контроля и предполагает внешний визуальный осмотр товаров, в том числе транспортных средств, багажа физических лиц, а также грузовых емкостей, таможенных пломб, печатей и иных средств идентификации, без вскрытия транспортных средств, упаковки товаров, демонтажа и нарушения целостности обследуемых объектов и их частей иными способами.

Одновременно таможенное законодательство Таможенного союза наряду с отдельными формами таможенного контроля наделяет таможенные органы дополнительными полномочиями, обеспечивающими эффективное проведение данного контроля. В частности, статья 108 Таможенного кодекса Таможенного союза к числу таковых относит право таможенного органа требовать проведение декларантом, владельцем склада, таможенным представителем и иным лицом, обладающим полномочиями в отношении товаров, транспортировки, взвешивания или иного определения количества товаров, погрузки, разгрузки, перегрузки, исправления поврежденной упаковки, вскрытия упаковки, упаковку либо переупаковку товаров, подлежащих таможенному контролю, а также вскрытие помещений, емкостей и других мест, где находятся или могут находиться такие товары.

С учетом изложенного, суд пришел к выводу, что право таможенного органа производить пересчет количества грузовых мест, взвешивание товара может быть реализовано в ходе таможенного осмотра, в случае, если это не сопряжено со вскрытием грузовых мест и нарушением целостности товаров. Иное толкование понятия таможенного осмотра противоречило бы существу действий таможенных органов, направленных на визуальный осмотр товаров, установление количества и веса перевозимого товара, поскольку такие действия невозможно осуществить в отсутствие допуска к товарам.

Решение суда первой инстанции не было обжаловано ООО "Ш" и вступило в законную силу.

II. Действующее таможенное законодательство Таможенного союза не ограничивает количество форм таможенного контроля, которые могут быть применены в случае выявления таможенным органом профиля риска, и не исключает возможность проведения повторного таможенного досмотра (дело N А51-25664/2013).

Индивидуальный предприниматель "Ч" обратился в суд с заявлением о признании незаконными действий должностных лиц таможенного органа по проведению таможенного досмотра, указав в обоснование заявленных требований, что первоначально таможенный досмотр был произведен в полном объеме, поэтому правовых оснований для повторного его проведения не имелось.

В ходе судебного разбирательства судом было установлено, что основанием к совершению обжалуемых действий явилось выявление в ходе первоначального таможенного досмотра товаров, маркированных товарным знаком, внесенным в реестр объектов интеллектуальной собственности. С целью определения количества таких товаров таможенный орган принял решение о проведении повторного таможенного досмотра, исходя из следующего.

Одной из основных задач таможенных органов в соответствии с пунктом 3 статьи 6 Таможенного кодекса Таможенного союза является совершение таможенных операций и проведение таможенного контроля. Таможенный досмотр, являясь одной из форм таможенного контроля, представляет собой действия должностных лиц таможенных органов, связанные со вскрытием упаковки товаров или грузового помещения транспортного средства либо емкостей, контейнеров и иных мест, где находятся или могут находиться товары, с нарушением наложенных на них таможенных пломб или иных средств идентификации, разборкой, демонтажем или нарушением целостности обследуемых объектов и их частей иными способами (пункт 1 статьи 116 Таможенного кодекса Таможенного союза).

 

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: пункт 3 в статье 6 Таможенного кодека Таможенного союза отсутствует, имеется в виду подпункт 3 пункта 1 статьи 6.

 

Для определения, в том числе форм таможенного контроля, а также степени проведения таможенного контроля согласно пункту 1 статьи 128 Таможенного кодекса Таможенного союза применяется система управления рисками. Совокупность сведений об области риска, индикаторах риска, а также указания о применении необходимых мер по предотвращению или минимизации рисков содержатся в профиле риска (пункт 5 статьи 127 Таможенного кодекса Таможенного союза).

Поскольку предпринятые таможенным органом меры таможенного контроля при проведении таможенного досмотра товаров, поступивших в адрес индивидуального предпринимателя "Ч", оказались недостаточными для минимизации профиля риска, таможенный орган принял решение о проведении повторного таможенного досмотра.

Арбитражный суд, убедившись в наличии профиля риска, предусматривающего обязательность проведения таможенного досмотра, проверив процедуру принятия решения о проведении таможенного досмотра, пришел к выводу о правомерности действий таможни в связи с тем, что количество форм таможенного контроля, которые могут быть применены, действующим законодательством не ограничено, возможность проведения повторного таможенного досмотра не исключена. Сами по себе действия должностных лиц таможни по проведению таможенного досмотра не противоречат требованиям статьи 116 Таможенного кодекса Таможенного союза, так как они совершены таможенным органом в рамках предоставленных ему полномочий и возложенных функций.

Указанный вывод суда первой инстанции был поддержан Пятым апелляционным арбитражным судом.

III. Отказ таможенного органа в регистрации декларации при наличии письменного обязательства о предоставлении документов и сведений, подтверждающих соблюдение запретов и ограничений в отношении товаров, включенных в Список товаров (продукции), подлежащих обязательному подтверждению соответствия требованиям технического регламента о безопасности колесных транспортных средств при помещении под таможенные процедуры, предусматривающие возможность отчуждения в соответствии с их назначением на территории Российской Федерации, утвержденный Постановлением Правительства Российской Федерации от 16.03.2011 N 170 (далее - Список) не соответствует таможенному законодательству (дело N А51-2592/2014).

ООО "М" обратилось в арбитражный суд с требованием о признании незаконным решения таможенного органа по отказу в регистрации декларации на товары, обосновывая свою позицию тем, что одновременно с декларацией на товары подало обязательственное письмо, гарантирующее представление сертификатов соответствия на товары, входящие в Список, выполнив тем самым условия пункта 3 статьи 183 Таможенного кодекса Таможенного союза.

Суд первой инстанции согласился с заявителем, указав на ошибочность выводов таможенного органа о том, что выпуск товара без предоставления сертификата соответствия может быть осуществлен при наличии мотивированного обращения декларанта с отражением сведений о сертификате соответствия в графе 44 декларации на товары, руководствуясь следующим.

Согласно пункту 3 статьи 183 Таможенного кодекса Таможенного союза, если отдельные документы, на основании которых заполнена таможенная декларация, не могут быть представлены при подаче таможенной декларации, по мотивированному обращению декларанта таможенный орган разрешает представление таких документов до выпуска товаров, а в случаях, предусмотренных законодательством государств - членов Таможенного союза, - после выпуска товаров. Аналогичные положения установлены частью 8 статьи 208 Федерального закона от 27.11.2010 N 311-ФЗ "О таможенном регулировании в Российской Федерации", согласно которой в случае отсутствия у декларанта возможности представить при подаче декларации отдельные документы, на основании которых заполнена декларация на товары, по его письменному мотивированному обращению таможенные органы в письменной форме разрешают представление таких документов после выпуска товаров в срок, необходимый для их получения, но не позднее 45 дней после дня регистрации декларации на товары. При этом декларант представляет письменное обязательство о представлении документов в установленный срок.

Решением Комиссии Таможенного союза от 20.05.2010 N 257 утверждена Инструкция о порядке заполнения декларации на товары, в пункте 42 которой установлено, что в графе 44 "Дополнительная информация/Предоставленные документы" указываются сведения о документах, на основании которых заполнена декларация на товары, подтверждающих заявленные сведения о каждом товаре, указанном в графе 31. При этом предусмотрено, что если законодательством государства - члена Таможенного союза предусмотрена возможность предоставления отдельных документов после выпуска товаров, то под соответствующим кодом проставляется отметка об обязательстве декларанта предоставить недостающие документы в виде записи: "Обязуюсь предоставить до ___", с указанием даты.

С учетом того, что ООО "М" в графе 44 декларации на товары сослался на гарантийное письмо, а также приобщил его к декларации на товары, оснований для отказа в ее регистрации у таможенного органа не имелось.

Пятый арбитражный апелляционный суд с выводом суда первой инстанции согласился. Решение вступило в законную силу.

IV. Плановый ремонт судна, произведенный в ходе осуществления международной перевозки, потребность в проведении которого возникла до начала международной перевозки, не отвечает условиям применения пункта 1 статьи 347 Таможенного кодекса Таможенного союза (дело N А59-2415/2013).

ООО "Э" обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решений, вынесенных таможенным органом по результатам камеральной таможенной проверки, которой был установлен факт несоблюдения декларантом пункта 1 статьи 347 Таможенного кодекса Таможенного союза при совершении операций по ремонту временно вывезенного транспортного средства международной перевозки (морского судна).

В частности, в ходе проверки было установлено, что в отношении временно вывезенного транспортного средства международной перевозки были проведены ремонтные операции, в результате которых технические характеристики судна были восстановлены в пределах установленных правилами регистра в соответствии с возрастом судна.

Суд, отказывая заявителю в удовлетворении требований, руководствовался следующим.

В силу пункта 1 статьи 347 Таможенного кодекса Таможенного союза с временно вывезенными транспортными средствами международной перевозки допускается совершение: операций по техническому обслуживанию и (или) текущему ремонту, необходимых для обеспечения их сохранности, эксплуатации и поддержания в состоянии, в котором они находились на день вывоза, если потребность в таких операциях возникла во время использования этих транспортных средств в международной перевозке; операций по безвозмездному (гарантийному) ремонту; операций по ремонту, включая капитальный ремонт, осуществляемых для восстановления транспортных средств международной перевозки после их повреждения вследствие аварии или действия непреодолимой силы, которые имели место за пределами таможенной территории таможенного союза.

При этом, исходя из положений статьи 347 Таможенного кодекса Таможенного союза, потребность в проведении ремонтных работ должна быть обусловлена определенными факторами объективного характера либо непредвиденными обстоятельствами, которые могут возникнуть в период нахождения судна за пределами таможенной территории во время его использования в конкретной международной перевозке.

С учетом того, что из имеющихся в материалах дела документов следует, что ООО "Э" знало о необходимости проведения ремонта заблаговременно и планировало его, а доказательств, указывающих на повреждение судна в связи с аварией или действием непреодолимой силы в спорный период представлено не было, положения пункта 1 статьи 347 Таможенного кодекса Таможенного союза применению не подлежат.

Указанный вывод суда первой инстанции был поддержан Пятым арбитражным апелляционным судом, Федеральным арбитражным судом Дальневосточного округа.

V. Несоблюдение правила непосредственной закупки, предусмотренного разделом VI Правил определения происхождения товаров из развивающихся и наименее развитых стран, утвержденных Соглашением о правилах определения происхождения товаров из развивающихся и наименее развитых стран (Москва, 12 декабря 2008 года) (далее - Правила) является обстоятельством, исключающим применение тарифных преференций (дело N А73-1174/2014).

ООО "Г" ввезло на территорию Российской Федерации товары: замороженное мясо и мясопродукты, производство Парагвай и Бразилия. При декларировании ООО "Г" был заявлен преференциальный режим в связи с тем, что страны-производители, а также декларируемые товары включены в Перечень развивающихся стран - пользователей системы тарифных преференций Таможенного союза и Перечень товаров, происходящих и ввозимых из развивающихся и наименее развитых стран, при ввозе которых предоставляются тарифные преференции, утвержденные решением Комиссии Таможенного Союза от 27.11.2009 N 130. Однако по результатам камеральной таможенной проверки таможенным органом было принято решение об отмене тарифных преференций и доначислении таможенных платежей в связи с несоблюдением декларантом условий прямой поставки и непосредственной закупки, предусмотренных разделом VI Правил.

Не согласившись с указанными решениями, ООО "Г" обратилось в арбитражный суд.

По результатам рассмотрения дела суд признал позицию таможенного органа обоснованной в части несоблюдения ООО "Г" правила непосредственной закупки и в удовлетворении заявленных требований отказал, мотивируя следующим.

В соответствии с разделом VI Правил тарифные преференции в отношении товаров, происходящих из развивающихся стран, на которые распространяется тарифный преференциальный режим, предоставляются только при условии непосредственной закупки таких товаров в этих странах и прямой поставки их в страну, предоставляющую тарифные преференции. При этом товар рассматривается как непосредственно закупленный, если импортер приобрел его у лица, зарегистрированного в установленном порядке в качестве субъекта предпринимательской деятельности в развивающейся или наименее развитой стране, из которой происходит такой товар и на которую распространяется тарифный преференциальный режим.

Однако в рассматриваемом случае ООО "Г", указавшим в графе 11 деклараций на товары торгующей страной Соединенные Штаты Америки, ни в таможенный орган, ни в суд не было представлено надлежащих доказательств, подтверждающих регистрацию компаний - продавцов спорных товаров в установленном порядке в качестве субъектов предпринимательской деятельности в Бразилии и Парагвае. Временные разрешения, представленные Обществом в обосновании своей позиции, не могут быть расценены в качестве таковых, в связи с тем, что лишь предоставляют право иностранным компаниям на размещение коммерческого представительства в развивающейся стране, что не тождественно регистрации лица в такой стране в установленном порядке в качестве субъекта предпринимательской деятельности.

С учетом того, что правило непосредственной закупки заключаются в том, что товар приобретается у организации, зарегистрированной в развивающейся стране, и денежные средства поступают непосредственно этой организации, то есть вкладываются в экономику развивающейся страны, приобретение Обществом у организаций, зарегистрированных в качестве субъектов предпринимательской деятельности в Соединенных Штатах Америки, не включенных в Перечень развивающихся стран - пользователей системы тарифных преференций Таможенного союза, утвержденный решением Комиссии Таможенного союза от 27.11.2009 N 130, противоречат целям предоставления тарифных преференций.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

VI. Непредставление при подаче жалобы на решение, действие (бездействие) таможенных органов или их должностных лиц в области таможенного дела в порядке главы 3 Федерального закона от 27.11.2010 N 311-ФЗ "О таможенном регулировании в Российской Федерации" учредительных документов в подтверждение полномочий руководителя юридического лица является основанием к отказу в рассмотрении жалобы по существу (дело N А51-25415/2013).

ООО "Ч" обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения таможенного органа об отказе в рассмотрении жалобы, указав в обоснование своей позиции, что при подаче жалобы в полной мере исполнило требования части 5 статьи 39 Федерального закона от 27.11.2010 N 311-ФЗ "О таможенном регулировании в Российской Федерации", подтвердив полномочия генерального директора копией выписки из Единого государственного реестра юридических лиц и решением о назначении генерального директора. По мнению заявителя, непредставление учредительных документов (устава общества) не может являться основанием для отказа в рассмотрении жалобы по существу.

Суды первой и апелляционной инстанций согласились с доводами ООО "Ч".

Однако суд Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа указал на неверное толкование нижестоящими судами норм материального права и отменил судебные акты, руководствуясь следующим.

Согласно положениям статьи 52 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо действует на основании устава, либо учредительного договора и устава либо только учредительного договора.

В учредительных документах юридического лица должны определяться наименование юридического лица, место его нахождения, порядок управления деятельностью юридического лица, а также содержаться другие сведения, предусмотренные законом для юридических лиц соответствующего вида.

При этом пункт 4 статьи 40 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" также предусматривает, что порядок деятельности единоличного исполнительного органа общества и принятия им решений устанавливается уставом общества, внутренними документами общества, а также договором, заключенным между обществом и лицом, осуществляющим функции его единоличного исполнительного органа.

Руководствуясь изложенным, именно устав общества, являющийся для ООО "Ч" учредительным документом, в котором установлен порядок управления деятельностью юридического лица, а также порядок деятельности единоличного исполнительного органа общества, подтверждает полномочия директора общества.

Согласно пункту 5 части 1 статьи 44 Федерального закона от 27.11.2010 N 311-ФЗ "О таможенном регулировании в Российской Федерации" таможенный орган отказывает в рассмотрении жалобы на решение, действие (бездействие) таможенного органа или его должностного лица по существу, если жалоба подана лицом, полномочия которого не подтверждены в порядке, установленном статьей 39 44 Федерального закона от 27.11.2010 N 311-ФЗ "О таможенном регулировании в Российской Федерации".

В связи с изложенным, суд кассационной инстанции постановил, что выводы судов обеих нижестоящих инстанций об отсутствии у ООО "Ч" обязанности представлять вместе с жалобой учредительные документы, в частности, устав общества, подтверждающие полномочия руководителя общества, являются ошибочными.

VII. Основополагающим условием при определении цели ввоза товара является возможность применения спорного товара в быту, количество и частота перемещения товаров лицом через таможенную границу Таможенного союза (дело N А51-23991/2013).

Таможенный представитель обратился в арбитражный суд с заявление о признании незаконным решения об отказе в выпуске товара (лодочный мотор), поступившего в адрес физического лица, в качестве ввозимого для личного пользования.

Суд первой инстанции, не находя оснований для удовлетворения заявленных требований, посчитал, что таможенный представитель, выполняя поручение декларанта, несмотря на заявительный характер таможенного оформления товара для личного пользования, не представил какого-либо документального подтверждения того, что спорный товар ввозился для личного пользования, в связи с чем пришел к выводу о том, что оспариваемое решение не противоречит закону и не нарушает права и законные интересы общества.

Однако апелляционная инстанция посчитала выводы нижестоящего суда ошибочными исходя из следующего.

В соответствии со статьей 3 Соглашения между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 18.06.2010 "О порядке перемещения физическими лицами товаров для личного пользования через таможенную границу Таможенного союза и совершения таможенных операций, связанных с их выпуском" (далее - Соглашение), отнесение к товарам для личного пользования осуществляется таможенным органом с применением системы управления рисками исходя из заявления физического лица о перемещаемых товарах в устной или письменной форме с использованием пассажирской таможенной декларации. При этом учитывается характер товаров, то есть их потребительские свойства, традиционная практика применения и использования (например, перемещение товаров, обычно не используемых в быту, дает основание полагать, что такие товары перемещаются для предпринимательской деятельности); количество товаров (например, перемещение однородных товаров в количестве, превышающем потребность лица, перемещающего товары, и членов его семьи, как правило, рассматривается как перемещение товаров для предпринимательской деятельности); частоты перемещения товаров через таможенную границу (так, периодическое перемещение одним и тем же лицом однородных товаров, хотя бы и в небольших количествах, рассматривается как перемещение товаров для предпринимательской деятельности).

Между тем, анализ имеющихся в материалах судебного дела документов показывает, что спорный товар поступил в адрес лица и в течение календарного месяца до этого иной товар в целях личного пользования в адрес указанного лица не поступал. При этом, таможенным органом не представлено доказательств государственной регистрации лица в качестве индивидуального предпринимателя.

Одновременно суд счел необоснованной позицию таможенного органа о том, что в данном случае в соответствии с подпунктом 8 пункта 1 статьи 356 Таможенного кодекса Таможенного союза при декларировании лодочного мотора должны были быть представлены документы, подтверждающие право владения, пользования и (или) распоряжения моторной лодкой в связи с тем, что непосредственно транспортное средство через таможенную границу Таможенного союза одновременно со спорным товаров не перемещалось.

С учетом изложенного, Пятый арбитражный апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции и принял по делу новый судебный акт, которым требования заявителя были удовлетворены. Позиция апелляционной инстанции была поддержана Федеральным арбитражным судом Дальневосточного округа.

 

Заместитель
начальника управления -
начальник правовой службы
В.А.Алтуфьева

 

 
Комментарии
Мы будем рады любым предложениям и замечаниям по работе и содержанию сайта www.alta.ru.
Помогите нам стать лучше!