25 лет успешной работы!
Горячая линия:
Москва
Центральный офис:
Контакты Дилеры
Альта-Софт
 
Новости ЕАЭС

Министр по торговле ЕЭК: переговоры с Ираном должны завершиться с соблюдением принципа win-win

Министр по торговле ЕЭК: переговоры с Ираном должны завершиться с соблюдением принципа win-win
Фото: ЕЭК
Вероника Никишина рассказала, как и с кем у ЕАЭС продвигается реализация соглашений о зоне свободной торговли и с кем еще только предстоит достичь договоренностей.
13 июня 2017 г.

Министр по торговле Евразийской экономической комиссии Вероника Никишина дала интервью руководителю редакции внешней политики «Интерфакса» Ольге Головановой, в котором рассказала, как и с кем у ЕАЭС продвигается реализация соглашений о зоне свободной торговли и с кем еще только предстоит достичь договоренностей.

–​ Вероника Олеговна, не могли бы вы прояснить ситуацию, связанную с переговорами по ЗСТ с Ираном? Планировалось создать временную ЗСТ к концу года, даже называлась дата 11 октября. На сегодня сроки прежние или сдвинулись?

В. О. Никишина: Объясню, откуда возникла дата 11 октября. Она действительно звучит. В это время должно состояться очередное заседание Высшего Евразийского экономического совета с участием наших пяти президентов. У нас, согласно внутренним процедурам, решение о начале и завершении переговоров принимается главами государств. Поэтому если мы успеем до этого времени договориться с иранскими коллегами по основным моментам соглашения, то у нас есть все шансы доложить президентам об успехах и получить от них полномочия на подписание соглашения. Поэтому мы для себя эти сроки поставили как переговорщики и согласовали с иранскими коллегами, чтобы этот процесс не растягивать на долгие годы, а двигаться максимально быстро.

​У нас «на полях» форума прошли три встречи с министром коммуникаций и информационных технологий Ирана Махмудом Ваези - это куратор переговорного процесса со стороны Ирана. За два дня три встречи - наверное, это такой хороший сигнал, подтверждающий, что не только мы, но и иранская сторона очень решительно настроена финализировать наши договоренности.

​На сегодня степень готовности соглашения порядка 85%. У нас с иранскими коллегами здесь одинаковые оценки. И мы договорились очень интенсивно поработать в течение лета, чтобы действительно выйти на его подписание в этом году.

– Почему в отношении Ирана речь идет именно о временной зоне, а не о зоне свободной торговли как в отношении других стран?

В. О. Никишина: Мы с каждым нашим партнером, с которым ведем переговоры, обсуждаем свою индивидуальную модель соглашения, которая выгодна всем в данный исторический и экономический период времени. С Сингапуром у нас одна модель, с Египтом - другая.

С иранскими коллегами, я еще раз скажу, все переговоры идут на взаимовыгодной основе. Мы решили, что в настоящий момент можем пока заключить временное соглашение на три года по узкой номенклатуре товаров.

С Ираном мы ведем переговоры по узкой линейке так называемых «товаров раннего урожая», где у нас есть конкретный экспортный интерес при выходе на иранский рынок, у иранских коллег - при выходе на рынок ЕАЭС. В течение трех лет это соглашение будет действовать, а мы в течение определенного переходного периода начнем работу по его расширению, углублению и доведению, как это требуется в соответствии с нормами ВТО, до полноценного соглашения о зоне свободной торговли. ​

Мы решили, что таким этапным движением в сторону либерализации мы достигнем большего эффекта для наших экспортеров.

​Что касается выторговывания друг у друга каких-то льготных условий - это абсолютно нормальная практика. Мы при этом имеем с иранскими коллегами очень четко отфиксированное и абсолютно устраивающее нас понимание, что переговоры должны закончиться с соблюдением принципа win-win, то есть каждая из сторон должна выиграть по сравнению с текущим уровнем. И мы выходим на достаточно сбалансированное паритетное соглашение по взаимным уступкам.

– Вероника Олеговна, вопрос по поводу Израиля, с которым тоже уже много лет ведутся переговоры о запуске этой зоны, но они пока ни к чему не приводят и даже дат примерных нет. В чем причина?

В. О. Никишина: С Израилем мы ведем переговоры по полноценному соглашению, и поэтому они требуют большего количества времени. И пока мы вместе с нашими пятью странами вырабатываем единую переговорную позицию для проведения этих переговоров.

– В рамках собственного этого форума планировалось подписать соглашение о начале переговоров с Индией. Что все страны-члены ЕАЭС ожидают получить от этого соглашения? И на каких условиях?

В. О. Никишина: З июня мы с государственным министром промышленности и торговли Республики Индия госпожой Нирмалой Ситхараман подписали совместное заявление о начале переговоров по заключению соглашения о создании ЗСТ. Это такой символический документ, дающий старт официальным переговорам.

​Решение об их начале также было принято нашими пятью президентами на основе комплексного изучения аналитики и рекомендаций, которые были подготовлены совместной исследовательской группой, созданной странами ЕАЭС и Индией.

Доклад группы учитывал в комплексе выгоды и риски, которые могут возникнуть в связи с заключением соглашения о либерализации торгового режима.

​Исследование показало, что выгоды от соглашения будут не только для Индии, но и для каждой из наших пяти стран. Так, суммарный прирост ВВП в странах ЕАЭС прогнозируется в краткосрочной перспективе до $1,5 млрд и в долгосрочной перспективе - до $3 млрд.

​Что касается наращивания поставок продукции государств Союза, то наиболее значительный потенциал роста экспорта в результате создания зоны свободной торговли имеется у Беларуси – объем поставок в Индию может увеличиться на 20% по сравнению с текущим объемом, у России - на 18%, у Казахстана - на 12%. В целом совокупный потенциал увеличения экспорта ЕАЭС и Индии – до 20%.

– Недавно состоялся визит главы МИД РФ Сергея Лаврова и в Египте, и там было сказано, что сейчас также ведутся переговоры о зоне свободной торговли с Египтом. Какие условия рассматриваются для этой страны и когда могут запуститься собственно переговоры?

В. О. Никишина: Наши экспертные оценки свидетельствуют о том, что при масштабной либерализации взаимной торговли должно произойти качественное развитие торговых связей.
​У нас есть серьезный потенциал по наращиванию экспорта в Египет пищевой продукции, растительных масел, овощей, отдельных видов машин и оборудования.

​Что касается увеличения импорта из Египта, то мы прогнозируем рост поставок овощей, фруктов, орехов, отдельных видов продукции химического сектора, одежды и текстильных изделий.

​По нашим прогнозам после перехода на режим свободной торговли текущий товарооборот, который по итогам 2016-го года составляет всего $4,2 млрд, как минимум, вернется к показателям 2014-го года, то есть увеличится до $5,7 млрд. Но мы рассчитываем на его дальнейшее повышение в долгосрочной перспективе.

​Что касается начала переговоров, то мы с нашими египетскими коллегами планируем в сентябре-октябре провести экспертные консультации по обсуждению структуры соглашения, алгоритму работы, охвату соглашения и готовимся к полноценному раунду переговоров.

А с Сингапуром когда можно будет приступить?

В. О. Никишина: С Сингапуром у нас запущена уже достаточно динамичная работа. Специфика сингапурского соглашения о создании ЗСТ заключается в том, что оно является комплексным, мы будем вести переговоры не только по торговле товарами, но и по услугам, инвестициям.

​Здесь для нас такая новая, нетипичная ситуация, которая заключается в том, что переговоры по товарам - это компетенция комиссии, и эту часть переговоров ведем мы. Компетенция переговоров по услугам и инвестициям - страны ведут совместно. А мы синхронизируем эти треки.

​»На полях» ПМЭФ мы встречались с государственным министром, министром промышленности и торговли Республики Сингапур Ко По Куном. Договорились об очень динамичном графике работы на ближайшие месяцы. В частности, в июне мы хотим начать обсуждение уже конкретных статей и структуры соглашения и до октября, до встречи президентов, постараться провести один-два раунда переговоров, чтобы доложить главам стран ЕАЭС уже о каком-то прогрессе. То есть мы, конечно же, не планируем успеть завершить переговоры до конца года, но выйти на доклад президентам о динамике в них - это намерение есть.

– Вероника Олеговна, а что касается Китая: на какой стадии находятся торговые переговоры с этой страной?

В. О. Никишина: С Китаем у нас прошло три раунда официальных переговоров. Соглашение с ним носит непреференциальный характер, то есть мы не обсуждаем снижение пошлин, но мы рассматриваем широкий набор регуляторик в таких дисциплинах, как электронная торговля, конкуренция, госзакупки, транспарентность в торговле, санитарные меры, техническое регулирование.

​Мы создаем правовую базу сотрудничества с Китаем. Пока страны Союза торгуют на основе двусторонних соглашений и правил ВТО.

​Мы исходим из целесообразности также до октября постараться финализировать все основные договоренности с китайскими коллегами. Если они будут готовы двигаться в таком графике, то у нас будут шансы на встрече президентов государств ЕАЭС, на Высшем Евразийском экономическом совете, доложить о прогрессе в этих переговорах.

​Я планирую в середине июня провести встречу с Министром коммерции КНР Джун Шанем в Китае. Мы сможем понять на какой темп работы настроены китайские коллеги.

​​–​ Как вы оцениваете первые итоги зоны свободной торговли с Вьетнамом? И, раз я задаю так много вопросов про страны: каковы дальнейшие планы по расширению этого направления? То есть через год мы с вами можем встретиться и о и ком еще вы сможете нам поведать, кого планируется еще так сказать разработать?

​В. О. Никишина: Нам нужно качественно продвинуться в тех переговорах, которые мы уже начали.

​Конечно же, мы не исключаем возможности, при наличии убедительных оснований, начать какие-то новые переговорные треки. Но для нас начало переговоров – не самоцель, важно заключить такие соглашения, которые будут выгодны. И потенциальная выгода таких соглашений изучается с помощью совместных исследовательских групп на основе эконометрического моделирования, анализа действующего законодательства, оценки других факторов. После чего мы докладываем президентам стран ЕАЭС о выводах группы, и они принимают принципиальное решение о начале переговоров.

Что касается Вьетнама, то соглашение вступило в силу в октябре 2016 года. Первые предварительные результаты говорят о том, что по итогам первого квартала текущего года наш товарооборот с этой страной увеличился на 29 с лишним процентов. Причем за счет роста экспортных поставок из Союза на 34%. Импорт из Вьетнама вырос на 29%.

Могу сказать, что по прошлому году товарооборот с Вьетнамом увеличился не более чем на два процента.

Здесь хочется отметить два момента. Во-первых, то, что товарооборот увеличился очень сбалансированно. Экспорт вырос даже чуть больше, чем импорт. Это говорит о том, что те опасения, которые высказывались в ходе переговоров, что мы не сможем воспользоваться преимуществами ЗСТ, а наоборот, вскрываем свой рынок для вьетнамских товаров, не оправдываются. Мы абсолютно сбалансированно извлекаем выгоды из нового режима.

С другой стороны, мы, конечно же, не хотим приписывать этот рост товарооборота исключительно либерализации торговли. Здесь сыграли свою роль и другие факторы, к примеру, оздоровление экономической ситуации, поэтому мы эти цифры сейчас озвучиваем как предварительные. Дать ответственное заключение о выгодах соглашения можно будет примерно к концу года, когда мы проанализируем, какой объем товаров поставлялся в рамках преференциального режима, какой – в рамках стандартного. Но в целом мы можем смело сказать, что соглашение заработало и заработало с выгодой для экспортеров Союза.

Новости по теме
Комментарии
Мы будем рады любым предложениям и замечаниям по работе и содержанию сайта www.alta.ru.
Помогите нам стать лучше!
Страница: Новости ЕАЭС