Горячая линия:
Москва
Центральный офис:
Контакты Дилеры
онлайн-справочник

Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 29.09.2016 № 1804-О

Определение Конституционного Суда Российской Федерации
от 29 сентября 2016 г. N 1804-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной
ответственностью "Самсунг Электроникс Рус Компани" на нарушение
конституционных прав и свобод пунктом 6 статьи 52 Таможенного
кодекса Таможенного союза и частью 2 статьи 108 Федерального
закона "О таможенном регулировании в Российской Федерации""

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, С.М.Казанцева, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы ООО "Самсунг Электроникс Рус Компани" к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, УСТАНОВИЛ:

 

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации ООО "Самсунг Электроникс Рус Компани" оспаривает конституционность пункта 6 статьи 52 Таможенного кодекса Таможенного союза, согласно которому таможенные органы, определенные законодательством государств - членов таможенного союза, могут принимать решения и давать разъяснения по классификации отдельных видов товаров, обеспечивая их публикацию, и такие решения или разъяснения являются обязательными при декларировании товаров на территории государства - члена таможенного союза, таможенным органом которого они приняты, и части 2 статьи 108 Федерального закона от 27 ноября 2010 года N 311-ФЗ "О таможенном регулировании в Российской Федерации", согласно которой федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в области таможенного дела, принимает решения и разъяснения по классификации отдельных видов товаров.

Как следует из представленных материалов, ООО "Самсунг Электроникс Рус Компани" в период с января по декабрь 2012 года согласно внешнеторговому договору ввезло на территорию Таможенного союза холодильники-морозильники. При подаче таможенных деклараций общество заявило объем холодильников исходя из общей (брутто) емкости холодильника и/или морозильника и уплатило соответствующие таможенные платежи, однако впоследствии направило в Балтийскую таможню заявление о возврате суммы излишне уплаченных таможенных платежей, полагая, что расчет таможенных платежей должен был осуществляться исходя из полезного объема холодильников.

Решением таможенного органа обществу было отказано в возврате излишне уплаченных таможенных платежей. При этом таможенный орган руководствовался пунктом 109 Сборника решений и разъяснений по классификации по единой товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Таможенного союза (ТН ВЭД ТС) отдельных товаров (приложение к распоряжению Федеральной таможенной службы от 19 января 2011 года N 6-р), согласно которому для целей классификации холодильников и морозильников, классифицируемых в товарной позиции 8418 ТН ВЭД ТС, необходимо использовать сведения о максимальном значении емкости (внутреннем объеме, вместимости) конкретной модели товара, а также пунктом 116 аналогичного Сборника (приложение к распоряжению Федеральной таможенной службы от 1 марта 2012 года N 34-р; вступило в силу 9 августа 2012 года), в котором разъяснялось, что для целей классификации холодильников и морозильников, классифицируемых в товарной позиции 8418 ТН ВЭД ТС, необходимо использовать сведения о максимальном значении - общей (брутто, "TOTAL GROSS VOLUME") емкости холодильника и/или морозильника конкретной модели товара, являющемся объемом, заключенным между внутренними стенками холодильника и/или морозильника с закрытой дверью без вычитания из него объема различных элементов (полочки, лотки, перегородки, разграничители и т.п.). В настоящее время указанные распоряжения утратили силу.

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, решение таможенного органа было признано незаконным, однако постановлением суда кассационной инстанции данные судебные акты отменены и в удовлетворении требований общества отказано. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации также отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

При этом суды исходили из того, что разъяснения пункта 116 распоряжения Федеральной таможенной службы от 1 марта 2012 года N 34-р "О классификации товара по ТН ВЭД ТС отдельных видов товаров" не изменили, а только уточнили замененные ими разъяснения пункта 109 распоряжения Федеральной таможенной службы от 19 января 2011 года N 6-р "О классификации в соответствии с ТН ВЭД ТС отдельных товаров". Судья Верховного Суда Российской Федерации также обратил внимание на то, что заявитель при декларировании ввозимых товаров руководствовался указанными разъяснениями и рассчитывал таможенные платежи исходя из объема брутто и что при расчете таможенных пошлин, базой для исчисления которых служат характеристики ввезенного товара, должны применяться единые правила определения этих характеристик.

По мнению заявителя, оспариваемые нормативные положения позволяют федеральному органу исполнительной власти, принимая нормативный акт о классификации товаров, устанавливать базу исчисления ввозной таможенной пошлины; в ситуации правовой неопределенности в определении базы исчисления таможенной пошлины они допускают возможность такого их истолкования, которое предусматривает применение для целей исчисления сумм ввозной таможенной пошлины фиктивной величины, и как следствие - таких же сумм налога на добавленную стоимость; они позволяют издавать акты, не изменяющие порядок определения базы исчисления таможенной пошлины, что дает возможность распространить действие таких нормативных актов на период до их вступления в законную силу и ухудшить положение плательщика таможенных пошлин. В связи с этим заявитель просит признать оспариваемые законоположения не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 1 (часть 1), 15 (части 2 и 3), 19 (части 1 и 2), 55 (часть 3) и 57.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях неоднократно указывал, что принцип юридического равенства, вытекающий из статей 1 (часть 1), 6 (часть 2), 17 (часть 3) и 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, диктует необходимость формальной определенности, точности, ясности, недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе действующего правового регулирования, поскольку юридическое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования правовой нормы; законоположения, по своему содержанию и (или) по форме не отвечающие указанным критериям, порождают противоречивую правоприменительную практику, создают возможность их неоднозначного толкования и произвольного применения и тем самым ведут к нарушению закрепленных статьями 45 и 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации гарантий государственной, в том числе судебной, защиты прав, свобод и законных интересов граждан (постановления от 20 апреля 2009 года N 7-П, от 6 декабря 2011 года N 27-П, от 29 июня 2012 года N 16-П, от 14 мая 2013 года N 9-П и др.).

Вместе с тем Конституционный Суд Российской Федерации подчеркивал, что требование определенности правового регулирования, обязывающее законодателя формулировать правовые предписания с достаточной степенью точности, позволяющей гражданину (объединению граждан) сообразовывать с ними свое поведение - как запрещенное, так и дозволенное, не исключает использование оценочных или общепринятых понятий, значение которых должно быть доступно для восприятия и уяснения субъектами соответствующих правоотношений либо непосредственно из содержания конкретного нормативного положения или из системы находящихся в очевидной взаимосвязи положений, либо посредством выявления более сложной взаимосвязи правовых предписаний, в частности с помощью даваемых судами разъяснений по вопросам их применения (постановления от 11 ноября 2003 года N 16-П, от 14 апреля 2008 года N 7-П, от 5 марта 2013 года N 5-П, от 23 мая 2013 года N 11-П; Определение от 16 июля 2013 года N 1173-О и др.).

В Постановлении от 31 марта 2015 года N 6-П Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что толкование законодательных предписаний имеет место не только при принятии публично-властного решения в отношении конкретного лица, - оно может быть осуществлено путем разъяснения нормативного содержания того или иного законоположения применительно ко всем правоотношениям, возникающим на его основе, что требует принятия уполномоченным органом соответствующего акта, с тем чтобы довести его до сведения всех субъектов правоотношений, на которых распространяется разъясняемое предписание закона.

Таким образом, оспариваемые заявителем нормативные положения, наделяющие федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в области таможенного дела, правом принимать решения и разъяснения по классификации отдельных видов товаров, направлены на внесение правовой определенности в соответствующие правоотношения с учетом того, что многообразие товаров порождает объективные сложности в их таможенной классификации и необходим единый подход к определению характеристик товаров, которые служат базой для исчисления таможенных платежей.

Данное правовое регулирование не предполагает произвольную реализацию уполномоченным органом права на издание разъяснений по классификации отдельных видов товаров, поскольку согласно части 4 статьи 8 Федерального закона "О таможенном регулировании в Российской Федерации" положения нормативных и иных правовых актов федеральных органов исполнительной власти по предмету правового регулирования названного Федерального закона не могут противоречить положениям актов таможенного законодательства Таможенного союза, федеральных законов и актов Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации в области таможенного дела, устанавливать требования, условия и ограничения, не предусмотренные актами таможенного законодательства Таможенного союза, федеральными законами и актами Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации в области таможенного дела.

Следовательно, оспариваемые пункт 6 статьи 52 Таможенного кодекса Таможенного союза и часть 2 статьи 108 Федерального закона "О таможенном регулировании в Российской Федерации" сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном им аспекте.

Формально оспаривая эти нормативные положения, заявитель фактически оспаривает акты Федеральной таможенной службы, принятые на основании данных нормативных положений и примененные в его деле, однако их проверка, равно как и проверка законности и обоснованности состоявшихся по делу заявителя судебных решений, не относятся к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьями 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации ОПРЕДЕЛИЛ:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Самсунг Электроникс Рус Компани", поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.Зорькин
 
Комментарии
Мы будем рады любым предложениям и замечаниям по работе и содержанию сайта www.alta.ru.
Помогите нам стать лучше!