25 лет успешной работы!
Горячая линия:
Москва
Центральный офис:
Контакты Дилеры
Альта-Софт
 
Статьи

В. Никишина: ЕАЭС и «Шелковый путь» – не конкуренты, а партнеры

В. Никишина: ЕАЭС и «Шелковый путь» – не конкуренты, а партнеры
Фото: ЕЭК
Министр Евразийской экономической комиссии Вероника Никишина о сотрудничестве Евразийского экономического союза и проекта «Шелковый путь» в интервью Sputnik.
12 сентября 2017 г.

Это даже идеологически разные структуры, но от их сопряжения все участники могут получить весомую пользу, считает министр ЕЭК.

Что выгоднее Армении, Беларуси, Казахстану и Кыргызстану — самостоятельно заключать торговые соглашения с третьими странами или ориентироваться на переговоры, которые ведет ЕАЭС? Конкурирует ли китайский проект «Экономический пояс шелкового пути» с союзными интеграционными инициативами? На вопросы Sputnik отвечает Вероника Никишина, член Коллегии (министр) по торговле Евразийской экономической комиссии.

Не секрет, что в странах — членах ЕАЭС на уровне обывателей Россия воспринимается как локомотив, роль которого — стимулировать развитие и финансировать другие страны — члены союза. Но когда Китай активизировал работу по двустороннему сотрудничеству с Казахстаном, Кыргызстаном, Беларусью, Арменией многие стали воспринимать китайский «Экономический пояс шелкового пути» как альтернативу объединению в рамках ЕАЭС. В связи с этим принципиально важен вопрос: насколько эти интеграционные проекты можно считать конкурирующими?

— ЕАЭС — классическое интеграционное объединение, которое строится по принципу свободы перемещения товаров, услуг, финансов и рабочей силы. И развитие идет в направлении максимального облегчения взаимоотношений друг с другом и извлечения максимальных выгод от такого объединения.

А в «Шелковом пути» заложена совершенно другая философия. Это не интеграционный проект, это набор инициатив по взаимовыгодному сотрудничеству и развитию различных проектов между Китаем и другими странами, в том числе — и пятью странами Союза, и ЕАЭС в целом.

То есть даже идеологически это принципиально разные структуры. Потому неправильно говорить о конкуренции, можно говорить о взаимном дополнении интересов, которые извлекает каждый из участников из участия в ЕАЭС и одновременно — в проекте «Пояс».

Наши страны извлекают выгоду от углубления интеграции, повышения благосостояния за счет объединения. И каждая абсолютно логично ищет пути сотрудничества с третьими странами, в том числе — и с Китаем. Капиталовложения Китая, например, в развитие инфраструктуры, или в какие-то производства в странах нашего Союза, на наш взгляд, дополняют выгоды, потому что повышают благосостояние каждой из стран.

Не секрет, что инфраструктура, в том числе транспортная, в наших странах устарела, она требует модернизации. Поэтому использование и национальных средств, и средств партнеров, и средств Китая на развитие инфраструктуры — абсолютно логичная выгода.

— О возможности сопряжения проектов ЕАЭС и «Пояс» на высшем уровне было заявлено еще в 2015 году. Есть какие-то конкретные результаты в этом процессе?

— Да, конечно. От момента политического объявления о сопряжении прошло всего два года с небольшим, но за это время удалось достичь заметных успехов.

Сопряжение идет в двух плоскостях. Первая плоскость — это регуляторика. Надо понимать, что у ЕАЭС и Китая нет никакой регуляторной базы. Отношения каждой из наших стран с Китаем строятся по уже сложившимся нормам, но у Союза в этих отношениях правовой базы еще нет.

Формирование базы в виде соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве — первый результат, о котором можно говорить. Мы продвинулись в переговорах по соглашению достаточно далеко. Боюсь говорить о сроках, чтобы не сглазить. Но у нас есть основания полагать, что при наличии доброй воли обеих сторон мы уже скоро можем подойти к завершению процесса.

Вторая часть — это непосредственно сами проекты, для которых создается регуляторика.

Здесь тоже развернута работа, как на национальных, так и на наднациональном уровнях, по идентификации и кое-где уже реализации проектов, представляющих совместный интерес. В основном это инфраструктура, есть и производство. Пока, скорее, это все-таки двусторонние контакты, например, вложения Китая в «Великий камень» в Беларуси.

В инфраструктурных проектах больше просматривается совместный интерес всех стран Союза. У нас формируется банк данных таких проектов, и в соглашение мы закладываем раздел, который будет стимулировать реализацию конкретных инициатив сотрудничества в самых разных сферах.

— Реализуя проект «Пояс», Китай приходит в страны как инвестор. И его принимают с распростертыми объятиями. Есть ли у России необходимость и способы повысить привлекательность ЕАЭС для участников Союза?

— Мне представляется, что никогда не следует останавливать работу по повышению привлекательности как страны, так и Союза в целом.

Но давайте подумаем: что такое привлекательность? Привлекательным интеграционное объединение становится тогда, когда каждый житель извлекает выгоды из участия в этом объединении через повышение своего благосостояния.

Почему все стремились в Евросоюз? Потому что качество жизни улучшалось, а «бесшовность» перемещения внутри ЕС стимулировала повышение этого благосостояния.

Повышать привлекательность нашего Союза можно разными способами. Прямым — в виде вливания денег. Но это очень лобовой и примитивный вариант. В первую очередь обыватели должны получать ощущение выгоды от функционирования Союза. А это как раз и происходит за счет устранения барьеров, получения прибыли, свободного доступа к рынкам друг друга.

— Коль скоро мы заговорили о свободном доступе — насколько на территории ЕАЭС реализован принцип «четырех свобод» — свободного перемещения товаров, услуг, рабочей силы и капитала?

— В разных аспектах — разный прогресс. Наиболее полно, хотя, конечно, не на 100%, он реализован в перемещении товаров.

Еще на стадии Таможенного союза были сняты все таможенные границы. Много барьеров было устранено, но при этом есть определенные изъятия — например, рынок алкоголя и табака. В целом по товарам работа не останавливается. Наша «Белая книга» по барьерам сконцентрирована в основном на области товаров.

Рынки услуг более закрыты, чем рынки товаров, но тем не менее, и здесь есть прогресс. Установлены сроки, когда мы должны переходить от национальных рынков к общему, разработана «дорожная карта» создания общего рынка услуг.

С перемещением рабочей силы проблем никаких нет, есть нюансы. Например, взаимное признание дипломов, или единая система пенсионного обеспечения. Это дополнительные нюансы, не связанные напрямую с перемещением, и их решение сделает неощутимым для каждого жителя, в какой стране Союза он живет и работает.

Ведется активное обсуждение перехода к единому финансовому рынку. Пока этот наименее определенный аспект — один из приоритетов нынешнего состава Коллегии.

— Возвращаясь к теме сопряжения «Пояса» и ЕАЭС: что более всего мешает прогрессу?

— С точки зрения подходов проблем нет. И мы, и китайские партнеры одинаково понимаем, что это должен быть процесс со взаимным выигрышем, направленный на экономическое развитие.

Комментарии
Добавить комментарий
Добавить
Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.
Нет комментариев
Мы будем рады любым предложениям и замечаниям по работе и содержанию сайта www.alta.ru.
Помогите нам стать лучше!
Страница: Статьи

Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.