Горячая линия:
Москва
Центральный офис:
Контакты Дилеры
Альта-Софт
 
Мнение эксперта

«Параллельный импорт». Какие перемены несет нам Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 8-П/2018?

«Параллельный импорт». Какие перемены несет нам Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 8-П/2018?
Дмитрий Владимирович Полевой, Управляющий партнер Юридического Агентства «Априори-ДВ»
18 апреля 2018 г.

13 февраля 2018 года Конституционный Суд Российской Федерации Постановлением № 8-П/2018 запретил применение одинаковых санкций за параллельный импорт и реализацию контрафактной продукции. Событие поистине знаковое для современной России, особенно для всех импортеров товаров. Давайте разберемся подробнее в самой сути вопроса. 

Параллельный импорт стал предметом споров еще в 2011 году, когда Федеральная антимонопольная служба предложила отменить национальный принцип исчерпания исключительного права на товарный знак, то есть позволить осуществлять параллельный импорт в Российскую Федерацию. Однако, данное предложение нашло ярых противников в лице официальных дистрибьюторов (частных предпринимателей и юридических лиц) – распространителей продукции промышленных производителей в других странах. Их работа заключается в сбыте продукции, которая имеет маркировку товарным знаком правообладателя, на оговоренной территории. Дистрибьютор действует от своего лица или от имени правообладателя. В дополнении к этим функциям он может оказывать иностранному партнеру другие услуги, если это прописано договором. 

В свою очередь, параллельный импорт – ввоз на территорию страны оригинальных товаров, имеющих маркировку товарным знаком с разрешения правообладателя, лицами, не имеющими документированного согласия от правообладателя на их ввоз, который происходит через задействование параллельных, альтернативных каналов, а не через работу с аккредитованным дистрибьютором. Чаще всего правообладатель даже не в курсе существования этих параллельных каналов. 

Во всем мире установлено два главных правила ограничения (исчерпания) исключительных прав правообладателей: международный и национальный. 

Международный принцип исчерпания прав (применяется в Китае) строится на том, что правообладатель, реализовав продукцию в любой стране, больше не может указывать новым собственникам, что делать с этой продукцией дальше. Поэтому новый владелец может перевозить товар через границу, внедрять его в гражданский оборот других стран и совершать любые уместные в его понимании манипуляции. 

В России же с 2002 года действует национальный (территориальный) принцип, когда исключительные права на товарный знак могут быть признаны исчерпанными лишь тогда, когда товар введен в оборот внутри этого государства. И в случае, когда в стране функционирует подход исчерпания права по национальному принципу, импорт товаров, которые уже не раз перепродавались за рубежом, позволителен при наличии разрешения от владельца товарного знака. С момента утверждения этого принципа деятельность некоторых отечественных компаний и предпринимателей оказалась за пределами правового поля. Дистрибьюторов обязали согласовывать с правообладателями импорт, хранение и введение в оборот продукции в формате соглашений (об уступке права либо о выдаче лицензии). 

В свою очередь, контрафактом стали называют не только подделку. Это может быть оригинальная продукция, которая ввозится на территорию страны недостоверно задекларированной. Параллельный импорт получил дополнительные названия: «контрафакт»/«серый импорт». Это акцентирует внимание потребителей на том, что продукция была провезена незаконным путем. 

Часть 4 Гражданского кодекса Российской Федерации дает право арбитражным судам считать, что введение в оборот оригинальных товаров, не предназначенных для продажи в России без согласия правообладателя (параллельный импорт), нарушает его исключительное право на соответствующий товарный знак. Примером приведенного положения является судебное дело №А51-6603/2011 по иску ИП Чудова к Владивостокской таможне. Постановлением от 13 ноября 2012 года № 6813/12 Высший Арбитражный Суд Российской Федерации при рассмотрении жалобы Владивостокской таможни признал параллельный импорт, то есть ввоз товаров неофициальными дистрибьюторами без согласия правообладателя бренда, незаконным и нарушающим права интеллектуальной собственности. Вместе с тем, имеется и иной прецедент. Так, решением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, принятым 3 февраля 2009 года, отказано ООО «Порше Руссланд», владеющему лицензией на использование в России товарных знаков Porsche и Cayenne, в конфискации автомобиля Porsche Cayenne S, который был везен компанией «Генезис», не имеющей статуса официального дилера Porsche (дело ВАС-10458/2008). Таким образом, ситуация, связанная с параллельным импортом, в нашей стране весьма неоднозначная. И где ставить запятую во фразе «ввозить нельзя конфисковать», зачастую даже суды не могли определить.

В этой связи принятие 13 февраля 2018 года Конституционным Судом Российской Федерации Постановления по делу о проверке конституционности положений пункта 4 статьи 1252, статьи 1487 и пунктов 1, 2 и 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой ООО «ПАГ» является грандиозным событием в области защиты прав интеллектуальной собственности. 

Суть вопроса, ставшего предметом рассмотрения в Конституционном Суде Российской Федерации, заключалась в следующем. ООО «ПАГ» подписало государственный контракт на поставку в медучреждение партии специальной бумаги марки «Sony» для аппарата УЗИ. Данный товар фирма приобрела у сторонней польской компании и ввезла в Россию. Таможенное оформление груз пройти не успел, так как товар был арестован Арбитражным судом Калининградской области. Своим решением суд удовлетворил исковые требования о защите исключительных прав на товарный знак SONY компании Сони Корпорейшн («Sony Corporation»). ООО «ПАГ» было запрещено осуществлять ввоз, продажу или иное введение в гражданский оборот на территории Российской Федерации, а также хранение с этой целью указанных товаров SONY. Также с фирмы было взыскано 100 000 руб. в качестве компенсации, а товар конфискован. Эти решения были оставлены в силе апелляционной и кассационными судебными инстанциями. 

Заявитель, посчитав что пункты 4 статьи 1252, статья 1487 и пункты 1, 2 и 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации нарушают конституционные принципы правовой определённости и справедливости, а также неприкосновенности частной собственности, обратился в Конституционный Суд Российской Федерации, указав, что оспариваемые нормы противоречат статьям ст. 1, 7, 17, 18, 19, 35, 55 Конституции Российской Федерации. Кроме того, в качестве довода в жалобе ООО «ПАГ» приведено, что бумага для «УЗИ-аппаратов» - товар оригинальный, официально произведенный компанией «Сони», следовательно, факт незаконного размещения товарного знака отсутствует. При этом допускается применение одинаковых санкций (изъятие из оборота, уничтожение и взыскание компенсации) как к подделкам, маркированным чужим товарным знаком и проданным без согласия правообладателя, так и к оригинальным товарам, законно введенным в гражданский оборот другой страны правообладателем или его официальным дистрибьютором, но ввезенным в Российскую Федерацию иным импортёром (параллельный импорт).

Что же решил Конституционный Суд Российской Федерации при рассмотрении дела? Прежде всего, суд признал, что закрепленный в Российской Федерации национальный принцип исчерпания исключительных прав, предполагающий запрет на импорт в Россию товаров с размещенными на них товарными знаками без разрешения правообладателей, не противоречит Конституции Российской Федерации. Однако правообладатель может недобросовестно использовать исключительное право на товарный знак и ограничивать ввоз на внутренний рынок России конкретных товаров или реализовывать ценовую политику, состоящую в завышении цен на российском рынке. Особую опасность такие действия могут приобретать в связи с применением каким-либо государством санкций против Российской Федерации. Поэтому, исходя из целей защиты прав граждан и иных публичных интересов, судебный орган конституционного контроля дал конституционно-правовое истолкование оспоренных норм Гражданского кодекса Российской Федерации. Он признал, что в случаях недобросовестного поведения правообладателя товарного знака должны быть использованы гражданско-правовые институты противодействия злоупотреблению правом. Суд может отказать правообладателю в иске полностью или частично, если выполнение его требований может создать угрозу для конституционно значимых ценностей.

При решении вопроса о размере ответственности импортера суды обязаны учитывать фактические обстоятельства дела. Не допускается применение одинаковой гражданско-правовой ответственности к импортеру, ввозящему оригинальную продукцию без согласия правообладателя, и к импортеру, ввозящему поддельную продукцию. Кроме случаев, когда убытки от ввоза такого товара, сопоставимы с убытками от ввоза поддельной продукции. Федеральный законодатель вправе дифференцировать размер ответственности в зависимости от характера нарушения права правообладателя. 

Уничтожать товары, ввезенные на территорию России в порядке параллельного импорта, можно лишь в случае их ненадлежащего качества или в целях обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

Учитывая изложенное, необходимо сделать следующие выводы.

  • Во-первых, данное постановление Конституционного Суда Российской Федерации действительно ставит точку в дискуссиях о параллельном импорте. Параллельный импорт имеет право на существование.
  • Во-вторых, ответственность за параллельный импорт все также сохраняется, но суды обязаны не допускать применения мер воздействия без учета характера совершенного нарушения: то есть наказывать одинаково импортера оригинальных товаров и импортера поддельной продукции нельзя.
  • В-третьих, изымать из оборота оригинальные товары надлежащего качества и уничтожать их не допустимо.
  • В-четвертых, федеральный законодатель обязан внести в действующее законодательство изменения, направленные на дифференциацию размера ответственности за незаконное использование товарного знака в зависимости от характера допущенного нарушения.
  • В-пятых, несмотря на то что, правообладатель, по-прежнему прав, и его интересы гарантируются и защищаются законодательством, недобросовестное поведение последнего (завышение цен на продукцию, запрет импорта, а также иные действия, которые могут быть приравнены к злоупотреблению правом) влекут правоту импортера товаров, на которых законным способом нанесен товарный знак, при рассмотрении соответствующего спора в суде.

Какой практический совет из всего этого можно дать: бросаться заключать прямые контракты с продавцом товаров, минуя дистрибьюторов, пока не следует. Национальный принцип исчерпания права никто не отменял. Как минимум, необходимо дождаться итогов пересмотра дела по иску Сони Корпорейшн («Sony Corporation») к ООО «ПАГ». А как максимум, посмотреть, что же придумает федеральный законодатель с дифференциацией ответственности. 

Важные новости

  • Просмотры 1537
  • Комментарии 0
  • Новость полезна? 0 m n 0
Комментарии
Добавить комментарий
Добавить
Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.
Нет комментариев
Мы будем рады любым предложениям и замечаниям по работе и содержанию сайта www.alta.ru.
Помогите нам стать лучше!

Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.