Альта-Софт - более 30 лет успешной работы!
Техническая поддержка 24х7:
Москва
Центральный офис:
Контакты Дилеры
Выпуск машиночитаемой доверенности
онлайн-справочник

Решение Арбитражного суда города Москвы от 24.08.2022 № А40-12563/2022

Об удовлетворении требования ООО "ЮНАЙТЕД ТРЭЙДИНГ" о признании незаконным решения Московской областной таможни о внесении изменений в ДТ в связи с выявлением признаков недостоверности заявленной таможенной стоимости товара
Решение Арбитражного суда города Москвы
от 24 августа 2022 г. по делу N А40-12563/2022

 

Резолютивная часть решения объявлена 17 августа 2022г.
 
Полный текст решения изготовлен 24 августа 2022г.

 

Арбитражный суд города Москвы в составе: судьи Поляковой А.Б. (единолично)

при ведении протокола судебного заседания секретарем Еляном Н.Ж., рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению по заявлению ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "ЮНАЙТЭД ТРЭЙДИНГ" к МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТНОЙ ТАМОЖНЕ о признании незаконным решения от 29.11.2021г. по ДТ N 10013160/270821/0526915

в судебное заседание явились: от заявителя: Салимулин А.Б. по доверенности от 22.12.2021 N 01/12-2021, от заинтересованного лица: Старостин М.С. по доверенности от 22.11.2021 N 61-20/197

 

УСТАНОВИЛ:

 

ООО "ЮНАЙТЕД ТРЭЙДИНГ" (далее – заявитель, Общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением, в котором просит признать незаконным решение Московской областной таможни (далее – таможенный орган, заинтересованное лицо) от 29.11.2021 о внесении изменений (дополнений) в сведения, заявленные в декларации на товары N 10013160/270821/0526915.

Представитель заявителя в судебном заседании поддержал требования по доводам, изложенным в заявлении и возражениях на отзыв.

Представитель заинтересованного лица в судебном заседании возражал против удовлетворения требований по доводам, изложенным в отзыве на заявление.

Судом проверено и установлено, что срок, предусмотренный ч.4 ст.198 АПК РФ заявителем соблюден.

В соответствии с частью 1 статьи 198 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Рассмотрев материалы дела, выслушав лиц, участвующих в деле, изучив представленные доказательства в их совокупности и взаимосвязи, арбитражный суд приходит к выводу о том, что заявленные требования подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела ООО "ЮНАЙТЭД ТРЭИДИНГ" (ИНН 7704656218) (далее — Общество, Декларант) в рамках исполнения внешнеторгового контракта 2019/I/AL-2 от 22.10.2019, заключенного с компанией "TEICS GLOBAL BV" (Нидерланды) ввезло на таможенную территорию Евразийского экономического союза и задекларировало Московскому таможенному посту (ЦЭД) Московской областной таможни по ДТ N 10013160/270821/0526915 6 (шесть) товаров, в том числе: - товар N 1 КУРТКИ МУЖСКИЕ ИЗ ХИМИЧЕСКИХ НИТЕЙ: ПРОИЗВ.: NINGBO NINGSHING INTERNATIONAL INC., (ТМ): COLIN'S.

Таможенная стоимость товаров по ДТ определена и заявлена Обществом по методу по стоимости сделки с ввозимыми товарами (метод 1), установленным статьей 39 Таможенного кодекса Евразийского экономического союза (далее - ТК ЕАЭС) и дополненная в соответствии со статьей 40 ТК ЕАЭС.

При проверке таможенной стоимости товаров в отношении товара N10 таможней установлены признаки возможного недостоверного декларирования сведений, относящихся к моделям CL1056596DN41638Q1.V1 и CL1056580DN41642Q1, выразившися в более низкой цене декларируемых товаров по сравнению с ценой на идентичные/однородные товары.

В связи с тем, что представленные документы и сведения не устранили выявленные признаки недостоверности заявленной таможенной стоимости, таможенным органом на основании пункта 15 статьи 325 ТК ЕАЭС у Общества запрошены дополнительные документы.

Декларантом были предоставлены запрошенные документы и сведения (в порядке п. 15 ст. 325 ТК ЕАЭС).

Рассмотрев поступившие от Общества документы, таможенный орган посчитал, что представленные заявителем документы и сведения не являются достаточными для принятия решения в отношении заявленной таможенной стоимости отдельных товаров N10 по следующим основаниям:

1.Документы и сведения, предоставленные ООО "ЮНАЙТЭД ТРЭЙДИНГ" не устраняют оснований для проведения дополнительной проверки, поэтому таможенный орган в соответствии с п.п. 17, 18 статьи 325 ТК ЕАЭС уполномочен на основании информации, имеющейся в его распоряжении, принимать решение о внесении изменений (дополнений) в сведения, заявленные в таможенной декларации, в соответствии со статьей 112 ТК ЕАЭС;

2.Для подтверждения стоимости задекларированных товаров, ООО "ЮНАЙТЭД ТРЭЙДИНГ" представлен прайс-лист действующий с 01.06.2021 по 30.04.2021., выставленный компанией "TEICS GLOBAL BV" в котором указано, что прайс-лист предоставлен непосредственно для ООО "ЮНАЙТЭД ТРЭЙДИНГ" на условиях поставки СРТ RF. Указанные обстоятельства исключают возможность использовать данный прайс-лист другими покупателями, следовательно подтвердить, что продажа товаров, задекларированных по ДТ10013160/270821/0526915, или их цена не зависят от каких-либо условий или обязательств, влияние которых на цену товаров не может быть количественно определено.

3.Представленный Декларантом прайс-лист продавца является целевым коммерческим предложением конкретному покупателю на определенный ассортимент. Такой документ нельзя считать публичной офертой и использовать в качестве ценовой информации. Учитывая долговременные (как минимум с даты Контракта) отношения с Продавцом, у декларанта имелась возможность получить надлежащим образом оформленную публичную оферту. Прайс-лист является дополнительным документом, назначение которого подтвердить, показать, как формировалась цена, какие были условия либо, что за товар в общем, предлагается к продаже. В любом случае для подтверждения сведений необходимо получить сведения, как этот товар предлагался на рынке изначально и от чего отталкивались при переговорах о цене торгующие стороны. Отсутствие прайс-листа продавца, являющегося "свободной офертой", не позволяет оценить стоимость товара в стране вывоза. Также представленный прайс-лист содержит условия поставки СРТ RF без конкретного пункта назначения.

4. Согласно контракту Продавец продает, а Покупатель покупает непродовольственные товары (далее по тексту - "Товар") согласно ассортименту, указанному в Генеральной спецификации (Приложение N1) являющейся неотъемлемой частью Контракта. По согласованию Сторон ассортимент Товара, указанный в Приложении N1 может меняться, что оговаривается в каждом случае отдельно и отражается в приложениях или дополнительных соглашениях к Контракту. На основании заявок Покупателя составляются спецификации на Товар, являющиеся неотъемлемой частью настоящего контракта. Обществом Предоставлена заявка от 02.08.2021 N 08/29/2021 на поставку товара в срок до 25.09.2021 с приложением списка товаров. Данная заявка была адресована двум лицам - директору А Коч Шефереттину и Директору В Сермет Озеку, спецификация N CIF2021000000332 от 17.08.2021 содержит сведения о подписавших ее лицах, однако подпись всего одна и согласно контракту Директором А является Коч Шерефеттин и Директором В является Сермет Озек. Документы и дополнительные приложения о смене лиц не представлены, кроме того контракт в сканированном виде представлен не был и невозможно сравнить и идентифицировать подписи лиц в спецификации. В представленных же дополнительных соглашениях к контракту подписи со спецификациями различаются. Таким образом, расхождения в лицах и подписях не позволяют однозначно отнести данные документы к подтверждающим, что не позволило таможенному органу в ходе проверочных мероприятий провести проверку по иным документам в части полномочий подписавших их лиц.

5. Отсутствие экспортной декларации производителя товара не позволило таможенному органу проанализировать сведения о стоимости ввозимого товара в стране отправления и объяснить причины отличия цены рассматриваемой сделки от цены однородных/идентичных товаров других производителей, стоимостная информация о которых при их ввозе и декларировании имеется в распоряжении таможенных органов.

6. Заявителем было предоставлено заявление на перевод N37 от 02.08.2021. Данный документ не может рассматриваться в качестве документа однозначно подтверждающего оплату этой или какой-нибудь другой поставки, т.к. в назначении платежа указан только номер контракта, не дано никаких пояснений по каким конкретно поставкам осуществлялся данный перевод.

В связи с вышеизложенными обстоятельствами, Московская областная таможня 29.11.2021 приняла решение о внесении изменений и (или) дополнений в сведения, указанные в ДТ N 10013160/270821/0526915.

Не согласившись с принятым решением, Общество обратилось арбитражный суд.

Удовлетворяя заявленные Обществом требования, суд соглашается с заявителем и при этом исходит из следующего.

В соответствии с правилами пункта 2 статьи 38 Таможенного кодекса Евразийского экономического союза (далее - ТК ЕАЭС, Кодекс) таможенная 6 А51-26762/2018 стоимость товаров, ввозимых на таможенную территорию Союза, определяется в соответствии с настоящей главой, если при ввозе на таможенную территорию Союза товары пересекли таможенную границу Союза.

Таможенная стоимость товаров и сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации (пункт 10 статьи 38 Кодекса).

Пунктом 15 этой же статьи предусмотрено, что основой таможенной стоимости ввозимых товаров должна быть в максимально возможной степени стоимость сделки с этими товарами в значении, определенном статьей 39 названного Кодекса.

В соответствии с пунктом 1 статьи 39 ТК ЕАЭС таможенной стоимостью ввозимых товаров является стоимость сделки с ними, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за эти товары при их продаже для вывоза на таможенную территорию Союза и дополненная в соответствии со статьей 40 названного Кодекса, при выполнении следующих условий: 1) отсутствуют ограничения в отношении прав покупателя на пользование и распоряжение товарами, за исключением ограничений, которые ограничивают географический регион, в котором товары могут быть перепроданы; существенно не влияют на стоимость товаров; установлены актами органов Союза или законодательством государств-членов; 2) продажа товаров или их цена не зависит от каких-либо условий или обязательств, влияние которых на цену товаров не может быть количественно определено; 3) никакая часть дохода или выручки от последующей продажи, распоряжения иным способом или использования товаров покупателем не причитается прямо или косвенно продавцу; 4) покупатель и продавец не являются взаимосвязанными лицами, или покупатель и продавец являются взаимосвязанными лицами таким образом, что стоимость сделки с ввозимыми товарами приемлема для таможенных целей в соответствии с пунктом 4 названной статьи.

Согласно пункту 3 статьи 39 ТК ЕАЭС ценой, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, является общая сумма всех платежей за эти товары, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу или иному лицу в пользу продавца.

При этом платежи могут быть осуществлены прямо или косвенно в любой форме, не запрещенной законодательством государств-членов.

Как установлено пунктом 1 статьи 104 Кодекса, товары подлежат таможенному декларированию при их помещении под таможенную процедуру.

В декларации на товары подлежат указанию сведения о заявляемой таможенной процедуре, о таможенной стоимости товаров (величина, метод определения таможенной стоимости товаров) и о документах, подтверждающих сведения, заявленные в декларации на товары, указанных в статье 108 названного Кодекса (подпункты 1, 4, 9 пункта 1 статьи 106 ТК ЕАЭС).

К документам, подтверждающим сведения, заявленные в таможенной декларации, относятся документы, подтверждающие заявленную таможенную стоимость товаров, в том числе ее величину и метод определения таможенной стоимости товаров (подпункт 10 пункта 1 статьи 108 Кодекса).

По правилам пункта 2 названной статьи, в случае если в документах, указанных в пункте 1 статьи 108 Кодекса, не содержатся сведения, подтверждающие сведения, заявленные в таможенной декларации, такие сведения подтверждаются иными документами.

В силу пункта 1 статьи 313 ТК ЕАЭС при проведении таможенного контроля таможенной стоимости товаров, заявленной при таможенном декларировании, таможенным органом осуществляется проверка правильности определения и заявления таможенной стоимости товаров (выбора и применения метода определения таможенной стоимости товаров, структуры и величины таможенной стоимости товаров, документального подтверждения сведений о таможенной стоимости товаров).

Пунктом 2 этой же статьи предусмотрено, что при проведении контроля таможенной стоимости товаров таможенный орган вправе запросить у декларанта пояснения в письменной форме о факторах, влияющих на формирование цены товаров, а также об иных обстоятельствах, имеющих отношение к товарам, перемещаемым через таможенную границу Союза.

Если подача таможенной декларации не сопровождалась представлением документов, подтверждающих сведения, заявленные в таможенной декларации, таможенный орган вправе в отношении проверяемых сведений запросить у декларанта документы, сведения о которых указаны в таможенной декларации (пункт 1 статьи 325 ТК ЕАЭС).

Согласно пункту 4 указанной статьи таможенный орган вправе запросить коммерческие, бухгалтерские документы, сертификат о происхождении товара и (или) иные документы и (или) сведения, в том числе письменные пояснения, необходимые для установления достоверности и полноты проверяемых сведений, заявленных в таможенной декларации, и (или) сведений, содержащихся в иных документах, в следующих случаях: 1) документы, представленные при подаче таможенной декларации либо представленные в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи, не содержат необходимых сведений или должным образом не подтверждают заявленные сведения; 2) таможенным органом выявлены признаки несоблюдения положений названного Кодекса и иных международных договоров и актов в сфере таможенного регулирования и (или) законодательства государств-членов, в том числе недостоверности сведений, содержащихся в таких документах.

На основании пункта 17 статьи 325 ТК ЕАЭС при завершении проверки таможенных, иных документов и (или) сведений в случае, если представленные в соответствии с названной статьей документы и (или) сведения либо объяснения причин, по которым такие документы и (или) сведения не могут быть представлены и (или) отсутствуют, либо результаты таможенного контроля в иных формах и (или) таможенной экспертизы товаров и (или) документов, проведенных в рамках такой проверки, не подтверждают соблюдение положений названного Кодекса, иных международных договоров и актов в сфере таможенного регулирования и законодательства государств-членов, в том числе достоверность и (или) полноту проверяемых сведений, и (или) не устраняют оснований для проведения проверки таможенных, иных документов и (или) сведений, таможенным органом на основании информации, имеющейся в его распоряжении, принимается решение о внесении изменений (дополнений) в сведения, заявленные в таможенной декларации, в соответствии со статьей 112 названного Кодекса.

Для изменения (дополнения) сведений, заявленных в декларации на товары, и сведений в электронном виде декларации на товары на бумажном носителе, применяется корректировка декларации на товары (пункт 4 статьи 112 ТК ЕАЭС).

Как разъяснено в пункте 9 Постановления Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12.05.2016 N 18 "О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства" (далее - Постановление Пленума N 18), от лица, ввозящего на таможенную территорию товар по цене, значительно отличающейся от сопоставимых цен идентичных (однородных) товаров, разумно ожидать поведения, направленного на заблаговременное собирание доказательств, подтверждающих действительное приобретение товара по такой цене и доступных для получения в условиях внешнеторгового оборота.

В соответствии с п. 14 постановления Пленума судам следует учитывать, что исходя из взаимосвязанных положений статей 313, 325 Таможенного кодекса вывод о неподтвержденности заявленной таможенной стоимости формулируется таможенным органом в соответствии с тем объемом документов, сведений и пояснений, которые были им собраны и даны (раскрыты) декларантом на данной стадии таможенного контроля.

Как установлено судом, таможенная стоимость товаров определена декларантом по методу по стоимости сделки с ввозимыми товарами (метод 1), предусмотренному статьями 39, 40 ТК ЕАЭС.

В ходе проверки декларации на товары N 10013160/270821/0526915 и документов и сведений, обнаружены следующие признаки, указывающие на то, что сведения о таможенной стоимости товаров, заявленных в таможенной декларации, должным образом не подтверждены либо могут являться недостоверными: представленные документы и сведения не являются достаточными для принятия решения в отношении заявленной таможенной стоимости товаров.

В соответствии с пунктом 5 Положения об особенностях проведения таможенного контроля таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Евразийского экономического союза, утвержденного Решением Коллегии ЕЭК от 27.03.2018 N 42, выявление более низкой цены ввозимых товаров по сравнению с ценой идентичных или однородных товаров при сопоставимых условиях их ввоза является признаком, указывающим на то, что заявленные сведения о таможенной стоимости ввозимых товаров могут являться недостоверными или имеют условия, которые повлияли на цену товара.

Между тем, как следует из материалов дела, 27.08.2021 МОТП (ЦЭД) в целях подтверждения, заявленных в рассматриваемой ДТ, сведений о таможенной стоимости у заявителя запрошены дополнительные документы и сведения.

В результате анализа поступивших от заявителя документов и сведений, представленных декларантом в подтверждение заявленной таможенной стоимости товаров таможенным органом установлено, что заявленная таможенная стоимость товара не корреспондируется с уровнем цен на товары того же класса и вида оформленных в зоне деятельности ФТС, инвойс не содержит полного описания товара, технические характеристики, вид и способ упаковки и иные существенные характеристики, декларантом не представлены документы в полном объёме, по реализации на внутреннем рынке — аналогичных товаров ввезенных ранее (не представлены договора по продаже, товарно-транспортные накладные о передаче товаров третьим лицам и иные документы), не представлены документы о стоимости товаров, продаваемых на внутреннем рынке, идентичных с ввозимыми, не представлены документы, свидетельствующие о размере коммерческой прибыли при реализации на внутреннем рынке аналогичных товаров, ввезенных ранее, сведения, заявленные в ДТ, не корреспондируются с информацией о стоимости данного товара на внутреннем рынке, а так же со стоимостью идентичных товаров, ввозимых иными участниками ВЭД, отсутствует заверенный перевод экспортной ДТ.

При этом, как указывает таможенный орган, согласно контракту Продавец продает, а Покупатель покупает непродовольственные товары (далее по тексту - "Товар") согласно ассортименту, указанному в Генеральной спецификации (Приложение N1) являющейся неотъемлемой частью Контракта. По согласованию Сторон ассортимент Товара, указанный в Приложении N1 может меняться, что оговаривается в каждом случае отдельно и отражается в приложениях или дополнительных соглашениях к Контракту. На основании заявок Покупателя составляются спецификации на Товар, являющиеся неотъемлемой частью настоящего контракта.

Обществом в таможенный орган представлена заявка от 02.08.2021 N08/29/2021 на поставку товара в срок до 25.09.2021, данная заявка была адресована двум лицам -директору В Коч Шефереттину и Директору В Сермет Озеку, спецификация N CIF2021000000332 от 17.08.2021 содержит сведения о подписавших ее лицах, однако подпись всего одна и согласно контракту Директором А является Коч Шерефеттин (в спецификации и заявке он директор В) и Директором В является Сермет Озек.

При этом, как указывает таможенный орган, документы и дополнительные приложения о смене лиц не представлены, кроме того, подпись в спецификации отличается от двух подписей лиц в контракте, в связи с чем расхождения в лицах и подписях не позволяет однозначно отнести данные документы к согласованным обеими сторонами.

Также, как указывает таможенный орган, внешнеторговый Контракт по рассматриваемой поставке представлен в виде набранного текста без подписей, печатей сторон и не может служить подтверждением заключенной сделки и согласования цены товара.

Учитывая, что Контракт с печатями и подписями сторон Обществом не представлен, как указывает таможенный орган, проверить полномочия и соответствие подписей лиц на представленных дополнительных соглашениях к Контракту, спецификации от 17.08.2021 N CIF2021000000332, коммерческом инвойсе от 17.08.2021 N CIF2021000000332 не представляется возможным. При этом подписи на представленных дополнительных соглашениях к Контракту отличаются от подписей, содержащихся спецификации от 17.08.2021 N CIF2021000000332 и коммерческом инвойсе от 17.08.2021 N CIF2021000000332.

Ввиду указанных выше обстоятельств таможенный орган пришел к выводу о том, что предмет поставки сторонами Контракта не согласован.

Между тем, указанные выше выводы таможенного органа суд признает необоснованными, исходя из следующего.

Соглашаясь с тем, что прайс-лист является дополнительным документом, таможенный орган при этом не указывает на недостоверность такого основного документа, свидетельствующего о факте сделки, как инвойс, который полностью соответствует сведениям из прайс-листа.

Кроме того, частью 1 статьи 108 ТК ЕАЭС поименован перечень документов, подтверждающих сведения, заявленные в таможенной декларации. Обществом данные документы были предоставлены таможне в полном объеме. Прайс-лист в указанный перечень не включен. Этот факт таможней не оспаривается.

Прайс-лист производителя не относится к документам, выражающим ценовое содержание сделки, не относится к обязательным документам, представляемым вместе с ДТ, и представляется в случае, если представленных документов недостаточно для принятия решения в отношении заявленной стоимости согласно пункту 8 Положения об особенностях проведения таможенного контроля таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Евразийского экономического союза, утвержденного решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 27 марта 2018 года N 42. Отсутствие прайс-листов, адресованных неопределенному кругу лиц, не является основанием для вывода о недостоверности заявленной при декларировании таможенной стоимости товара и для отказа в ее принятии. С наличием либо отсутствием публичной оферты не связаны основания, исключающие применение основного метода оценки таможенной стоимости, установленного статьей 39 ТК ЕАЭС.

При этом суд отмечает, что Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в постановлении Президиума от 19.06.2007 N 3323/07 указал, что стоимость товаров, приведенная в таможенной декларации, может быть сопоставлена с суммой, обозначенной в счете-фактуре (инвойсе), платежном поручении, экспортной декларации, ведомости банковского контроля. При их совпадении можно утверждать, что цена сделки подтверждена надлежащим образом.

Непредставление либо неполное представление в таможенный орган дополнительных документов не может служить основанием для корректировки таможенной стоимости ввозимого товара, а отсутствие у декларанта каких-либо документов, запрошенных таможенным органом, не может однозначно свидетельствовать о неопределенности и недостоверности заявленных в таможенных целях сведений, если они подтверждаются иными документами (дело N А40-95680/20).

Как следует из буквального содержания п. 8 Положения, утвержденного решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 27 марта 2018 года N 42, при проведении контроля таможенной стоимости товаров таможенным органом могут быть запрошены (истребованы) следующие документы и (или) сведения, включая письменные пояснения:

а)прайс-листы производителя ввозимых товаров, его коммерческие предложения;

б)прайс-листы, коммерческие предложения, оферты продавцов ввозимых, идентичных, однородных товаров, а также товаров того же класса или вида.

Данная норма права не содержит такую императивную характеристику прайс-листа как публичная (открытая) оферта. Следовательно, отказывая Обществу в заявленном методе определения таможенной стоимости по мотивам того, что представленный прайс-лист носит адресный характер, таможенный орган позволяет себе расширительное толкование правовой нормы.

Непредставление прайс-листа производителя товаров, экспортной декларации не могло послужить основанием для вывода о недостоверности заявленной таможенной стоимости (Определение Верховного Суда РФ от 29.10.2018 N 303-КГ18-16672 по делу N А51 -23134/2017).

Помимо этого, возможность декларанта представить экспортную декларацию напрямую зависит от волеизъявления контрагента. Декларант не имеет возможности влиять на содержание экспортной декларации. Поэтому непредставление декларантом экспортной декларации страны вывоза товаров не могло послужить основанием для принятия оспариваемого решения, поскольку она не входит в перечень документов, поименованный в части 1 статьи 108 ТК ЕАЭС.

Правила определения таможенной стоимости ввозимых на территорию ЕАЭС товаров установлены главой 5 ТК ЕАЭС. Ни одна норма названной главы не содержит основания для определения таможенной стоимости на основе экспортной декларации. Экспортная декларация не содержит сведений о таможенной стоимости товара. Следовательно, действительное значение экспортной декларации в контроле таможенной стоимости никак не содержится ни в одном нормативном акте, составляющем право Союза.

Однако таможенный орган не обосновывает допустимость признания статистической стоимости, которая должна содержаться в экспортной декларации, в качестве таможенной стоимости по законодательству ЕАЭС (Дело N А56-15846/2014).

Следовательно, недопустимо ставить в зависимость наличие или отсутствие экспортной декларации от применения первого метода определения таможенной стоимости, когда такая стоимость подтверждается документами, поименованными в части 1 статьи 108 ТК ЕАЭС.

Примененная сторонами внешнеторговой сделки цена ввозимых товаров не может быть отклонена по мотиву одного лишь несогласия таможенного органа с ее более низким уровнем в сравнении с ценами на однородные (идентичные) ввозимые товары или ее отличия от уровня цен, установившегося во внутренней торговле. Отличие заявленной декларантом стоимости сделки с ввозимыми товарами от ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенных органов, по сделкам с идентичными или однородными товарами, ввезенными при сопоставимых условиях, может рассматриваться в качестве одного из признаков недостоверного (не соответствующего действительной стоимости) определения таможенной стоимости, если такое отклонение является существенным (п. 10 Постановления Пленума ВС РФ N 49 от 26.11.2019 года).

Выявление таможенным органом признаков недостоверного определения таможенной стоимости само по себе не может выступать основанием для вывода о неправильном определении таможенной стоимости декларантом, а является основанием для проведения таможенного контроля таможенной стоимости товаров (п. 11 Постановления Пленума ВС РФ N 49 от 26.11.2019 года).

Непредставление декларантом документов (сведений), обосновывающих заявленную им таможенную стоимость товара, само по себе не может повлечь принятие таможенным органом решения о внесении изменений (дополнений) в сведения о таможенной стоимости, заявленные в таможенной декларации, если у декларанта имелись объективные препятствия к предоставлению запрошенных документов (сведений). К примеру, декларантом представляется таможенному органу тот прайс-лист, которым он располагает, а не того свойства и качества, который истребуется таможней. И при сохранении неполноты документального подтверждения таможенной стоимости и (или) сомнений в достоверности заявленной декларантом таможенной стоимости, не устраненных по результатам таможенного контроля, по смыслу пункта 17 статьи 325 Таможенного кодекса решение о внесении изменений (дополнений) в сведения о таможенной стоимости, заявленные в таможенной декларации, может быть принято таможенным органом с учетом информации, имеющейся в его распоряжении и указывающей на подтверждение того, что таможенная стоимость ввозимых товаров не соответствует их действительной стоимости (п. 13 Постановления Пленума ВС РФ N 49 от 26.11.2019 года).

Следовательно, поскольку следует исходить из презумпции достоверности информации (документов, сведений), представленной декларантом в ходе таможенного контроля, бремя опровержения которой лежит на таможенном органе (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ N 49 от 26.11.2019 года), то решение о внесении изменений (дополнений) в сведения о таможенной стоимости, заявленные в таможенной декларации, может быть принято таможенным органом только с учетом информации, опровергающей достоверность представленной декларантом информации (документов, сведений), а не на основании домыслов и предположений.

Если же достоверность ни одного из представленных декларантом документов не опровергнута, то выводы таможенного органа, содержащиеся в оспариваемом решении, носят предположительный характер и не соответствуют законодательству.

При этом, суд учитывает, что, как следует из содержания оспариваемого решения, достоверность ни одного из документов, поступивших в таможню от декларанта, не опровергнута.

Таможенные правоотношения, имеющие публичный характер, не наделены свойствами диспозитивности в разнонаправленном толковании двух и более аналогичных обстоятельств: если товар ввозится разными товарными партиями, но в рамках одного внешнеэкономического контракта с идентичным составом документов, обладающих равные условия и свойства по отношению ко всем товарным партиям, то правовые последствия этого ввоза не могут быть различными для каждой товарной партии.

Кроме того, товары, ввозимые в составе одной товарной партии, указанные в каждом документе, сопровождающем исполнение одной сделки, также не могут попадать в разные условия тарифного таможенного регулирования.

Не единообразное применение таможенного законодательства таможней в отношении товара, ввозимого Обществом в составе товарной партии с другими товарами в рамках одного контракта с единым порядком документооборота для каждого товара указывает на неясности и противоречия — таможенный орган выражает избирательное несогласие с ценами сделки на некоторые товары и, вопреки п. 12 ст. 38 ТК ЕАЭС, применяет порядок контроля таможенной стоимости для борьбы с демпингом, полагая, что таким образом таможенный орган обеспечивает конкурентное положение других участников рынка.

При этом, таможенный орган, усомнившись в подтверждении факта сделки, не учитывает следующее.

На основании ст. 15 Конституции РФ, ст. 7 ГК РФ к отношениям между сторонами Контракта необходимо применять прежде всего Конвенцию ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Венская конвенция 1980 года).

Согласно ст. 23 Венской конвенции договор считается заключенным в момент, когда акцепт оферты вступает в силу в соответствии с положениями настоящей Конвенции. Исходя из смысла статьи 18 Конвенции любое поведение адресата оферты, выражающее согласие с офертой, является акцептом.

В силу пункта 8 статьи 111 ТК ЕАЭС с момента регистрации таможенная декларация становится документом, свидетельствующим о фактах, имеющих юридическое значение.

Следовательно, указание в таможенной декларации товара в ассортименте и стоимостью соответственно документам (инвойс и оплата) само по себе не могут пониматься иначе как согласие с офертой, выраженной при отсутствии спора в исполнении обязанности покупателя принять товар, указанной в статье 60 Венской конвенции. (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27 августа 2020 года по делу N А40-40043/20; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда 09 июня 2021 года по делу N А40-185550/2020).

В то же время, суд отмечает, что Контракт 2019/I/AL-2 от 22.10.2019 по своему содержанию соответствует определению для рамочных договоров, указанному в ст. 429.1. ГК РФ. Так, он содержит открытые условия, которые были конкретизированы и уточнены сторонами в порядке, установленном его условиями.

Следовательно, вывод таможни об отсутствии документального подтверждения факта сделки с ввозимыми товарами при таких обстоятельствах суд признает ошибочным.

Кроме того, довод таможенного органа об отсутствии количественной определяемой информации о товаре и его цене несостоятелен, поскольку при корректировке сведений в отношении товара N1 таможенный орган использовал сведения о его количестве из документов Общества как достоверные.

Таким образом, таможенный орган фактически отказывается признавать достоверным (документально подтвержденным) только одно сведение из всех документов товарной партии, заявленной в ДТ 10013160/270821/0526915, это цена отдельных товаров N1. Все иные сведения об этом товаре (его наименование, качественные характеристики, количество, соответствие требованиям нетарифного регулирования и пр.) и остальных товарах таможней не оспаривается.

Поскольку декларантом при таможенном оформлении товара в целях подтверждения заявленных сведений о таможенной стоимости товара представлены документы, предусмотренные статьёй 108 Таможенного кодекса Евразийского экономического союза (далее по тексту - ТК ЕАЭС), а также Приложением N 1 к Порядку декларирования таможенной стоимости товаров, утвержденному Решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 N 376 "О порядке декларирования, контроля, и корректировки таможенной стоимости товаров", то таможенный орган не опроверг достоверности этих документов, количественной определенности сведений, содержащихся в этих документах, а также при отсутствии оснований для отказа в применении метода определения таможенной стоимости по цене сделки, то таможенный орган при вынесении оспариваемых решений допустил нарушение п. 15 ст. 38 ТК ЕАЭС.

Кроме того, как указывает заявитель, на условиях внешнеторгового контракта 2019/I/AL-2 от 22.10.2019. уже ввозились ранее товары и декларировались с заявленным методом определения таможенной стоимости и при аналогичном составе документов и стоимостями в инвойсах. Товары в рамках этого контракта продолжают ввозиться. При этом, заявленный метод принимается таможенным органом.

Также, согласно ГОСТ Р 54393-2011 "Изделия швейные и трикотажные. Термины и определения" одежда подразделяется на летнюю (п. 16), зимнюю (п. 17), демисезонную (п. 18), повседневную (28), спортивную (31) и др. Данные термины не являются синонимами друг другу.

Таким образом, повседневная и спортивная одежда не могут иметь сходные друг другу характеристики, выполнять те же функции и быть коммерчески взаимозаменяемыми. Одновременно с этим, зимняя и демисезонная одежда также выполняют разные функции и отличаются по компонентам — зимняя одежда имеет утеплитель, например.

Следовательно, повседневная одежда не может быть однородной спортивной в равной мере как зимняя одежда не может быть однородной демисезонной одежде.

В качестве источника ценовой информации таможней использованы сведения о товаре 1, заявленном в ДТ 10013160/230821/0517245: КУРТКИ МУЖСКИЕ ТЕКСТИЛЬНЫЕ, ИЗ ТКАНИ ИЗ ХИМИЧЕСКИХ НИТЕЙ. РАЗМЕР 44/46-60/62, РОСТ 170-188 СМ, ОБХВАТ ГРУДИ 86-134 СМ, ОБХВАТ ШЕИ 39.5-43.5 СМ: КУРТКА ДЛЯ МУЖЧИН, ВЕРХ: 100% ПОЛИЭСТЕР; ПОДКЛАДКА: 100% ПОЛИЭСТЕР; УТЕПЛИТЕЛЬ: 100% ПОЛИЭСТЕР, БЕЗ МЕХА — 3196 СМ. ДОПОЛНЕНИЕ ПРОИЗВОДИТЕЛЬ: "SUMEC TEXTILE & LIGHT INDUSTRY CO., LTD." ТОВАРНЫЙ ЗНАК: GLISSADE АРТИКУЛ: 112064.

Из открытых источников известно, что товары под товарным знаком GLISSADE предназначены для занятия горнолыжным спортом. Следовательно, в любом случае одежда носит строго сезонный характер — зимний. Это же следует из описания сравнимого товара: помимо подкладки, куртка имеет утеплитель. Таким образом, чтобы соответствовать критериям ст. 37 ТК ЕАЭС, сравниваемые товары должны иметь общее назначение (горнолыжный спорт) и соответствовать зимнему сезону. В противном случае сравниваемые товары не способны быть коммерчески взаимозаменяемыми.

Под товаром 1, заявленным Обществом в ДТ ДТ 10013160/070821/0482535, указана группа товаров: КУРТКИ МУЖСКИЕ ИЗ ХИМИЧЕСКИХ НИТЕЙ: ПРОИЗВ.: NINGBO NINGSHING INTERNATIONAL INC., (ТМ): COLIN'S.

При этом, ни одна из позиций (артикулов) не имеет утеплителя. Ввезенные Обществом мужские куртки не являются зимними не предназначены для занятия горнолыжным спортом. Это не спортивные куртки.

Согласно ст. 37 ТК ЕАЭС под однородными товарами понимаются товары, не являющиеся идентичными во всех отношениях, но имеющие сходные характеристики и состоящие из схожих компонентов, произведенные из таких же материалов, что позволяет им выполнять те же функции, что и оцениваемые товары, и быть с ними коммерчески взаимозаменяемыми.

Анализ описания горнолыжной экипировки, выпускаемой под брендом GLISSADE, показывает, что верхняя одежда (мужские куртки) изготовлены с использованием разных специальных технологий, обеспечивающих безопасное занятие горнолыжным спортом, защищающих от травм и переохлаждений. Куртки Colin" s такими функциями (технологиями) не наделены и рассчитаны для повседневного ношения в нормальных условиях при температуре выше нуля.

Общеизвестно, что, при прочих равных, зимняя верхняя одежда имеет более высокую стоимость в сравнении с осенне-весенней или летней в том числе за счет наличия дополнительного компонента, который отсутствует в одежде других сезонов - утеплитель.

Анализ сравниваемых товаров показывает, что они не отвечают критериям однородности, поскольку не состоят из схожих компонентов (у курток Colin's отсутствует утеплитель) выполняют разные функции (куртки Colin's не предназначены для зимнего использования и занятия спортом, включая горнолыжный) и коммерчески не взаимозаменяемы.

Согласно п. 8 "Правил применения резервного метода (метод 6) при определении таможенной стоимости товаров", утвержденных Решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 6 августа 2019 года N 138 при использовании резервного метода на основе цены сделки с однородными товарами в отношении сезонных товаров (верхней одежды, свежих фруктов нового урожая и т.п.) необходимо учитывать время года, сезон, период массового созревания фруктов, время уборки урожая и т.п.

Следовательно, предметы зимней и осенне-весенней одежды не являются однородными друг другу, поскольку не могут быть коммерчески взаимозаменяемыми (ст. 37 ТК ЕАЭС).

Согласно пункту 2 статьи 45 ТК ЕАЭС резервный метод является тем же, что и предусмотренные статьями 39 и 41 - 44 Кодекса, однако, при определении таможенной стоимости в соответствии с настоящей статьей допускается гибкость при их применении.

Гибкость при применении методов определения таможенной стоимости по цене сделки с однородными товарами допускается:

- для определения таможенной стоимости оцениваемых товаров за основу может быть принята стоимость сделки с идентичными или однородными товарами, произведенными в иной стране, чем страна, в которой были произведены оцениваемые товары;

- при определении таможенной стоимости оцениваемых товаров на основе стоимости сделки с идентичными или однородными товарами допускается разумное отклонение от установленных соответственно статьями 41 и 42 Кодекса требований о том, что идентичные оцениваемым или однородные с оцениваемыми товары должны быть проданы для вывоза на таможенную территорию Союза и ввезены на таможенную территорию Союза в тот же или в соответствующий ему период времени, что и оцениваемые товары, но не ранее чем за 90 календарных дней до ввоза на таможенную территорию Союза оцениваемых товаров;

- для определения таможенной стоимости оцениваемых товаров за основу может быть принята таможенная стоимость идентичных оцениваемым или однородных с оцениваемыми товаров, определенная в соответствии со статьями 43 и 44 Кодекса;

- при определении таможенной стоимости оцениваемых товаров в соответствии со статьей 43 Кодекса допускается отклонение от срока, установленного пунктом 3 статьи 43 настоящего Кодекса.

В то же время никакая из вышеперечисленных гибкостей таможенным органом не использована.

Таким образом, по сути, если таможней, для сравнения в качестве однородного товара взят товар, произведенный в той же стране, что и оцениваемый товар, то в действительности таможней применяется не резервный метод определения таможенной стоимости (ст. 45 ТК ЕАЭС), а метод по цене сделки с однородными товарами (ст. 42 ТК ЕАЭС).

При вышеприведенных свойствах сравниваемого товара, не отвечающих критериям однородности с оцениваемым, таможенный орган не учел требования ст. 42 ТК ЕАЭС о сопоставимости условий ввоза товара.

В случае, если такие продажи не выявлены, используется стоимость сделки с однородными товарами, проданными на ином коммерческом уровне и (или) в иных количествах, с соответствующей поправкой, учитывающей различия в коммерческом уровне продажи и (или) в количестве товаров (абз 4 п. 1 ст. 42 ТК ЕАЭС).

При этом, суд отмечает, что товар, заявленный в ДТ 10013160/070821/0482535 (куртки Colin's ввезен на территорию РФ на условиях СРТ МОСКВА.

В то же время товар, заявленный в ДТ 10013160/230821/0517245 (куртки GLISSADE), ввезен на территорию РФ на условиях FOB SHANGHAI.

При этом, как указывает Обществом, маршруты Турция-Москва (СРТ) и Китай-Москва FOB) имеют существенные различия и по достаточно большому расстоянию по отношению друг к другу и по включенным в условия поставок расходов.

Правовая позиция таможни, изложенная в оспариваемом решении и отзыве, выражается в том, что, если пункты назначения находятся на достаточно большом расстоянии друг от друга, то и стоимость доставки до данных пунктов не может быть одинаковая, и необходимо учитывает данный фактор, поскольку в таком случае и цена товаров не может быть одинакова для любого пункта назначения в Российской Федерации. Однако, суд считает, что данный довод не может применяться только в пользу таможни, если он носит объективный характер.

Следовательно, если пункты отправления находятся на достаточно большом расстоянии друг от друга, то и стоимость доставки до общего пункта не может быть одинаковая и цена товара так же не может быть одинакова.

Кроме того, условия FOB используются в случае морских перевозок. Следовательно, для доставки до Москвы товар потребуется перегрузить на сухопутное транспортное средство. Таким образом, для ввоза курток GLISSADE была применена мултимодальная перевозка. Расходы на перевозку и страхование в цену товара не включены, добавляются в порядке ст. 40 ТК ЕАЭС. Состав сопутствующих поставке курток GLISSADE расходов не известны и в дело не представлены.

Следовательно, отсутствует объективная возможность их сопоставления с поставкой проверяемых товаров.

Кроме того, условия СРТ используется в случае сухопутных перевозок и не требует фрахта морского судна. Кроме того, в цену уже включена доставка. В условия СРТ страхование не входит.

При корректировке таможенной стоимости таможенный орган не применил соответствующие поправки, как того требует абз 4 п. 1 ст. 42 ТК ЕАЭС.

При применении резервного метода определения таможенной стоимости на основе сделки с однородными товарами пренебрежение такими поправками в качестве гибкости в ст. 45 ТК ЕАЭС не поименованы, а, следовательно, остаются обязательными.

Если таможенный орган не осуществил необходимых поправок при корректировке таможенной стоимости, то примененная стоимость не может являться достоверной. Согласно подпункту 7 пункта 5 статьи 45 ТК ЕАЭС таможенная стоимость ввозимых товаров по методу 6 не должна определяться на основе произвольной или фиктивной стоимости.

Как один товар декларируются товары одного наименования (фирменного, коммерческого или иного традиционного наименования), которые содержатся в одной товарной партии, отнесены к одному классификационному коду в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС, которые происходят из одной страны (группы стран, таможенного союза стран, региона или части страны) либо происхождение которых неизвестно, к которым применяются одинаковые меры таможенно-тарифного регулирования, запреты и ограничения, меры защиты внутреннего рынка (п.6 Порядка заполнения декларации на товары, утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 20 мая 2010 г. N 257).

Согласно графе 31 таможенной декларации и дополнению к ней, под Товаром 1 обобщена группа товаров: КУРТКИ МУЖСКИЕ ИЗ ХИМИЧЕСКИХ НИТЕЙ разных моделей (артикулов) и с разным составом материала.

При применении резервного метода (метод 6) не допускается использование усредненных ценовых данных в отношении обобщенных групп товаров (п. 16 "Правил применения резервного метода (метод 6) при определении таможенной стоимости товаров", утвержденных Решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 6 августа 2019 г. N 138).

Таким образом, суд считает, что применяя названный источник информации, таможней использованы усредненные ценовые данные в отношении обобщенной группы товаров — КУРТКИ МУЖСКИЕ ИЗ ХИМИЧЕСКИХ НИТЕЙ, что прямо запрещено п. 16 Правил.

Как указывает таможенный орган, Обществом в таможенные органы представлен прайс-лист на условиях СРТ RF, что является существенным препятствием для применения заявленного (первого) Обществом метода определения таможенной стоимости в отношении одного товара из шести, заявленных в таможенной декларации.

Следовательно, для других пяти товаров это обстоятельство не стало препятствием для применения первого метода, что, как указывалось выше, не может быть обосновано таможенными правилами.

Вместе с этим, таможней представлены материалы проверки, в которых имеется прайс-лист на условиях СРТ Москва (т. д. 2 л.д. 1 -8) и его перевод (т. д. 2 л.д. 28-36).

Этот факт свидетельствует или о том, что таможней материалы проверки были исследованы не полностью.

При заявлении довода о необходимости представления прайс-листа, являющегося публичной офертой, таможенный орган в отзыве на заявление ссылается на определение Верховного суда Российской Федерации от 11.03.2022 года N 305-ЭС22-808 по делу N А40-249322/2020.

Между тем вышеуказанный довод таможенного органа отклоняется судом, так как не имеет отношения к рассматриваемому делу, поскольку обстоятельства, приведенные в судебном акте, на который ссылается таможенный орган, не имеют ничего общего с прайс-листом, являющимся публичной офертой.

Довод таможенного органа о том, что отрицательное сальдо в ведомости банковского контроля является препятствием для применения заявленного (первого) Обществом метода определения таможенной стоимости противоречит материалам дела в силу следующего.

Спорный товар был представлен к таможенному оформлению 27 августа 2021 года. Ведомость банковского контроля (т.д. 2 л.д. 82-85) представлена таможенному органу в октябре 2021 года, уже актуализированная на этот период.

При этом, как обоснованно указывает заявитель, в период с августа по октябрь Общество ввезло несколько товарных партий, по итогам которых отрицательное сальдо могло образоваться, что допускается условиями контракта.

Таким образом, с учетом условий контракта, положительное или отрицательное сальдо ведомости банковского контроля не способно свидетельствовать о невозможности применения первого метода определения таможенной стоимости одного товара в ДТ, в которой заявлено шесть товаров, ввезенных в составе одной товарной партии.

Таможенный орган в своем отзыве ссылается на решение арбитражного суда города Москвы по делу N А40-285994/2021 с цитатой об отсутствии контракта и различии подписей на контракте и спецификации.

В то же время данные доводы противоречат материалам дела, в которых имеется копия контракта с печатями и подписями сторон.

Между тем, таможенный орган, без почерковедческой экспертизы усомнившись в подписях на документах и предполагая в этой связи отсутствие подтверждения факта сделки, не учитывает следующее.

Согласно ст. 23 Венской конвенции договор считается заключенным в момент, когда акцепт оферты вступает в силу в соответствии с положениями настоящей Конвенции. Исходя из смысла статьи 18 Конвенции любое поведение адресата оферты, выражающее согласие с офертой, является акцептом.

В силу пункта 8 статьи 111 ТК ЕАЭС с момента регистрации таможенная декларация становится документом, свидетельствующим о фактах, имеющих юридическое значение.

Следовательно, указание в таможенной декларации товара в ассортименте и стоимостью соответственно документам (инвойс и оплата) само по себе не могут пониматься иначе как согласие с офертой, выраженной при отсутствии спора в исполнении обязанности покупателя принять товар, указанной в статье 60 Венской конвенции. (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27 августа 2020 года по делу N А40-40043/20; постановление Девятого арбитражного апелляционного суда 09 июня 2021 года по делу N А40-185550/2020).

Контракт 2019/I/AL-2 от 22.10.2019. по своему содержанию соответствует определению для рамочных договоров, указанному в ст. 429.1. ГК РФ. Так, Контракт содержит открытые условия, которые были конкретизированы и уточнены сторонами в порядке, установленном его условиями.

Следовательно, вывод таможенного органа об отсутствии документального подтверждения факта сделки с ввозимыми товарами при таких обстоятельствах ошибочен.

Кроме того, таможенный орган установил отсутствие существенных условий договора в отношении товара N 1, заявленного в ДТ, однако в отношении остальных товаров, указанных в тех же документах, это обстоятельство не установлено — существенные условия имеются и якобы расхождения подписей не оказывают никакого влияния на возможность применения первого метода определения таможенной стоимости.

Таким образом, учитывая изложенные обстоятельства суд приходит к выводу о том, что оспариваемое решение таможни является незаконным.

Вышеизложенная правовая позиция поддержана постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 16 июня 2022 г. N 09АП-32636/2022 по делу N А40-285994/21.

При этом судом изучены доводы, изложенные в отзыве таможенного органа, однако, отклонены как противоречащие материалам дела и основанные на неверном толковании действующего законодательства.

В соответствии с ч. 2 ст. 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

Учитывая вышеизложенное, требования заявителя подлежат удовлетворению.

В соответствии со ст. 110 АПК РФ судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

Таким образом, расходы по оплате государственной пошлины подлежат взысканию с Московской областной таможни в пользу ООО "ЮНАЙТЭД ТРЭЙДИНГ".

Руководствуясь ст. ст. 29, 65, 71, 75, 110, 167- 170, 176, 198-201 АПК РФ, суд

 

РЕШИЛ:

 

Проверив на соответствие таможенному законодательству, признать незаконным решение Московской областной таможни от 29.11.2021г. о внесении изменений в сведения, заявленные в декларации на товары N 10013160/270821/0526915.

Обязать Московскую областную таможню в течение месяца со дня вступления решения суда в законную силу устранить допущенное нарушение прав ООО "ЮНАЙТЭД ТРЭЙДИНГ" в установленном законом порядке.

Взыскать с Московской областной таможни в пользу ООО "ЮНАЙТЭД ТРЭЙДИНГ" расходы по госпошлине в размере 3000 рублей.

Решение может быть обжаловано в течение месяца со дня его принятия в Девятый арбитражный апелляционный суд.

 
Судья:
А.Б. Полякова
  • Документ полезен?
    0 m n 0
  • '
Комментарии
Добавить комментарий
Зарегистрированным пользователям доступна история комментариев и получение уведомления об ответах на них. Пройдите авторизацию или зарегистрируйтесь
Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.
Нет комментариев
Мы будем рады любым предложениям и замечаниям по работе и содержанию сайта www.alta.ru.
Помогите нам стать лучше!
Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен. Форма верифицируется сервисом Yandex SmartCaptcha