Горячая линия:
Москва
Центральный офис:
Контакты Дилеры

За границей ждут российские колбасы, печенье и тушенку

Дмитрий Сергеевич Булатов, Президент Национального союза экспортеров продовольствия

Российское Правительство возлагает большие надежды на развитие экспортного потенциала отечественного АПК. Так, в нынешнем году в стране ожидается рекордный урожай пшеницы. Также смотрят на зарубежные рынки производители сахара. Амбициозные планы по существенному увеличению объемов экспорта заявляют производители мяса. Однако, как утверждает глава Национального союза экспортеров продовольствия Дмитрий Булатов, не на эти товары надо делать ставки, развивая экспорт. Продавать за рубеж целесообразнее продукцию пищевой промышленности — чтобы оставлять добавленную стоимость произведенного продукта в стране.

— Вы считаете реальными планы российских агрокомпаний по существенному увеличению экспорта своей продукции?

Д. Булатов: Честно говоря, мне удивительна шумиха вокруг экспорта того же сахара или мяса. Сахар занимает менее половины процента в общем объеме экспорта российского продовольствия. Мяса мы экспортируем всего на $100 млн — и птицы, и говядины, и свинины. Да, за последний год объем его экспорта увеличился в два раза. Но всё равно это капля в общем объеме вывозимого продовольствия.

Зато мы обходим вниманием продукцию нашей переработки, например великолепные российские колбасы, которые мы, кстати, экспортируем тоже на $100 млн. Но об этом почему-то молчат. Наши мясокомбинаты как-то не проявляют должной активности и не выступают единым фронтом, как крупные производители мяса.

— Вы считаете, не надо увеличивать объемы экспорта мяса?

Д. Булатов: Одно другому не мешает. Увеличивать надо объемы экспорта любой продукции. Вопрос в другом: почему, когда речь заходит об экспорте продовольствия, мы в первую очередь говорим об экспорте сельхозсырья, а не переработанной продукции? Ведь, перерабатывая то же зерно или мясо внутри страны, мы оставляем добавленную стоимость здесь, мы обеспечиваем рабочие места, мы платим налоги. Любая страна стремится закупить на стороне сырье и переработать его у себя.

— Может, для экспорта готовой продукции существуют другие препятствия?

Д. Булатов: Такие же — у всех стран разные государственные стандарты. Но, например, многие наши мясокомбинаты выпускают продукты не по российским ГОСТам, а по международным стандартам и вполне могут уже сейчас проникать на рынки других стран. Но эту продукцию нужно активно продвигать.

Кроме внешних, существуют внутренние препятствия для развития экспорта — длительное и слишком усложненное таможенное оформление, долгий возврат экспортного НДС и т.д. Крупным компаниям НДС возвращается своевременно — в течение двух недель. Страдает основная масса мелких и средних предприятий, которые только начинают выходить на внешние рынки. Им проще продать товар в соседнюю область, чем двигать его на экспорт. Поскольку в этом случае часть вложенных средств вернется к вам очень нескоро. И экспорт становится попросту невыгодным.

— У нас вроде бы разработана программа поддержки экспорта агропродовольственной продукции.

Д. Булатов: У нас политика поддержки экспорта агропродовольственной продукции еще формируется. Проект закона о поддержке экспорта находится в Госдуме уже год. В Минсельхозе в соответствии с поручением президента разрабатывается подпрограмма развития экспорта. И предполагается, что средства на нее будут выделяться уже в следующем году. По некоторым данным, на эти цели будет заложено порядка 1,5 млрд рублей. При том, что экспорт продовольствия в прошлом году составил $16 млрд, этих денег, конечно, очень мало. И, главное, непонятно, на что они будут выделяться — на экспорт сырья или готовой продукции?

— И что вы предлагаете?

Д. Булатов: Тот проект подпрограммы, который вынесен на обсуждение, явно был сыроват даже для первого обсуждения. Отсутствуют четко расставленные цели, приоритеты. Не изложены все инструменты поддержки экспорта. Это ведь ключевые моменты.

Очевидно, что целью политики в области экспорта продовольствия должно быть раскрытие экспортного потенциала нашего АПК. А задача — вывести на внешний рынок основную массу предприятий, которые выпускают переработанную продукцию.

— Ваши предложения содержат некие меры нефинансовой поддержки. Вы считаете, что выставки эффективнее денежных субсидий?

Д. Булатов: Финансовые инструменты понятны — это льготные кредиты, льготное страхование и налогообложение. А вот нефинансовые требуют меньше расходов из госбюджета. Но эффект дают гораздо больший, как показывает практика других стран.

Если сейчас какой-нибудь агрохолдинг посещает две-три выставки в год, с государственной поддержкой мог бы посетить 10 выставок и продемонстрировать свою продукцию в 10 странах.

Потом, у нас всего одна форма поддержки выставочной деятельности — субсидии на один квадратный метр выставочной площади. А в других государствах это целый спектр мер — начиная от разработки макетов стендов, доставки образцов, погашения транспортных расходов, подведения коммуникаций к стенду и заканчивая проведением рекламных акций.

Необходимо продвижение наших товаров с помощью каталогов, справочных материалов, специализированных экспортных изданий. В Америке, например, есть журнал American Taste. Издается он в Японии, на японском языке и рассчитан на продвижение американского продовольствия в Японии. Финансируется выпуск таких изданий не самими экспортерами, а правительством.

Другая форма нефинансовой поддержки — исследования рынков. У нас их предприятия производят за свой счет. А их зарубежные коллеги пользуются поддержкой государства.

— Допустим, закон приняли и подпрограмму утвердили. Какую продукцию вы рекомендовали бы к экспорту?

Д. Булатов: Перспективная к экспорту готовая продукция — мука, печенье, колбасы, мясные и рыбные консервы, молочные продукты, соковая продукция и даже мороженое.

Конечно, у нас есть климатическое преимущество, чтобы быть мировым лидером по экспорту зерна, и в первую очередь пшеницы. Однако еще недостаточно проработана возможность экспорта ржи и гречихи. Но если пшеница известна во всех странах мира, то про ржаной хлеб мало где знают. Соответственно нужна очень большая работа по продвижению. Гречиха не во всех странах востребована. Скажем, японцы не будут есть нашу гречневую кашу. Но у них есть лапша, изготовленная из гречневой муки. Так что даже рынок Японии для нашей гречихи может оказаться довольно перспективным. Беда в том, что мы пока эти рынки даже не прорабатывали и не знаем, какой у нас экспортный потенциал. При этом экспорт продукции пищевой промышленности по стоимости уже сравнялся с экспортом сельхозпродукции и составляет сейчас 8% всего нашего несырьевого экспорта.

Комментарии
Мы будем рады любым предложениям и замечаниям по работе и содержанию сайта www.alta.ru.
Помогите нам стать лучше!