Горячая линия:
Москва
Центральный офис:
Контакты Дилеры
Альта-Софт
 
Мнение эксперта

Споры по классификации товаров 

Споры по классификации товаров 
Александр Анатольевич Косов, к.ю.н., адвокат, руководитель практики таможенного и внешнеторгового регулирования, партнёр, Пепеляев Групп 
16 апреля 2018 г.

Стенограмма выступления А. А. Косова на XIV Ежегодной конференции АЕБ «Таможня и Бизнес – 10 шагов навстречу».

Добавлю несколько слов по предыдущему вопросу. С точки зрения «по одному контракту», в Кодексе действительно написано, что такое ограничение может быть установлено на национальном уровне. Насколько я знаю, в законопроекте прямо это не написано. Это вытекает из трех норм. Ассоциация европейского бизнеса поддержала инициативу наших коллег с тем, чтобы обратиться с этой проблемой дальше, возможно, в Госдуму и там решить этот вопрос. Мы видим практическую необходимость в отсутствии такого ограничения. Если его установить, то это ведет не к тому, что вы не будете заниматься этим бизнесом, а просто у вас будет техническая компания, которая будет замыкать на себя контракты заграницей. Все то же самое, но только зачем? 

Хотел уточнить момент по поводу инициативы Комиссии. С получением полномочий Комиссии инициировать принятие таких решений, насколько мы понимаем, это дает возможность бизнесу обращаться в Комиссию. Комиссия будет не только рассылать веером такие проблемы, но и сама будет анализировать их и решать. Но по новому Кодексу решения по классификации отдельных видов товаров будут вноситься в форме решений в том случае, если есть разногласия. Если же таких разногласий не будет, то это будет разъяснение в форме рекомендации. Если это будет в форме решений, то у нас остаётся общественное обсуждение, и мы можем вывешивать на сайте ЕЭК свои мнения и пытаться влиять на этот процесс. Если это будет в качестве рекомендации, то общественного обсуждения не будет. В этом есть опасность. 

Переходя к своей теме, я хочу обратить внимание на три локальных вопроса. Эти вопросы имеют важность и значимость на практике. Первый вопрос – это вопросы административной ответственности. Второй вопрос – это то, как можно работать с решениями Комиссии о классификации отдельных видов товаров. Третий вопрос, который выявлен на практике в конкретном судебном споре – это вопрос о расширительном толковании Пояснения к ТН ВЭД

Переходя к теме об административной ответственности, вот на что хочу обратить внимание. На предыдущей конференции в прошлом году прозвучала тема о том, что изменяются правила в Таможенном кодексе с точки зрения обязанностей декларанта раздвигать классификационный код, и повлечет ли это изменения подходов на практике в случае, если заявлен неправильный код. Раньше у нас была позиция Высшего Арбитражного Суда о том, что если представлены все сведения о товаре, его характеристиках правильно и в полном объеме, то заявление недостоверного кода не должно влечь ответственности. С моей точки зрения, кардинальных изменений в обязанностях декларанта по определению кода и в полномочиях таможенного органа по контролю правильности кода не произошло. Понимая, что позиция Высшего арбитражного суда не имела под собой законодательной основы (с точки зрения бизнеса она была правильная, но достаточно шаткая), мы в свое время в рамках Агентства стратегических инициатив инициировали вопрос о том, чтобы внести четкость и ясность именно на законодательном уровне (не Постановлением Пленума Высшего арбитражного суда, а на уровне закона). Такая норма появилась в части 2 статьи 16.2 КоАП РФ. Здесь предусмотрено, что если заявили классификационный код, то административная ответственность по части второй может возникнуть только в том случае, если заявление неправильного кода сопряжено с заявлением недостоверных сведений о товаре (например, о каких-то характеристиках, которые влияют на классификацию). Это хорошая норма, которую, думаю, законодатель не уберет, и мы будем, в рамках нового Таможенного кодекса, по-прежнему придерживаться ее подхода. 

Но есть несколько вопросов по практике. В части первой аналогичной нормы нет. Есть разъяснение Верховного Суда от 2006 г. по разграничению квалификации правонарушений по части 1 и части 2 статьи 16.2 КоАП. В этом разъяснении Верховный Суд сказал, что если были заявлены сведения о товаре, отличные от тех сведений, которые реально ввозились, то это подлежит квалификации по части 1 статьи 16.2 КоАП, в которой нормы, освобождающей от ответственности, нет. 

На практике сложилось несколько подходов, которые не закреплены у таможенных органов, но которые продвигаются ФТС России уже много лет. Если код заявлен неправильно на уровне первых четырёх знаков, то это будет часть 1 статьи 16.2. Если код заявлен неправильно на уровне пятого - десятого знаков, то это уже часть 2 статьи 16.2. Это деление не совсем понятно. Если перенести на бытовую почву, то ясно, что если везутся компьютеры, а заявляется зеленый горошек, то это не декларирование, а прикрытие контрабандного товара. В прошлом году Верховным Судом было рассмотрено дело, когда общество заявило те сведения о товаре, которые получило от поставщика. Исходя из этих сведений общество предполагало использовать этот товар, вело себя добросовестно, но, в силу незнания, не обратило внимание на какие-то характеристики товара. В результате это привело к неправильному вводу. Возникла ситуация, когда таможня сказала, что совершено не то, что недостоверное декларирование, а вообще не заявлен ввезенный товар. Здесь Верховный Суд, в некотором противоречии с Пленумом 2006 года, разъяснил, что если Общество заявило те сведения, которыми обладало и не могло предполагать, что есть еще характеристики, которые могут кардинально переместить товар из 48 группы в 76 (в силу наличия алюминиевой фольги), но при этом все другие сведения заявило в полном объеме, то это не нужно квалифицировать как недекларирование. Здесь Верховный Суд дал дополнительную трактовку, которую можно оценить следующим образом. Во-первых, нужно максимально полно декларировать те сведения о товаре, которые есть в таможенной декларации. Во-вторых, появляется проблема в том, что деление на декларирование и недостоверное декларирование очень искусственное. Мы в рамках Агентства стратегических инициатив уже много лет отстаиваем позицию изменения самой диспозиции статьи 16.2 КоАП, чтобы такое недекларирование и недостоверное декларирование предполагало одинаковые санкции, так как тут вопрос заключался в последствиях. Если часть 1, то у компании были многомиллионные штрафы. Переквалифицировав это правонарушение в часть 2, компания заплатила 200 тысяч рублей, то есть все уменьшилось в десятки раз.

Общественный вред от этого правонарушения заключался только лишь в неуплате таможенных платежей, то есть тот же квалифицирующий признак, который есть в части 2. На законодательном уровне здесь стоит поработать для того, чтобы сблизить эти два состава, и поработать с точки зрения той ответственности, которая может наступать.

Следующий вопрос я обозначил так: основные правила интерпретации против решения ЕЭК о классификации. Начну с базовых вещей. Василий Иванович рассказывал, что ЕЭК принимаются решения о классификации отдельных видов товаров в виде решений и разъяснений (п. 1 и п. 6 статьи 22 Таможенного кодекса). В 2016 году было принято постановление Пленума Верховного Суда по таможенным спорам. В п. 20, который посвящен вопросам классификации, есть абзац, состоящий из двух частей. На вторую часть не обращали внимания до последнего времени. В ней Пленум разъяснил, что судам надлежит руководствоваться основными правилами интерпретации ТН ВЭД, а также принятыми решениями и разъяснениями Комиссии по классификации отдельных видов товаров, если такие решения и разъяснения относятся к спорному товару. То есть Верховный Суд сказал, что все-таки нужно смотреть, насколько эти решения применимы к конкретному товару, исходя из фактических обстоятельств. Далее появились определения судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда по конкретным делам. В первых инстанциях арбитражные суды, тем более суды общей юрисдикции, почти не применяют это разъяснение. Однако, Судебная коллегия, которая готовила Пленум, по конкретным делам вынесла такие решения. Участники ВЭД вправе ожидать, что осуществляемая классификация товаров будет носить объективный, предсказуемый и прозрачный характер, и не будет зависеть от усмотрения таможенных органов. В каждом определении можно найти этот абзац. Это очень важно и можно вынести эпиграфом к теме классификации товаров по ТН ВЭД. Очень хорошо, что Судебная коллегия придерживается этого тезиса. 

Первое решение, на которое я обращу внимание – это решение, касающееся классификации кронштейнов, которые авиационная компания ввозила для постройки самолетов. Таможенный орган увидел слово «кронштейн», увидел, что это кронштейн из алюминия (то есть не из драгоценного металла). Из всего этого таможенный орган сделал вывод, что не имеет смысла думать, так как есть Решение ЕЭК № 122, которое говорит, что кронштейны нужно декларировать в определенном коде. Компания проиграла три инстанции. Судебная коллегия Верховного Суда стала упирать на то, что если посмотреть в пояснения ТН ВЭД, то можно увидеть, что кронштейны, указанные в Решении ЕЭК № 122, предназначены для крепления мебели. В данном случае кронштейны другие, они предназначены для другого. Следовательно, Решение ЕЭК № 122 не применимо. Получается, что Верховный Суд, рассмотрев конкретное дело, сам принял решение о том нужно ли применять Решение ЕЭК или нет. Вопрос о том, правомерно ли это Решение ЕЭК или нет, не ставился. Никто в суд ЕЭК не обращался. Это решение для меня представляет интерес в следующем. 

Следующее решение касалось классификации детских подгузников. Целая череда судебных дел по классификации этих товаров прошла по всей России, начиная с Дальнего Востока, заканчивая Центральным регионом, Северо-Западом, Южным округом. Везде была разная практика при наличии Решения ЕЭК № 156, которое давало толкование того как надо классифицировать данный товар. Суть в том, что современные детские подгузники в абсорбирующем слое для того, чтобы они были тонкие, содержат, помимо целлюлозы, еще и суперабсорбент (для того, чтобы тонкий слой целлюлозы компенсировать суперабсорбентом, который может впитать все, что нужно). Эта проблема была не только в России. В Казахстане тоже возникала такая проблематика. Как в России, так и в Казахстане все решалось по-разному. В итоге это дошло до Судебной коллегии Верховного Суда. Судебная коллегия не сразу приняла этот спор, было очень много отказных определений. Спор дошел до коллегии в том виде, когда импортер проиграл все три инстанции, и оставалась последняя надежда. Мы включились в это дело на этапе, когда Верховный Суд принял его к своему рассмотрению, так как его результат мог влиять на судебные дела, которые вели мы по-другому клиенту. У нас был другой товар, женские прокладки. Функционал тот же самый, принцип работы тот же самый и проблематика та же – целлюлоза, суперабсорбент. В данном случае мы увидели, что позиция импортера очень слабая и помогли интеллектуально. Здесь были доказательства (таможенная экспертиза, экспертиза, которую представил импортер) того, что целлюлоза выполняют основную роль. Суперабсорбент без целлюлозы работать не может. Без целлюлозы это просто порошок, который не может держаться в изделии без целлюлозы. В результате родилась такая конструкция, где Верховный Суд сказал, что Решение № 156 в своей начальной редакции в данном случае не применимо, так как, исходя из конкретных обстоятельств дела не относится к этому товару. Суть Решения № 156 заключалась в том, что целлюлоза и суперабсорбент – это два одинаковых компонента, выполняющих равную функцию, и выделить тот компонент, который передает основную функцию товара, нельзя. Поэтому нужно применять правило 3 (в) - последний в порядке возрастания код. Исходя из фактических обстоятельств, Верховный суд сказал, что до правила 3 (в) можно не доходить, если декларант представит доказательства того, что правило 3 (б) можно применить. На момент рассмотрения этого дела, Комиссия уже внесла изменения в Решение № 156, где полностью исключила упоминания правила 3 (б). С моей точки зрения, ничего не поменялось, статус-кво остался такой же. Будет видно, как дальше будет формироваться судебная практика в РФ. Думаю, что те компании, которые посудились, дальше будут отстаивать свое право. 

С моей точки зрения, самым правильным путем здесь было бы обжалование этого решения в Суде ЕАЭС. Как и решение, которое принимается таможенными органами, это решение не содержит какого-либо обоснования тому, почему классификация должна применяться по правилу 3 (в), почему отвергнуто правило 3 (б). При наличии доказательств, в том числе и разработчика ГОСТов соответствующих, говорящих, что можно компоненты исследовать отдельно друг от друга в идеальных условиях, и, конечно, абсорбент будет превалировать над целлюлозой, но правило о придании изделию основной функции должно рассматриваться, исходя из конкретных условий использования изделия. В этом случае получается, что если суперабсорбент попробовать использовать без целлюлозы, то он не успеет впитать ту влагу, которая должна быть. Определенная позиция здесь есть. Мы призываем клиентов к тому, чтобы попробовать обжаловать это судебное дело в Суде ЕАЭС. Это дело показывает то, что можно на уровне национального законодательства в рамках нашей правовой системы решить данную проблему.

Последний вопрос – это сила Пояснений к ТН ВЭД. Надо напомнить разъяснение Суда ЕвраАзЭС от 2014 г., которое сказало о том, что рекомендательный характер Пояснений к ТН ВЭД не может рассматриваться как возможность немотивированного отклонения от этих правил, так называемое «мягкое право» (soft law). Следствием из этого тезиса вытекает то, что Пояснения того, что написано в товарной номенклатуре не могут устанавливать что-то дополнительно к тому, что написано в ТН ВЭД, какие-то новые квалифицирующие признаки. В рамках судебного дела, которое шло 3 года и закончилось благополучно, нам удалось отстоять эту позицию. Суть дела заключалась в том, что в Пояснениях к ТН ВЭД в описании товарной позиции указано, что данные товары, профили и фасоны, не подвергшиеся иной обработке, должны быть произведены за одну технологическую операцию по всей длине. В данном деле мы получили заключение о том, что товар не подвергался иной обработке. В самих Пояснениях есть разъяснение того, что под этим понимается. При этом таможня говорила, что несмотря на то, что товар не подвергся дополнительной обработке, есть еще один критерий в Пояснениях – произведен за одну технологическую операцию. Под одной операцией таможня понимала одно действие. Если происходила не только экструзия, но и коэкструзия, соэкструзия, то есть производится более сложное изделие в процессе изготовления конечного продукта, то таможня посчитала это как несколько технологических операций и переквалифицировала в другой код. Дело было сложное. Суды нам отказывали в проведении судебных экспертиз. В итоге в кассационной инстанции на втором круге нас вернули на новое рассмотрение. В рамках нового рассмотрения мы все теоретические вопросы поставили. В итоге судьи согласились с этим подходом. Специфика современных судебных российских решений заключается в том, что часто из текста судебных решений не очень понятно почему принято именно оно. Из несписанного очень сложно выудить суть. На таких встречах можно поведать, что на самом деле за этим стояло и как этим пользоваться на практике. 

Комментарии
Добавить комментарий
Добавить
Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.
13:07 17.04.2018
....надо учитывать коррупционную заинтересованность должностных лиц ФТС.
Эти вурдалаки действуют исключительно в личных финансовых интересах.
Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.
Добавить
Добавить комментарий
Добавить
Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.
Мы будем рады любым предложениям и замечаниям по работе и содержанию сайта www.alta.ru.
Помогите нам стать лучше!

Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.