Техническая поддержка 24х7:
Москва
Центральный офис:
Контакты Дилеры
Альта-Софт
Мнение эксперта

Определение и контроль таможенной стоимости товаров в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.11.2019 № 49

Алексей Александрович Артемьев, заместитель начальника отдела таможенного администрирования Департамента таможенной политики и регулирования алкогольного рынка Минфина России, доцент Департамента налогов и налогового администрирования Финансового университета при Правительстве РФ, к.э.н.  
г.

Нормы актов, формирующих действующую систему регулирования определения и контроля таможенной стоимости товаров сложно рассматривать вне положений Постановления Пленума Верховного Суда РФ, которое касается вопросов, возникающих в судебной практике в связи со вступлением в силу Таможенного кодекса ЕАЭС (далее, соответственно – Постановление № 49, Кодекс). Несмотря на то, что ряд подходов, сформулированных Верховным судом РФ в Постановлении № 49 в отношении таможенной стоимости товаров, представляются спорными, принятие Постановления № 49 можно считать одним из наиболее заметных событий в сфере таможенного регулирования в 2019 году.

В части таможенной стоимости товаров особого внимания, на наш взгляд, заслуживают следующие положения Постановления № 49.

1. О возможности использования/учета в судебной практике актов Всемирной торговой организации (далее - ВТО) и Всемирной таможенной организации (далее – ВТамО) (пункт 7 Постановления № 49).

В отношении актов ВТО Верховный суд в значительной степени смягчил свою позицию по сравнению с той, которая содержалась в предыдущем Постановлении от 12 мая 2016 г. № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» (далее – Постановление № 18). 

Так в абзаце втором пункта 4 Постановления № 18 отмечалось, что при разрешении споров, связанных с таможенной оценкой товаров, судам следует руководствоваться положениями статьи VII Генерального соглашения по тарифам и торговле 1994 года (ГАТТ 1994) и Соглашением по применению статьи VII ГАТТ 1994 (далее – Соглашение ВТО).

В Постановлении № 49 (абзац второй пункта 7) судьи исходят из того, что действующая в ЕАЭС система нормативного регулирования определения таможенной стоимости товаров (глава 5 Кодекса и акты ЕЭК, принятые в соответствии с пунктом 17 статьи 38 Кодекса) применяется с учетом принципов и правил, установленных статьей VII ГАТТ 1994 и Соглашением ВТО.

Считаем, что конструкция «с учетом» может применяться судами следующими образом. 

При возникновении спора о том, должны ли включаться в таможенную стоимость ввозимых товаров, определяемую по методу 1, такие платежи как различные «компенсации» покупателя продавцу, финансовое участие покупателя товаров в «благотворительных акциях» продавца, фактически направленных на продвижение на рынке определенного бренда, и иные платежи/расходы, без которых приобретение товаров было бы невозможно, суды, принимая решение на основе норм пункта 3 статьи 39 Кодекса (определение цены, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, далее – ЦФУ), могут также учесть, что согласно пункту 7 Приложения III Соглашения ВТО в ЦФУ включаются все платежи, осуществленные или подлежащие осуществлению в качестве условия продажи товаров покупателем продавцу либо покупателем третьему лицу в целях выполнения обязательств продавца перед третьим лицом.

Вместе с тем, на наш взгляд, более обоснованным подходом было бы отсутствие в Постановлении № 49 ссылок на акты ВТО, поскольку действующие в Российской Федерации как в государстве – члене Союза акты права ЕАЭС, не допускают использование положений актов ВТО в качестве норм непосредственного действия в таможенных правоотношениях.

Такие акты, равно как и обязательства России, принятые при вступлении в ВТО, затрагивают исключительно вопросы межгосударственных отношений Российской Федерации со странами-членами ВТО.

Применительно к актам ВТамО по таможенной стоимости, система которых формирует Компендиум по таможенной стоимости, в пункте 7 Постановления № 49 фактически воспроизведены положения абзаца третьего пункта 4 Постановления № 18. 

Так Верховный суд РФ исходит из того, что при отсутствии в актах таможенного регулирования ЕАЭС положений по отдельным вопросам оценки товаров в таможенных целях, их недостаточной полноте или определенности суды могут учитывать консультативные заключения, информацию и рекомендации ВТамО, принимаемые в соответствии с пунктом 2 статьи 18 Соглашения ВТО.

Подобный подход представляется спорным с учетом того, что положения документов Технического комитета по таможенной оценке ВТамО (далее – Технический комитет) отражаются в актах (решениях и рекомендациях) ЕЭК по таможенной стоимости товаров. 

В случае отсутствия такого отражения основания для использования таких документов в правоприменительной практике отсутствуют, поскольку документы Технического комитета не входят в систему актов права ЕАЭС и не имеют источников опубликования.

Вместе с тем подход Верховного суда в отношении документов Технического комитета создает предпосылки для того, чтобы и таможенные органы ссылались в судах на их положения, в том числе на документы Технического комитета, направленные на противодействие трансфертному ценообразованию при проведении сделок между взаимосвязанными лицами, которые в праве ЕАЭС пока не отражены.

2. Использование в Постановлении № 49 категории «действительная стоимость товаров» (пункты 10, 12 и 13). 

К сожалению, при подготовке Постановления № 49 не были приняты во внимание предложения федеральных органов исполнительной власти в части необоснованности использования в такой категории как «действительная стоимость товаров». В результате положения Постановления № 49 основаны, в том числе на представлении о том, что при проведении контроля таможенной стоимости товаров, производится сопоставление с «действительной стоимостью».

Так в пункте 12 Постановления № 49 отмечается, что таможенные органы вправе убеждаться в достоверности декларирования таможенной стоимости ввозимых товаров в соответствии с их действительной стоимостью. В абзаце первом пункта 13 Постановления № 49 также говорится о том, что соответствие заявленной таможенной стоимости товаров их действительной стоимости может не найти своего подтверждения по результатам таможенного контроля. 

Основным проблемным моментом в данном случае представляется то, что применительно к термину «действительная стоимость» делается попытка придать смысл, отличающийся от «достоверной таможенной стоимости», то есть от величины таможенной стоимости, в отношении которой по результатам проведения контроля установлено, что (пункт 1 статьи 313 Кодекса): 

  • метод определения таможенной стоимости выбран и применен правильно; 
  • структура и величина таможенной стоимости товаров в рамках выбранного метода ее определения определены правильно; 
  • сведения о таможенной стоимости товаров документально подтверждены.

Так, в пункте 10 Постановления № 49 отмечается, что система оценки ввозимых товаров для таможенных целей, установленная Кодексом и основанная на статье VII ГАТТ 1994, исходит из их действительной стоимости - цены, по которой такие или аналогичные товары продаются или предлагаются для продажи при обычном ходе торговли в условиях полной конкуренции, определяемой с использованием соответствующих методов таможенной оценки. При этом за основу определения таможенной стоимости в максимально возможной степени должна приниматься стоимость сделки с ввозимыми товарами (определение таможенной стоимости товаров по методу 1).

Исходя из приведенных положений судьями сделан вывод о том, что примененная сторонами внешнеторговой сделки цена ввозимых товаров не может быть отклонена по мотиву одного лишь несогласия таможенного органа с ее более низким уровнем в сравнении с ценами на однородные (идентичные) ввозимые товары или ее отличия от уровня цен, установившегося во внутренней торговле.

Методологическая опасность подобного понимания состоит в том, что ни Кодекс, ни Соглашение ВТО, ни Решение Коллегии ЕЭК № 42 «Об особенностях проведения таможенного контроля таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Евразийского экономического союза» (далее – Решение № 42) не содержат термин «действительная стоимость товаров».

При проведении контроля таможенной стоимости товаров, таможенным органом осуществляется проверка правильности выбора и применения метода определения таможенной стоимости товаров, структуры и величины таможенной стоимости товаров, документального подтверждения сведений о таможенной стоимости товаров, а не сравнение заявленной таможенной стоимости товаров с «действительной стоимостью товаров».

Нормы права Союза, касающиеся контроля таможенной стоимости товаров (статья 313 и 325 Кодекса, Решение № 42) не содержат механизма, в рамках которого таможенный орган «отклоняет цену ввозимых товаров, примененную сторонами внешнеторговой сделки».

Важно также то, что в системе актов ВТО, относящиеся к таможенной стоимости товаров принципы, сформулированные в статье VII ГАТТ 1994, реализованы в Соглашении ВТО. 

Страны – члены ВТО отражают в национальном по отношению к ВТО законодательстве положения Соглашения ВТО (Статья 22 Соглашения ВТО). Такое отражение означает, что национальное законодательство страны – члена ВТО либо союза стран (например, ЕАЭС) основано, в том числе на общих принципах, установленных статьей VII ГАТТ 1994. 

При этом сами положения статьи VII ГАТТ 1994 в правовых актах государств – членов ВТО не отражаются, в том числе с учетом того, что в Соглашении ВТО такой термин как «действительная стоимость товаров» отсутствует.

Таким образом, при проведении контроля таможенной стоимости товаров, происходит выяснение того, является ли она достоверной. Термин «достоверная таможенная стоимость товаров» представляется экономически обоснованным и является законодательно оформленным (статья 325 Кодекса).

3. Ситуация, когда по результатам таможенного контроля таможенной стоимости принято решение о необходимости ее изменения, но при этом вследствие действий (бездействия) подконтрольного лица таможенный орган вынужден определить таможенную стоимость самостоятельно (пункт 15 Постановления № 49).

Ранее в Постановлении №18 (абзац третий пункта 14) в отношении такой ситуации имел место подход, предусматривающий необходимость доказательства таможенным органам отсутствия у него тех или иных сведений. Однако доказать обычно можно то, что у лица что-то есть. При этом доказать отсутствие чего-то, как правило, почти невозможно.

В связи с этим можно отметить следующее. Согласно пункту 14 статьи 38 Кодекса таможенная стоимость товаров определяется декларантом, и только в отдельных случаях – таможенным органом. 

В соответствии с правом ЕАЭС (Кодекс и решения ЕЭК) возможность определения таможенной стоимости товаров, как декларантом, так и таможенным органом по любому методу основана на подтверждении, в том числе с учетом наличия необходимых документов и сведений, возможности использования избранного метода, а не на подтверждении невозможности использования предыдущих методов в рамках установленной последовательности их применения. 

При этом документы и сведения, необходимые для применения методов определения таможенной стоимости 1 - 5, как правило, могут быть у декларанта, и лишь в отдельных случаях – у таможенного органа.   

С учетом изложенного, представляются обоснованными положения пункта 15 Постановления № 49:

Согласно изложенному в пункте 15 статьи 38 ТК ЕАЭС правилу последовательного применения методов определения таможенной стоимости при невозможности использования метода 1 каждый последующий метод применяется, если таможенная стоимость не может быть определена путем использования предыдущего метода.

При рассмотрении споров, связанных с правильностью выбора и применения метода определения таможенной стоимости, следует учитывать, что декларанту должны быть предоставлены установленные законодательством возможности представить дополнительные документы, сведения и пояснения, касающиеся заявленных сведений о таможенной стоимости товаров.

Если декларант не воспользовался таким правом, таможенный орган вправе определить таможенную стоимость тем методом, для применения которого у таможенного органа имеются необходимые документы и сведения.

Декларант, полагающий, что таможенная стоимость ввозимых товаров определена таможенным органом с нарушением установленной последовательности применения методов таможенной оценки, вправе представить доказательства, подтверждающие величину таможенной стоимости, определенную с применением надлежащего метода. 

В целом Постановление № 49 представляется существенным шагом вперед, позволяющим в судебной практике по спорам, связанным с таможенной стоимостью товаров, создать условия для более взвешенных и методологически правильных решений.

Статья А. А. Артемьева  на основании выступления на Международном внешнеэкономическом форуме «Вызовы и решения для бизнеса», 21 октября 2020 г

Важные новости

  • Просмотры 877
  • Комментарии 0
  • Новость полезна? 0 m n 0
Комментарии
Добавить комментарий
Добавить
Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.
Нет комментариев
Мы будем рады любым предложениям и замечаниям по работе и содержанию сайта www.alta.ru.
Помогите нам стать лучше!
Нажимая кнопку «Сохранить», я даю свое согласие на обработку моих персональных данных свободно, своей волей и в своем интересе. С Политикой обработки персональных данных ООО «Альта-Софт» ознакомлен и согласен.