25 лет успешной работы!
Горячая линия:
Москва
Центральный офис:
Контакты Дилеры
Альта-Софт
 
Мнение эксперта

Таможенные платежи – основные новеллы в ТК ЕАЭС

Таможенные платежи – основные новеллы в ТК ЕАЭС
Елена Николаевна Бричева, начальник отдела департамента таможенного законодательства и правоприменительной практики, ЕЭК
28 ноября 2017 г.

Стенограмма выступления Е.Н. Бричевой на конференции «Таможенный кодекс ЕАЭС – новые правила для всех», организованной газетой «Коммерсантъ», Москва, 03 ноября 2017 г.

Остановлюсь для начала на тех вопросах, которые удалось урегулировать в кодексе. Когда велась работа над Таможенным кодексом опирались на такие моменты как кодификация, автоматизация, сокращение национального сегмента, учет международного опыта и международных обязательств государств - членов Союза. Но надо сказать, что кодекс не был бы тем, каким мы его видим сейчас, если бы в работе не учитывалась та правоприменительная практика, которая сложилась в рамках действующего законодательства, так как в общем-то все эксперты приходили на переговорную площадку со своими вопросами и наболевшими проблемами. Это не только представители бизнеса, но и таможенные органы, и иные госорганы. Поэтому без учета этого мнения мы, наверное, не получили бы тот документ, который есть сейчас. Как нам представляется, многие вопросы, которые сейчас избегают в практической деятельности (и становятся поводами для споров с таможенными органами), нам удалось в определенном смысле урегулировать (по крайней мере те, которые поднимались на переговорной площадке). 

Когда мы вели работу над Таможенным кодексом, то мы попытались проанализировать, почему возникают те или иные проблемы в правоприменении. Мы выявили для себя три момента. Первая проблема – это либо отсутствие правового регулирования каких-то аспектов, либо чересчур лаконичное регулирование этих аспектов. Вторая проблема – это противоречие норм кодекса и некоторых норм национального законодательства. В той части, в которой те или иные аспекты не регулировались кодексом, то в этой части начинало работать национальное законодательство. Здесь некоторые аспекты вступали, если не в противоречие, то в некоторое неоднозначное понимание и толкование. Ну и третий момент – это чисто субъективный фактор, который кодексом не закрыть. Что касается первых двух причин, то, на наш взгляд, их удалось урегулировать. 

В частности, что удалось сделать? Говоря о такой проблеме, как лаконичность норм, я бы привела в качестве примера вопросы применения специальных антидемпинговых компенсационных пошлин. Напомню, что действующая норма семидесятой статьи говорит нам лишь о том, что эти пошлины взимаются в порядке аналогично взиманию ввозных таможенных пошлин. Соответственно, встает масса вопросов. Например (в качестве самого простого вопроса), при помещении товаров под процедуру временного ввоза, как известно, уплачивается, при частичном освобождении, 3% от суммы пошлин и налогов, которые подлежат уплате при выпуске. А специальные антидемпинговые компенсационные надо взимать в таком же порядке или нет? Понимая специфику самих этих пошлин, ответ очевиден, что нет. Однако, законодательно это нигде не прописано. Поэтому в новом кодексе появляется целая глава, посвященная вопросам применения специальных антидемпинговых компенсационных пошлин, в которой все такого рода моменты и аспекты урегулированы. 

Более того, урегулированы вопросы в применении таможенных процедур. В каждой из глав появляются вопросы возникновения и прекращения обязанностей по уплате этих особых пошлин, появляются аспекты «а когда же возникает срок уплаты». Опять же, все эти аспекты увязаны в первую очередь со спецификой их установления и с целью их установления. 

Вторая проблема, на которой тоже сконцентрировались при работе над кодексом – это возможность уплаты авансовых платежей. Вы зададите мне вопрос: «А какие же здесь были проблемы?». Возможно, особых проблем не было, кроме как некоторого неудобства работы, когда нужно было уплачивать платежи как минимум двумя платежными поручениями. Но здесь была жаркая дискуссия со сторонами, когда готовилась правовая база еще Таможенного союза, кодекса Таможенного союза, Соглашения о зачислении и распределении ввозных таможенных пошлин. Стороны (Казахстан и Беларусь) высказали определенное опасение на предмет того, что механизм не очень прозрачен и не очень понятен. И в кодекс Союза соответствующая норма о возможности уплаты авансовых платежей в счет уплаты ввозных пошлин не вошла. Дальше она нашла отражение сначала в Соглашении о зачислении и распределении ввозных пошлин, а затем в соответствующем протоколе в Приложении к Договору о Евразийском экономическом союзе. Почему мы считаем, что теперь установленная новым кодексом возможность использования авансовых платежей в счет уплаты ввозных пошлин принципиально важна? Потому что насколько мы видим, все последующее администрирование платежей (то, как это прописывается в проекте федерального закона «О таможенном регулировании») базируется именно на институте авансовых платежей, и это позволит избежать большого количества вопросов, в том числе и с возвратом таможенных платежей. 

Я не могу не прокомментировать тему о возврате, так как она была чрезвычайно острой. И сейчас эта тема пока еще остается очень острой, особенно в РФ (почему-то в других странах таких проблем не возникало). В чем мы видим противоречие, которое приводит к таким проблемам, которые возникают, и к обжалованию в части обжалования таможенных платежей. Первый аспект связан с тем, что на сегодня Таможенный кодекс Таможенного союза регулирует вопросы только возврата излишне уплаченных и излишне взысканных платежей, не вспоминая о том, что есть и другие случаи, когда платежи подлежат возврату. Это и возвраты после помещения товаров под процедуру экспорта или импорта; это ошибочные уплаты; это возвраты невостребованных денежных средств и т.д. Так вот, в новом Таможенном кодексе очень четко определили все те случаи, когда платежи подлежат возврату. Второй момент, который был причиной всех споров – это необходимость внесения изменений в декларацию на товары для цели возврата (или в другой документ, в котором исчислялись таможенные платежи). Были очень жаркие дискуссии, по итогам которых мы пришли к выводу, что, наверное, проблема не в оспаривании самого факта, что нужно внести изменение в декларацию, а в оспаривании той процедуры, которая существует и разрыв двух процедур – процедуры возврата таможенных платежей и процедуры внесения изменений в декларацию на товары. Хотя, если мы вернемся во времена до создания Таможенного союза, в те времена, когда в РФ институт внесения изменений в декларацию на товары не был реализован, то увидим, что таможенные органы для того, чтобы осуществить возврат излишне уплаченных/излишне взысканных платежей делали все тоже самое, что и предусматривает нынешнее законодательство, за исключением одного момента – не оформляли факт внесения изменения в декларацию на товары в виде корректировки декларации на товары. Все остальное (проверка оснований для возврата, проверка тех сведений, которые влекут возврат таможенных платежей) конечно же проводилось, и укладывалось в один месяц. Сейчас возникла ситуация, когда разрыв этих двух процедур, плюс к этому добавим, что внесение изменений в декларацию на товары осуществляется по результатам таможенного контроля, регулирование которого в определенной степени отнесено к национальному законодательству (в частности мы с вами сталкиваемся с неустановленным сроком проведения камеральной проверки, которая зачастую проводится для того, чтобы подтвердить те сведения, которые требуется скорректировать). Вот в этом возникла проблема нестыковки двух процедур. В кодексе договорились и установили, что, хотим мы этого или нет, но возврат излишне уплаченных/излишне взысканных платежей должен производится при условии внесения изменений в декларацию на товары. Так как в этих жарких дискуссиях появилось обещание Комиссии внести соответствующие правки и в порядок внесения изменений в декларацию на товары, то мы это обещание выполнили, и было принято Решение № 46 Евразийской экономической комиссии, которое определило, что заявление на внесение изменений в декларацию на товары может одновременно рассматриваться в качестве заявления на возврат при условии, что оно содержит те сведения, которые в соответствии с национальным законодательством необходимы для возврата таможенных платежей.  

Еще один чрезвычайно важный аспект, на наш взгляд, специфика которого сложилась в РФ – это определение круга плательщиков таможенных платежей, определение круга лиц, которые несут солидарную обязанность с декларантами, в какой степени и когда они должны нести солидарную обязанность и, самое главное, в каких ситуациях эти лица должны исполнять эту обязанность. Конечно, основная проблема возникает во взаимоотношениях декларанта и таможенного представителя. В тех случаях, когда таможенная операция совершается таможенным представителем, он (и сейчас, и в соответствии с новым кодексом) несет с предоставляемым лицом солидарную обязанность по уплате таможенных платежей. Далее встает вопрос о том, что, если наступают какие-то обстоятельства, которые влекут необходимость уплаты таможенных платежей, то всегда ли таможенный представитель должен отвечать по долгам декларанта? Для нас было очевидно с самого начала работы над кодексом (если быть точнее, то даже и до работы над кодексом Союза такого рода поправки были подготовлены еще на площадке той рабочей группы, которая работала под руководством А.Ю. Бельянинова, первый, так называемый, протокол), что есть ситуации, когда таможенный представитель не может и не должен влиять на те события, которые могут повлечь взыскание таможенных платежей. Например, если платежи подлежат уплате из-за того, что нарушены условия таможенной процедуры. Очевидно, что таможенный представитель на эти ситуации повлиять не может. Или, когда таможенные платежи подлежат уплате в связи с нарушением ограничений по пользованию или распоряжению товарами, в отношении которых предоставлены льготы по уплате платежей, или, когда декларанту предоставлена отсрочка/рассрочка по уплате таможенных платежей. Ровно эти три случая в кодексе были определены как случаи, когда таможенный представитель не должен исполнять эти обязанности. Он вправе уплатить, это право у него есть, но обязанность такая на него уже не возлагается, несмотря на то, что он несет солидарную обязанность по уплате таможенных платежей. Соответственно, мы предполагаем, что в этой части споров уже не должно быть. 

О всех ли случаях мы договорились? К сожалению, не обо всех. На переговорной площадке обсуждались и иные ситуации, которые могут возникнуть, когда таможенный представитель не должен исполнять обязанность, несмотря на то, что он несет ее в солидарном порядке. Договорились о том, что с учетом национальной специфики в законодательствах государств - членов Союза такие случаи могут быть установлены дополнительно. 

Еще один момент, на который обращу внимание, возможно, не столько связан с платежной частью, сколько с связан с некоторыми иными аспектами. В кодексе меняются нормы, которые вообще определяют то, что вообще является объектом обложения таможенными пошлинами и налогами. Сейчас, в действующем кодексе – это только товары, перемещаемые через таможенную границу. Мы с вами прекрасно понимаем, что это и товары, которые образовались в рамках применения таможенных процедур (таких, как переработка или свободная таможенная зона). Как следствие, появляются четкие нормы, которые говорят о том, что в отношении таких товаров, вероятно, таможенная стоимость не может определяться в общеустановленном порядке, то есть в порядке, который установлен для ее определения, когда товар только впервые ввозится, и появляется компетенция Комиссии на установление особенности определения таможенной стоимости для таких товаров и для таких случаев. Точно так же как и появляется компетенция Комиссии, направленная на единообразное применение норм кодекса в части определения таможенной стоимости. Здесь тоже, наверное, есть определенный шаг вперед, потому что мы с вами говорим о едином таможенном регулировании, а это значит, что все правила должны в государствах - членах Союза применяться одинаково. Нам не удалось добиться компетенции Комиссии и получить эту компетенцию по всем вопросам. То, что появилась такая компетенция по принятию актов в целях единообразного применения положений, связанных с таможенной стоимостью, с классификацией товаров и с некоторыми аспектами возникновения и прекращения обязанностей по уплате платежей, мы видим существенный шаг вперед. Этот шаг должен обеспечить, во-первых, единообразное применение норм законодательства в пяти государствах, но и, во-вторых, должен обеспечить единое понимание тех правил, которые установлены в кодексе как для бизнеса, так и для таможенных органов. 

Не могу не сказать и о некоторых моментах, которые были урегулированы в части применения таможенных платежей в рамках таможенных процедур. Это как раз те моменты, которые являлись предметами в том числе и судебных разбирательств. В качестве примера я приведу в первую очередь таможенную процедуру переработки вне таможенной территории. Здесь два момента. Первый момент – это то, что же все-таки является базой для исчисления таможенных платежей, что есть стоимость операций по переработке и что она должна в себя включать. Новый Таможенный кодекс совершенно однозначно говорит о том, что это и расходы, понесенные на совершение таких операций по переработке либо ремонту товаров, и, плюс к этому, это те иностранные товары, которые были использованы для совершения таких операций, если они не были включены в стоимость самих операций по переработке или по ремонту. Дальше понятным образом определяется база для исчисления платежей, и становится понятно, что в нее включать, а что не включать. Второй момент – это момент, связанный с ремонтом тех товаров, которые ранее были ввезены со льготами по уплате платежей. Если они вывозятся на ремонт (такое право есть и сейчас), то нужно или нет исчислять платежи от этой стоимости операции по переработке? На сегодняшний день существуют определенные споры в части. Одни говорят, что по статье 262 ТК ТС совершенно точно нужно взимать платежи, а другие говорят: «нет, эти товары освобождаются, поэтому не нужно». Чтобы в дальнейшем таких споров не было, в Таможенном кодексе ЕАЭС прямо установили, что если условия применения льгот не нарушены, то и платежи со стоимости операции по переработке взиманию не подлежат. Вместе с тем, если будут нарушены условия применения льгот, то будет подлежать уплате и то, от чего были освобождены при первоначальном ввозе, и те платежи, которые были исчислены со стоимости операции по переработке. Еще одна таможенная процедура, на которой остановлюсь очень коротко. Буквально три момента, которые урегулировали. Мне казалось, что процедура выпуска для внутреннего потребления с точки зрения споров и возможных вопросов самая простая. Оказалось, что нет. Сложность возникает в тех ситуациях, когда мы имеем выпуск до подачи декларации на товары. Действующая статья 197 ТК ТС, которая содержит в себе и особенности выпуска и особенности, связанные с платежами, не учитывает, к сожалению, то, что речь при выпуске до подачи может идти не только о процедуре выпуска для внутреннего потребления, но и о иных процедурах. В статье 120 нового кодекса, которая посвящена выпуску до подачи, вы ни слова не найдете о платежах. Все эти нормы определены в статьях, которые регулируют возникновение и прекращение обязанностей по уплате платежей в тех процедурах, под которые товары могут помещаться с применением выпуска до подачи декларации на товары. Там уже очень четко, в зависимости от того, о какой процедуре мы говорим, прописаны все особенности возникновения обязанностей и тех моментов, когда она подлежит исполнению. Точно так же, как в процедуре выпуска для внутреннего потребления, урегулировали вопросы, связанные с применением льгот по уплате платежей более четко, моменты возникновения и прекращения обязанностей, а также (для РФ это, возможно, не очень актуально) вопросы применения сниженных ставок, ставок, ниже ЕТТ. 

Рассказав все это, на что я хотела обратить ваше внимание. Это, конечно, не все случаи, где удалось найти развязки и исключить вопросы в правоприменении. Их несколько больше. Я сделала акцент на тех нормах, которые в первую очередь связаны с таможенными платежами, потому как именно в этой части, как правило, возникают разного рода споры. Мне бы хотелось, чтобы вы поняли для себя, что кодекс действительно регулирует ряд моментов, которые на сегодняшний день остаются спорными. Мы предполагаем, что со вступлением в силу кодекса большое количество вопросов, которые сегодня могут служить поводом для споров с таможенными органами, будут исключены из этого списка. Будут ли появляться другие споры? Наверное, жизнь настолько многообразна, что предусмотреть все возможные развития событий законодательства крайне сложно. Поэтому уже сейчас мы не исключаем того, что рано или поздно в кодекс будут вноситься изменения. Они будут вноситься с учетом той правоприменительной практики, которая будет складываться с 1 января 2018 года. Надеемся, что с этого момента кодекс вступит в силу. 

Комментарии
Добавить комментарий
Добавить
Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.
Нет комментариев
Мы будем рады любым предложениям и замечаниям по работе и содержанию сайта www.alta.ru.
Помогите нам стать лучше!

Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.