Техническая поддержка 24х7:
Москва
Центральный офис:
Контакты Дилеры
Альта-Софт
Мнение эксперта

Валютный контроль при реализации экспортного проекта: минимизация рисков

Михаил Константинович Антипов, руководитель экспортного агентства Михаила Антипова
г.

Стенограмма выступления М. К. Антипова на ежегодной конференции «Логистика химической промышленности», организованной эвент-агентством Logistic-community, 27 февраля 2020 г.

«Добрый день, уважаемые коллеги. Я сейчас расскажу о трех вещах. Первое – это то, что хочет государство от экспортеров; второе – как эти требования изменяются и будут изменяться; третье – как жить, пока эти требования такие, какие есть. 

Требования экспортного контроля заключаются в том, что государство хочет от экспортера абсолютной пунктуальности в вопросах получения валютной выручки. Оно хочет, чтобы экспортер получил всю сумму полностью в точный срок, определенный контрактом, и строго на счет в российском банке. Часто экспортеры думают, что это их личный бизнес, который никого не касается, и плюс/минус день в получении выручки не страшен. Государство относится к этому по-другому. Оно хочет, чтобы выручка пришла в точно определенный контрактом срок. Вторая часть состоит в том, что нужно объяснить, что это за деньги. Банк может не принять деньги, если он не понимает, откуда эти деньги и почему они пришли. Банк может заблокировать перевод, и тогда снова возникает первая проблема: деньги, которые экспортер ждет в качестве своей выручки, могут не дойти до его счета, и он столкнется с невыполнением главного обязательства (получение валютной выручки). За эти нарушения установлена административная и уголовная ответственность. 

Административная ответственность колеблется в диапазоне от 75% до 100% неполученной валютной выручки. Например, экспортер столкнулся с недобросовестным контрагентом, и его сделка составляет 1 млн рублей. Он не получил этот миллион рублей, то есть пострадает в коммерческом отношении. Государство еще на миллион его оштрафует за то, чтобы выполнил свою коммерческую обязанность, получил свои деньги от своего контрагента. Если сумма сделки больше 9 млн рублей, то уже возникает риск уголовной ответственности, которая может достигать до 5 лет лишения свободы. Это довольно проблемная ситуация для экспортеров. 

Положительная часть этой истории заключается в том, что государство это понимает. Уже есть общий консенсус, что это надо упрощать. Нормы рудиментарные, они относятся к времени жесткого регулирования. Сейчас уже и регулирование стало легче, и необходимость в репатриации уже не такая острая. Поэтому в национальный проект международной кооперации экспорта был включен ряд мер, которые были направлены на то, чтобы все это упростить. Я расскажу о том, какой был консенсус. Проблема была в том, что договоренности были хорошие, а реализация идет очень медленно. 

Пройдусь сразу по всем трем сюжетам. Первое, получение выручки на свой счет в уполномоченный банк. Государство по-прежнему настаивает на том, чтобы выручка приходила на счет в РФ. В своем время, когда мы вели диалог, то просили, чтобы отменили вообще требование о репатриации. Бывает так, что банк может получить выручку, а на следующий день отправить обратно за рубеж. Никто не запрещает, ее можно хранить за рубежом. Казалось бы, зачем нужно сначала получить, а потом вывезти обратно? На это Банк сказал, что ему нужно понимать происхождение выручки. Здесь вопрос не столько о сохранении валютного баланса Российской Федерации, а сколько вопрос борьбы с отмыванием денег. На данный момент банк может оценивать законность движения этих средств только, когда заходит сюда из зарубежной юрисдикции. Пока у них нет возможности вести постоянный диалог со своими зарубежными контрагентами и такими же центральными банками других государств, то они говорят, что пока ситуация не позволяет отказаться от репатриации. Единственное, на что они согласились, это внести изменения в закон о валютном регулировании и валютном контроле. По рублевым сделкам можно не возвращать валютную выручку, если она по контракту об экспорте несырьевых, неэнергетических товаров. Рублевые контракты – это небольшая доля российского экспорта, но это является первым шагом навстречу. 

Банк России обещает, что по мере того, как будут устанавливаться отношения информационного обмена с зарубежными банками, они будут постепенно отказываться от требования о репатриации. Пока только по рублям. По другим видам экспорта и сырьевым товарам есть поэтапное движение. В законе прописана этапность, как будет меняться требование о репатриации. Единственное, чего не будет касаться – это лес. Экспорт леса является самой болезненной темой для государства. 

Вторая часть – это административная ответственность. Мы договорились о том, что упрощаем требования валютного контроля не через отмену репатриации, а через смещение жестокой ответственности. Первое, о чем договорились – это, если валютная выручка поступает с нарушением срока, не превышающим 30 дней, то ответственность не наступает. Все это подготовленные поправки, которые находятся в Правительстве РФ. Это консенсус между регуляторами. Это то, к чему мы идем. Первое – компании не будут штрафовать за нарушение 30 дневного срока. Это часто бывает, так как где-то контрагент небрежно отнесется к срокам и на день-два задержит; где-то это связано с тем, что пока по банковской системе идут деньги, то время тоже теряется. Бывают такие маленькие нарушения, но сейчас закон таков, что если платеж опоздал на час, состав формальный, таможенный орган должен заводить дело. Эта поправка снимает данную проблему, что позволяет мелким погрешностям не привлекаться к ответственности. 

Вторая история – это такой же тридцатидневный мораторий на штраф за получение валютной выручки на счет в зарубежном банке. Сейчас жесткое требование: только от контрагента, только на счет в своем банке в России. Это мешает компаниям, которые работают по закупкам за рубежом. Иногда, когда в иностранной юрисдикции происходит закупка, есть требование: счет должен быть в этой стране. Если закупка происходит в Германии, то и у претендентов и участников конкурса счет должен быть в Германии. Сейчас запрещено получать на счет Германии валютную выручку. 

Третий пункт – это сейчас ответственность от 75% до 100%, ниже 75% она не может быть. Сейчас она будет снижена до вилки 5 – 30% для валютных контрактов, и до 3 – 10% для рублевых контрактов. 

Отчетность у валютных операций – еще одно обязательство, о котором мы говорили ранее. Там также есть сроки предоставления отчётности о том, что это за деньги, как они пришли и за какие товары. Здесь сроки также сдвигаются. У компании будет период в 90 дней, когда она сможет представить эту отчетность. Устанавливается нижний порог в 200 тысяч рублей. В эквиваленте это может быть рублевый или валютный контракт, но если он до 200 тысяч рублей, то невозврат валютной выручки ответственности за собой не влечет.  

Самый печальный сюжет – это уголовная ответственность. Уголовная ответственность по ст. 193 УК РФ наступает редко. Статистика говорит, что около 100 – 110 дел в год возбуждается, но до суда доходят 5 – 15 дел. Большая часть дел рассыпается на предварительной стадии. Однако для компаний, которые попали в данную ситуацию (повторюсь, что 9 млн рублей – это маленький контракт) издержки, связанные с участием в этом процессе по предоставлению объяснений о том, как они жили, работали и почему попали в эту ситуацию, являются неприятными. Мы предлагали вообще отменить статью, предусматривающую уголовную ответственность за неполучение валютной выручки и сделать это квалифицирующим признаком под другим составом: мошенничество, незаконное предпринимательство, стабилизация доходов. Когда это является частью большой схемы, то тогда это может быть отягчающим обстоятельством, но не самостоятельным составом. Однако у нас не получилось договориться с Банком России. Правоохранительные органы тоже сильно возражали против этого. В результате на совещании у Президента было принято решение о том, как будет на самом деле, уже внесены и приняты в первом чтении поправки. 

Первая поправка в КоАП. Те статьи, которые предусматривают вилку от 75 до 100% - появится возможность вынести предупреждения. Это самая мягкая реакция на нарушения. Сейчас этого нет, но скоро будет. Появляется новый состав. В том случае, когда объем невозвращенной выручки составляет не 9 млн, а уже больше 100 млн рублей, тогда наступает административная ответственность при условии, что нет признаков уголовного преступления. И проверить респондирующие поправки в Уголовный кодекс. К уголовной ответственности можно будет привлечь уже не по первому нарушению, а только в том случае, если компанию привлекали к административной ответственности, то есть штрафовали за административное нарушение, когда объем неполученной выручки был выше 100 млн. Вся мелочевка, которая тоже может быть, не достаточна для привлечения к уголовной ответственности. Те, кто совершал мелкие нарушения, дальше не могут быть привлечены к уголовной ответственности, пока не совершат крупное нарушение. 

Также существенно изменяются пороговые значения для привлечения к ответственности. Крупный размер – с 9 млн до 100 млн рублей; особо крупный размер – с 45 млн рублей до 150 млн рублей. Это половинчатые решения, потому что дамоклов меч по-прежнему остается занесенным. На мой взгляд, он не решает проблем, которые видят правоохранители и тех проблем, которые видят экспортеры. Тем не менее, это движение вперед. Будем надеяться, что эти поправки дойдут до логического итога. Также будем надеяться, что предыдущие поправки, которые заработали в рамках национального проекта, тоже будут приняты. Они готовы, уже есть консенсус. Здесь важно, чтобы это движение не прекратилось. Движение находится в завершающей стадии уже 1,5 года, то есть довольно долго, несмотря на принятые критические решения. 

Какие есть рекомендации? На эту тему мы проводили вебинар специально с таможенными органами, где нам были даны рекомендации, которые я сейчас перечислю. Во многом это обычные рекомендации компаниям, которые ведут коммерческую деятельность и заботятся о своих интересах. Специфика, которую обуславливают требования валютного контроля, состоит в том, что вы должны не просто выполнять эти действия, но и формально фиксировать, чтобы потом можно было подтвердить. Если вдруг вы не получили выручку, и вас начинают привлекать к ответственности, то вы должны показать, что сделали все возможное для предотвращения данной ситуации. Это единственная возможность на законных основаниях избежать этой системы. Первое, что нужно сделать – проверить партнера (кто это такой, действительна ли его компания). Здесь желательно тоже оставлять какие-то следы. А именно, направлять письма в Торгово-промышленную палату, в торговое представительство РФ. Надо фиксировать факт, что вы заботились об этой ситуации и вели проработку, а не просто посмотрели в Интернете. На стадии заключения сделки неполучения валютной выручки является большим риском для вас, который надо минимизировать. Рекомендуется включать в договор санкции для партнера, если по его вине вы окажетесь в такой ситуации, так как вы заплатите штраф, понесете административные издержки, связанные с участием в административном/уголовном процессе. Эти вещи должны быть компенсированы контрагентом, и он должен это понимать. В разных странах разный уровень жесткости валютного регулирования. Контрагенты могут просто не понимать, что в России регулирование выстроено другим образом. Небрежность может быть обусловлена именно этим непониманием. Это непонимание необходимо исключить на стадии заключения сделки и зафиксировать юридическими инструментами. 

Рекомендуется разносить срок отправления и получения денежных средств. Иногда деньги идут по банковской системе. В таком случае важно фиксировать, что срок исполнения обязательств, который указан в контракте, – это не срок отправления денег, а срок получения денег. Эти сроки нужно выставлять с запасом, а в идеале их необходимо разнести. Условно говоря, срок получения денег должен отставать недели на две от срока отправления денег, чтобы все возникшие недоразумения можно было осознать, выявить и устранить. На данный момент месяц – тот самый формальный срок, за которым следует ответственность. 

Важно правильно выбирать арбитраж. Многие компании при заключении контракта скачивают из Интернета шаблон, где стоит Стокгольмский арбитраж, не зная что это такое. Потом, когда правоохранительные органы спрашивают о том, что было сделано для того, чтобы получить выручку, какие меры были приняты, ходили ли в Стокгольмский арбитраж, контрагент говорит, что не знает что это такое. Для правоохранительных органов это означает, что компания не собиралась всерьез требовать свои средства обратно. Это рассматривается как притворная сделка, и государство в такой ситуации не будет относиться снисходительно к этой компании. Нормальная компания, конечно, будет защищать свои права, правильно выбирая арбитраж, что является для таможенного органа, для суда индикатором вашей добросовестности. 

Когда сделка уже реализуется, то важно заблаговременно напоминать контрагентам электронными письмами о том, что наступает срок. Потом правоохранителям можно будет показывать эти письма, тем самым доказывая, что вы заранее принимали меры и беспокоились. Если вы видите, что что-то изменилось, и контрагент не сможет вовремя перевести деньги, то можете изменить контракт, изменить срок исполнения контракта. Однако это можно сделать только заблаговременно. Если срок истек, и деньги вы не получили, то бесполезно говорить контрагенту об изменении в контракте. Вас все равно накажут, так как срок уже истек и есть формальное нарушение. Другое дело, если срок не истек, и вы договорились с контрагентом о других сроках, то тогда все в порядке. Государство такой расклад устраивает, но это важно делать заблаговременно. Если все-таки срок оплаты нарушен, то важно вести активную претензионную работу. Многие компании избегали ответственности только потому, что суд, правоохранительные органы видели, что компания не удовлетворена тем, что деньги где-то потерялись. Так часто бывает с компаниями, которые занимаются выводом денег. Они деньги как бы потеряли, хотя изначально не собирались их получать обратно. И сидят спокойно. Это признак недобросовестной компании. Если компания ведет активную претензионную работу, то это говорит о том, что она хочет получить свои деньги обратно. Нормальная, добросовестная компания, которая просто попала в непростую ситуацию. Это, может, выглядит как ритуал, но реальность пока такова. Если вы хотите избежать ответственности за нарушение, которое может быть вызвано действиями недобросовестного контрагента, на которого, к сожалению, вы мало можете влиять, то нужно все эти вещи тщательно и скрупулезно фиксировать, таким образом минимизировать свои риски». 

Опубликовано: Мария Голобокова

Важные новости

  • Просмотры 277
  • Комментарии 0
  • Новость полезна? 0 m n 0
Комментарии
Добавить комментарий
Добавить
Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.
Нет комментариев
Мы будем рады любым предложениям и замечаниям по работе и содержанию сайта www.alta.ru.
Помогите нам стать лучше!
Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.