Горячая линия:
Москва
Центральный офис:
Контакты Дилеры
Альта-Софт
 
Мнение эксперта

Техническое регулирование: ввоз товаров в качестве проб и образцов

Техническое регулирование: ввоз товаров в качестве проб и образцов
Стенограмма второй темы панельной сессии «Техническое регулирование в ЕАЭС» на Международном таможенном форуме.
6 декабря 2018 г.

Ковалев Юрий Михайлович, заместитель генерального директора ООО «Восход»:

Переходим ко второй теме нашей сессии. Ввоз в Россию товаров в качестве проб и образцов для проведения исследований и испытаний. У нас в зале присутствует Александр Васильевич Онищук, президент РОТЭК. Александр Васильевич, многие бизнесмены говорят о проблематике при ввозе образцов из прошлых партий. Поясните, как у членов Вашей ассоциации обстоят дела, и есть ли с этим какие-то проблемы.

Онищук Александр Васильевич: 

Действительно, в конце прошлого года вышло известное письмо, известный документ, совместное письмо Росаккредитации и таможенной службы о порядке оформления образцов, которые завозятся для проведения исследований и испытаний. Скажем так, рынок ждал усиления внимания таможенных органов к проблематике ввоза образцов, в связи с легализацией рынка, подтверждения соответствия. Крупные компании, легальные компании, добросовестные компании уже давно организовали все правильно. Все образцы, завозимые для испытаний, они заполняли правильно. Тем не менее, само письмо вызвало ряд трудностей, так как в своем содержании оно не отразило всех нюансов, тонкостей и всех тех моментов, которые есть на рынке, которые есть во время таможенного оформления. Не все так прямолинейно. Поэтому мы хотели бы поставить перед сегодняшней аудиторией и перед руководством (Росаккредитация, ФТС России) эти вопросы и попросить вас о внесении изменений в этот документ, так как он действительно создает на сегодняшний день ряд трудностей. Я назову только две типичные трудности. Сегодня компании вынуждены заключать порой даже фиктивные договоры с органом по сертификации только для того, чтобы предоставить этот договор на таможне. Хотя они не должны иметь договора с органом по сертификации, так как декларируют соответствие, а не сертифицируют. Но так как таможенник читает этот документ, который вышел прямо, где сказано, что при оформлении образца нужно предоставить договор с органом по сертификации и письмо от лаборатории, то они требуют два документа. Когда мы завозим образцы для декларирования, нам не нужно иметь договор с органами по сертификации. Но мы его заключаем, чтобы к нам не приставали. Это первое. Есть случаи, когда образцы завозятся без договора с органом. Об этом надо сказать таможенным органам и обществу, так как в письме этого нет. Второй случай не охватывает никаких прочих вариантов попадания образцов в страну, кроме как с оформлением декларации на товары. У нас есть большое количество возможностей легально завезти сюда образцы, в том числе с использованием таможенных деклараций, транспортных, перевозочных, коммерческих и иных документов. В письме этого нет, поэтому выпадает целый пласт кейсов, которые имеют место в практике и сегодня не используются, так как мы боимся и мы следуем букве письма. Письмо нуждается в расширении таких кейсов, при которых образцы попадают сюда не только с декларацией на товары. Такие законные кейсы есть.

Ковалев Юрий Михайлович: 

Хочу попросить коллегу Солдатова Алексей Леонидовича, представителя ассоциации европейского бизнеса, рассказать подробнее о практике, которая существует в Европейском союзе по защите рынка.

Солдатов Алексей Леонидович: 

Хорошая новость для европейских компаний, которые оперируют на российском рынке. Система технического регулирования в России во многом напоминает структуру и состав тех директив и регулирований, которые мы видим в Европейском союзе. Ключевая разница в регулировании в Европейском союзе в том, что основной фокус приходится на ответственность производителя. Это реализуется прежде всего в облегчении многих формальных процедур доступа на рынок, и сосредоточения основной юридической силы на декларации о соответствии. Как мы знаем, для большинства видов продукции, которые общепризнаны особо опасными, в Европейском союзе предусмотрено декларирование в соответствии с изготовителем в свободной форме, и декларации не подлежат обязательной регистрации. Вместе с тем законодательство ЕС накладывает особое обязательство на безопасность такой продукции, прежде всего в той части, которую в праве контролировать сам производитель без привлечения третьих лиц. В частности, производитель обязан проводить контроль за производством, производить анализ рисков, которые может представлять эта продукция. В случае необходимости, по запросу надзорных органов, эта компания должна предоставить весь технический файл документов, подтверждающих тот факт, что эта работа была проведена. Что касается российского опыта, то нам он более важен. Здесь мы видим преобладание многих формализованных правил, требующих обязательного привлечения третьей стороны. Например, органов по сертификации, лабораторий. К сожалению, не всех лабораторий, которые являются признанными экспертами в мире. Отчасти, это идет в нарушение международных соглашений. Например, электротехники хорошо это знают, есть схемы, которые предполагают взаимность в признании результатов испытаний. К сожалению, признание результатов испытаний этими экспертными организациями невозможно в рамках существующих технических регламентов в области безопасного низковольтного оборудования. Еще один важный момент то, что декларация о соответствии, подписанная в Европейском союзе уполномоченным лицом, действительна независимо от того, какая сторона является подписантом этого документа при сложной схеме транспортных потоков и цепочек поставок. Многие из нас знают, что несколько лет назад многие участники ВЭД в России столкнулись с проблемой при определении документов соответствия, выданных другими участниками Евразийского союза. Мы ни в коем случае не оспариваем правовые основания для запроса дополнительных документов со стороны таможенных органов, но нельзя не признать, что это создало определенные технические барьеры для распределения нагрузки по подтверждению соответствия между различными странами-членами Евразийского экономического союза. Можно считать, что это является соблюдением буквы закона, так как у таможни есть полномочия запрашивать дополнительную документацию, если на то есть основания. Вместе с тем это не во многом соответствует духу Евразийского партнерства, когда различные участники рынка подтверждения соответствия в рамках Евразийского союза рассматриваются, в частности при таможенных проверках, не одинаково.

Ковалев Юрий Михайлович: 

Передаю слово Алексею Игоревичу Херсонцеву, руководителю Росаккредитации. Напомню, что это федеральный орган исполнительной власти, который осуществляет контроль за деятельностью аккредитованных лиц. Конкретно в нашем случае, это за деятельностью органов по сертификации продукции, испытательных лабораторий, органов инспекции. Алексей Игоревич, вопросы к Вашему прошлогоднему письму остаются. Какова Ваша позиция на сегодняшний день по поводу ввоза образцов?

Херсонцев Алексей Игоревич: 

Если позволите, то сначала я прокомментирую предыдущее выступление. Моя позиция в части наличия у таможни полномочий, связанных с техническим регулированием, состоит в следующем. Начиная с конца 2000-х годов, мы активно оптимизируем деятельность органов исполнительной власти. Под оптимизацией у нас, как правило, понимается их сокращение. Думаю, что все помнят специальный и осознанный процесс, когда делая из таможенных органов одно окно, очень многие другие полномочия в части контроля на границе частично возлагались на таможню. Поэтому, если мы переживаем по поводу того, почему таможенник смотрит правила техрегулирования, то тогда давайте увеличим Росстандарт на 100 тысяч и поставим рядом с таможенником на границе. Пусть он проверяет эти документы. Либо увеличим Росстандарт на 200 тысяч и отправим проверять в магазины. Это ведь вопрос оптимальной схемы. Мы исходим из того, как действует это сейчас, особенно с учетом цифровизации таможенных органов и нас тоже. Это та тема, которая сейчас является единственно возможной. Никто не даст увеличить так сильно. Ни Росстандарт, ни других коллег, кто осуществляет надзор на рынке. С точки зрения человеческого разума, именно здесь смотреть то, что заходит через таможню – это является наиболее оптимальным использованием ресурса. Мы должны отдавать себе отчет в том, что с точки зрения формального статуса, что сотрудники моей службы, что таможенной службы, что Росстандарт – это государственные служащие с одинаковой системой оплатой труда, прав, обязанностей, но с разной компетенцией. В данном случае такое принятое решение о том как распределены эти полномочия между ведомствами. Оттого, что рядом с таможенником будет стоять, например, сотрудник Росстандарта, только увеличится зарплатная ведомость в целом всех государственных служащих. Этот вопрос часто поднимают. Я лично подписывал письмо в адрес нашего руководящего ведомства (Минэкономразвития), что мы поддерживаем в этом вопросе таможню и считаем, что важно, чтобы таможенные органы продолжали этим заниматься. Вопрос «как заниматься?» безусловно стоит. Не все там быстро реализуется как мы вместе хотели бы. Поэтому в первую очередь, это связь наших информационных систем. Вы знаете, что большинство всей информации, которая приходит сейчас по СМЭВ в таможенные органы, это информация из наших реестров Федеральной службы по аккредитации. Мы гордимся тем, что наладили это информационное взаимодействие. Периодически бывают сбои, так как мы не сопоставимы с коллегами из таможни по ресурсам и объемам. Но я считаю, что это очень эффективное взаимодействие. Что касается разъяснения закона. С точки зрения таможенного законодательства, любой ввоз товара не для личного использования подлежит таможенному декларированию. Когда я в 2016 году пришел в Федеральную службу по аккредитации и начал разбираться с проблемой образцов, мне было очень удивительно узнать, что в жизни почти никто из участников рынка этого не делает. Это означает, что они осознанно нарушали таможенное законодательство, ввозя эти образцы как товары для личного пользования, проходя по зеленому коридору. Поэтому в данном случае ничего нового придумано не было. Это было разъяснение. Мы понимали, что это тяжелое разъяснение для рынка. Примерно 6 месяцев мы с коллегами из ФТС России согласовывали формулировки этого документа, понимая, что хоть это и требование закона, которое существует очень давно, но оно вызовет некий переполох на рынке, и нельзя допустить резких движений. Оно очень мягко написано. Более того, наша позиция состоит в следующем. В соответствии с таможенным законодательством прямо сказано, что вы можете ввезти любой товар, предъявив на него декларацию или сертификат, если он подпадает под техрегулирование. Либо можно не предъявлять декларацию или сертификат, но взамен этого предоставить письмо из испытательной лаборатории, либо из органов по сертификации о том, что этот товар ввозится для целей и испытаний в это конкретное место. Это условие соответствующего помещения товара под таможенный режим. В этом смысле всего лишь это и требуется. Если, например, у вас есть на товар сертификат или декларация, то, пожалуйста, показывайте их, что все требования выпуска товара соблюдены. Почему письмо было совместное? Все аспекты и таможенные тонкости нам помогали описывать коллеги, хотя инициатива была от нас. Для нас важно следующее. Когда мы обсуждаем с нашими органами по сертификации или испытательными лабораториями вопрос прослеживаемости испытаний и вопрос появления у них образцов, то мы задаем коллегам очень простой вопрос. Если это импортный образец, то как он у вас появился? Во-первых, покажите нам письма, которые вы писали в таможню. Во-вторых, покажите нам таможенные документы на этот образец. Коллеги нам говорят, что они - лаборатория/органы и что они не обязаны этого делать. Но мы же говорим об обязательном подтверждении соответствия. Мы говорим о том, что вы в эту схему включаетесь. Либо лаборатория говорит о том, что они этот образец испытывали. Тогда мы идем в таможню и говорим о том, что есть нарушение таможенного законодательства о ввозе образца, и можно смело привлекать к ответственности. Либо лаборатория нам честно признается, что они этот образец не испытывали. Тогда мы начинаем работать с лабораторией с точки зрения нашего законодательства, фактически прекращая их аккредитацию за выдачу фэйковых образцов. Вот и вся развилка. Если там есть некие аспекты, связанные с технологией ввоза этих образцов и таможенным оформлением, то, я думаю, что это можно докручивать. Наше требование в первую очередь к органам по сертификации и испытательным лабораториям. В их архиве, в их деле сертификата или деле испытания должны лежать все эти документы. Мы всегда говорим о том, что у вас договорные отношения с заказчиком. Для того, чтобы подтвердить свою добросовестность и честность, необходимо требовать их, складывать и т.д. Это тема, связанная с образцами. Теперь перейдем к теме, связанной с маркировкой, знаком EAC, декларациями и т.д. В следующем году мы настроены делать реестр уполномоченных представителей иностранного изготовителя. Этот реестр будет добровольным, но он будет касаться серийной сертификации, серийного декларирования. Действительно, если мы честно посмотрим на ситуацию, то увидим, что в большинстве случаев заявитель по декларации/сертификату не несет никакой ответственности перед потребителем. Сейчас я имею ввиду ответственность не в юридическом смысле, а в экономическом. К сожалению, наше законодательство о техническом регулировании не докрутило эту тему. Мы не понимаем, кто вправе принимать на себя от имени иностранного производителя различные риски, завозя в массовом порядке сюда продукцию и как он по ним отвечает. Для нас эта тема состоит еще и в том, что по закону о техрегулировании не может быть выдан серийный сертификат на одну и ту же продукцию дважды. Сейчас эта история плохо отслеживаема, несмотря на то, что все документы регистрируются у нас в системе. Достаточно чуть по-другому назвать продукцию, чуть по-другому ввести параметр, и система не будет их идентифицировать как одну и ту же продукцию. Поэтому сейчас мы добросовестно будем иностранным производителям предлагать формировать такую базу и сообщать нам о том, кто действительно является уполномоченным представителем изготовителя на территории пяти наших стран. Это нужно для того, чтобы в автоматическом режиме проверять тех, кто действительно вносит декларацию/заявление на сертификат в наших реестрах. 

Последняя тема, которую мы сейчас активно двигаем, и которая уже вызывает вопросы, это тема, когда мы требуем при декларировании продукции внесения обязательного протокола испытания. Периодически мы слышим претензии к таможенным органам о том, что они требуют предоставления протоколов. Как ни странно, когда мы, орган, ответственный за эту тему с точки зрения регулирования органов по оценке соответствия, потребовали этого же, то получили такой же шквал возмущений о том, что это не законно. Здесь есть Решение ЕЭК № 41, которое говорит о том, что если схема подтверждения о соответствии предусматривает испытание в аккредитованной лаборатории, то должны при регистрации декларации предоставляться протоколы. При этом снова возникает много желающих потолковать эти положения. Мы будем вынуждены опять дополнительно получать по кругу все письма, подтверждающие то, что мы верно понимаем эти положения. Такие разъяснения в ближайшее время появятся. Этот сервис у нас готов. Летом мы его запускали и получали определенную реакцию рынка. Я предупреждаю, что в ближайшее время он заново будет запущен. Он позволит нам увидеть кто точно не испытывает, а только вписывает в декларации номера протоколов.

Ковалев Юрий Михайлович: 

Давайте попросим вопросы из зала, если кто-то хочет задать вопрос по этой теме.

 

Жаркенов Тимур, представитель Казахстана, член рабочей группы ЕЭК, ассоциация предпринимателей: 

Виталий Юрьевич поднял очень интересный вопрос относительно баланса интересов между потребителями и отечественными производителями. Всем известно, что есть достаточно большая проблема по параллельному импорту. На вчерашней сессии было озвучено, что по поручению Д. А. Медведева руководитель службы ФАС Артемьев внес законопроект в правительство РФ относительно того, чтобы вводить так называемый региональный принцип исчерпания прав. Точнее, исключение из регионального принципа исчерпания прав на товарные знаки на территории РФ. То есть, когда на те или иные товарные позиции завышается цена, либо предоставляется недостаточное количество продукции на территорию РФ. Выходит, что будет возможность независимого ввоза той или иной продукции предпринимателями, маркируемой тем или иным товарным знаком. У меня вопрос по сертификации. Как вы только что озвучили, сертификат будет получать представитель производителя. Как предусматривается данным законопроектом вопрос сертификации товаров, которые ввозятся независимыми предпринимателями?

Херсонцев Алексей Игоревич: 

Ответ очень простой. Для нас, как для органа по аккредитации, тема параллельного импорта стоит в стороне, она к нам не имеет никакого отношения. У нас нет никакой официальной позиции по этому вопросу, так как это не относится к нашей компетенции. То, что я говорил об уполномоченном реестре некоторых уполномоченных производителей, то здесь все совершенно четко написано в законодательстве о техническом регулировании. Если у вас сертификат на серию, то заявитель по этому сертификату отвечает полностью, где ему производитель делегировал определенный набор полномочий отвечать. При этом серийная сертификация требует либо наличия сертификата системы менеджмента производства, либо наличия анализа производства. Если кто-то занимается параллельным импортом, то первый вопрос будет о том, как же он обеспечит анализ производства в той ситуации, когда производитель против такого бизнеса. Это первое. У него остается с точки зрения законодательства о техническом регулировании вторая возможность, это подтверждать соответствие партии продукции. В этом случае он, как заявитель, на конкретную идентифицированную партию (количество штук и т.д.) отвечает за 100% ввезенных товаров. Если хотя бы один из этих товаров окажется небезопасным, то он будет обязан найти на территории всех пяти стран все ввезенные товары и забрать. Вот и весь ответ. Следовательно, если вы не уполномочены изготовителем, то двигаться возможно только в контексте сертификации конкретной партии.

Чурсина Анастасия, представитель аппарата уполномоченного по защите прав предпринимателей Санкт-Петербурга: 

Вопрос к Херсонцеву А. И. Мы понимаем, что техническое регулирование в той части, в которой изданы технические регламенты, именно ими и регулируются, то есть это еще пока не вопрос. Я согласна с Вами, что Росстандарту на границе делать нечего. Пусть таможенные органы работают за Ростандарт. Насколько известно, что, например, в отношении к 040 Техрегламенту 2016-го или 22-му по пищевке Постановлением Правительства России установлены государственные контролирующие органы. И это не Росстандарт. Эти органы (Роспотребназор и Россельхознадзор) с таможенным органом на границе уже находятся. Как Вы считаете, если они там уже находятся и уполномочены государством на этот контроль, то, возможно, пусть они и контролируют?

Херсонцев Алексей Игоревич: 

Когда этот документ принимался (лет 7 назад), я еще работал в Минэкономразвитии и помню эту дискуссию. Если я правильно понимаю, то тогда эта ситуация выглядела следующим образом. В связи с принятием того закона количество сотрудников Роспотребнадзора, Россельхознадзора, находящихся в местах таможенного оформления, было сокращено. Сейчас они осуществляют свою часть контроля только в тех случаях, когда таможенный СУР выявляет что-то и передает им на изучение уже в рамках их полномочий для конкретного исследования. Если я правильно понимаю сейчас ситуацию. Ваше предложение состоит в том, чтобы увеличить количество коллег, так как любой документарный или формализованный контроль все равно требует людей. Нам кажется, что нет, а на самом деле да. Поэтому с проверкой документов по декларации, формальных документов по этим регламентам сейчас таможенные органы работают. Это предусмотрено законом. Когда это положение закона было введено, то количество людей из других надзорных ведомств, работающих на границе, было сокращено. Поэтому ответ такой же, как и в отношении Росстандарта. Если предлагаете вернуть людей, то верни те численность как и у любого ведомства. Иначе это будет профанацией. Я не могу быть ни за ни против. В данном случае, это просто мое рассуждение на эту тему. С точки зрения моей компетенции, я вообще ни имею отношения к этой теме.

Мергун Валерий, группа компаний «Меркурий»: 

В нашу группу входит две торговые сети: «Дикси», «Бристоль». Понятно, что мы везем много импортного алкоголя, перешли на прямой импорт. Вы все очень хорошо рассказали про образцы, DHL, UPS. Но алкоголь почтой никак не пришлешь. Сейчас приходится всем производителям присылать в Прибалтику. Из Прибалтики мы забираем попутными машинами. Иногда это затягивается и доставляет много хлопот. Нельзя ли упростить ввоз образцов алкоголя. Например, через аэропорт Шереметьево представитель компании производителя через красный коридор приходит и заявляет, что он везет такие-то образцы для испытаний. Сейчас приходит несколько бутылок, мы делаем таможенную декларацию, забираем, везем в Ростест. Уже потом делается протокол испытания, и уже потом появляется декларация соответствия.

Сергей Владимирович (представитель ФТС России): 

Если мы говорим о декларировании образцов, то они обязательны. Есть несколько способов декларирования при перемещении образцов через таможенную границу. Первый, самый простой и классический, который мы описали в совместном письме, это подача декларации на товары. Вместе с тем на сегодняшний день уже не один раз на разных площадках мы обсуждали с различного рода ассоциациями вопросы декларирования образцов. Мы увидели, что есть необходимость, во-первых, разъяснить то, что закреплено сегодня действующим правом Евразийского экономического союза возможности подачи упрощенной формы декларирования при ввозе проб и образцов (если стоимость ниже 1 тысячи). Мы также ведем разговор о том, что есть возможность ввоза проб и образцов физическими лицами через красный коридор. Когда вы заходите в красный коридор, то заявляете, что это пробы и образцы для коммерческой деятельности. Всегда есть возможность выбора декларирования. Это подача декларации с размещением товара на склад, и это упрощенная форма декларирования. Выбор вы делаете сами. Мы говорим категоричное нет физическому лицу, который проходит через зеленый коридор, ввозит пробы и образцы, которые впоследствии используются для получения документа о соответствии, так как то, что мы изначально проходим зелёный коридор, мы заявляем этим, что это товар для личного пользования. Конкретно про алкоголь я готов поговорить с Вами отдельно, так как это длинная дискуссия с большим количеством тонкостей, в том числе связанных с акцизными марками.

 

 

Важные новости

  • Просмотры 808
  • Комментарии 6
  • Новость полезна? 0 m n 0
Комментарии
Добавить комментарий
Добавить
Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.
09:46 10.12.2018
О каком письме идет речь в стенограмме, можно ссылку?
Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.
Добавить
10:30 10.12.2018
Вероятно об этом:
https://www.alta.ru/tamdoc/17bn0091/
Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.
Добавить
11:59 10.12.2018
Да уж!! Читать высказывания Херсонцева крайне тяжело, а слушать-то, видимо, вообще невозможно!
Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.
Добавить
18:37 12.12.2018
Что-то самого интересного и нет)
Там был еще вопрос и ответы Херсонцева и Максимова.
На панельной сессии - Техническое регулирование в ЕАЭС Чугаевой Марианне удалось задать вопрос Руководству ФТС (Максимову) и Руководству Росаккредитации (Херсонцев).
Суть вопроса – возможно ли на этапах до внесения в реестр документа о соответствии техническим регламентам проводить работу по контролю соблюдения порядка ввоза образцов продукции для испытаний, работу по контролю наличия надлежащей аккредитации испытательного центра, проверять наличие и надлежащее качество самого протокола испытаний и т.п. Сейчас при наличии действующего документа о соответствии в реестре нет никаких гарантий соблюдения всех формальностей у декларантов и таможенных представителей. На практике запрос всех этих документов осуществляется таможенным органом в момент декларирования товаров, что существенно усложняет и делает более дорогим процесс соблюдения таможенных формальностей.

Руководство Росаккредитации констатировало, что они не могут зачастую заставить сертификационные органы хранить протоколы испытаний, соблюдение порядка ввоза образцов для целей испытаний вообще не контролируется. Кроме того Херсонцев сообщил, что в реестре документ о соответствии значится как действительный, а аккредитация сертификационного органа или испытательной лаборатории прекращена, например из-за несоблюдения последними законодательства. Так вот в таком случае у Росаккредитации отсутствует возможность поставить отметку о недействительности документа о соответствии в реестре. В ближайшее время такая возможность должна появиться, а пока проверять все нужно самим Порядок получения декларации о соответствии вообще является заявительным, поэтому контролировать соблюдение всех формальностей и этапов, по мнению руководства Росаккредитации, должен сам заявитель, в том числе и выбирать качественных подрядчиков, которых к слову аккредитует Росаккредитация)
Руководство ФТС сообщило, что таможенные органы в массовом порядке не запрашивают документы на ввоз образцов и протоколы испытаний, это делается, только в случае если в таможенные органы от Росаккредитации поступила информация о проблемах с сертификационным органом или с испытательной лабораторией. Также руководство ФТС сообщило, что сейчас рынок соответствия товаров требованиям технических регламентов находиться на стадии выявления проблемных зон. Впоследствии все эти проблемные зоны будут регламентированы и устранены.
Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.
Добавить
Марианна, третья часть стенограммы будет опубликована в ближайшие дни. Там будут ответы А. И. Херсонцева и Т. И. Максимова.
Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.
Добавить
19:00 12.12.2018
Ждем с нетерпением)
Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.
Добавить
Добавить комментарий
Добавить
Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.
Мы будем рады любым предложениям и замечаниям по работе и содержанию сайта www.alta.ru.
Помогите нам стать лучше!

Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.